Битва за моря

Битва за моря

Гегемония господствующих на морях американцев, похоже, заканчивается… После позорного бегства США из Афганистана о том, что их гегемония уже заканчивается, сегодня не говорит только ленивый. Но оказывается, что такой печальный для американцев исход ученые и эксперты-геополитики предсказывали уже давно и совсем по другой причине. Об этом говорится, в частности, в вышедшей в Италии книге политического аналитика Марко Гизетти «Талассократия. Основы англо-американской геополитики».

Битва за моря

«Таласса» – по-гречески означает море, а «талассократия» – тип государства, вся деятельность которого связана с морем. Ранее таким образованием были Минойская цивилизация в Италии, Карфаген, потом Венеция и Генуя, Португалия и др. В современном мире автор книги считает таким типом талассакратического государства США вместо господствовавшей когда-то на морях Великобритании. Нынешнюю же политическую ситуацию в мире Гизетти рассматривает как борьбу стран, господствующих на морях, с главными континентальными державами: Китаем, Германией и Россией, которые он называет «теллурократиями» – (от греч. теллурос «суша» и «кратос» власть, то есть «сухопутное могущество») типом цивилизаций, связанных с освоением материков. Этот дуализм, как считают, является главным законом современной геополитики – борьба талассакратии с теллурократией.

Представляя эту книгу, итальянская газета «Джорнале» пишет: «Хотя то, что происходит сегодня в Афганистане, заставило говорить о предполагаемом упадке США, однако Соединенные Штаты по-прежнему остаются, по крайней мере на данный момент, единственной мировой сверхдержавой в ее классическом смысле, играя ту роль, которую США унаследовали после двух мировых войн от Британской империи. Обе империи англосаксонской культуры разделяют одну и ту же геополитическую судьбу – ту, которая объединяет талассократические силы, основанные на владычестве над морями. Без осознания этой реальности, ее теоретических основ и последствий невозможно понять логику, лежащую в основе стратегического выбора Вашингтона и Лондона за последние два столетия».

«Нет сомнений, – поясняет автор, – что существует сильная преемственность между Британской империей и империей США, поскольку последняя является законным наследником первой. Эта преемственность обеспечивается не только формой и содержанием, но и красной нитью, которая связывает два имперских опыта: на самом деле, империя США была сформирована, унаследовав империю Великобритании».

Морские державы проигрывают «сухопутным»

При этом Гизетти и США рассматривает, как «остров», противостоящий континенту Евразии, в то время, как Англия – остров, противостоящий континенту Европы. В конечном итоге, уверен автор книги, объединение и экономико-политическая организация континентов повлекут за собой окончательный упадок гегемонии Англии и США, «поскольку государство-континент будет обладать гораздо большей силой, чем государство-остров. По этой причине стратегическая задача, объединяющая сейчас Англию и Соединенные Штаты, состоит в том, чтобы не допустить объединения этих континентов – Европы и Евразии».

В книге Гизетти в этой связи подробно анализируется мышление трех известных экспертов геополитики: адмирала Альфреда Тайера Мэхэна (1840-1914), географа Хэлфорда Джона Маккиндера (1861-1947) и ученого Николаса Джона Спайкмена (1893-1943). Эти трое, как считает автор, были ведущими теоретиками на службе англо-американской гегемонии, все еще влияя на нее и сегодня. Они считали, что государство-остров должно не допустить объединения континентальных государств.

«Острова» против континентов

Другими словами, США и Англия должны стремиться всеми путями препятствовать как объединению Европы, так и стран Евразийского континента. В этом контексте, кстати, понятен и выход Великобритании из ЕС, и настойчивое стремление США и Англии препятствовать развитию и сближению России и Китая… Кстати, Бжезинский уже в наши дни тоже был уверен, что Соединенные Штаты – это «остров», окруженный огромным евразийским континентом, и поэтому постоянный интерес Соединенных Штатов состоит в том, чтобы удерживать этот континент от объединения. По словам Бжезинского, практический способ достичь этой цели после распада Советского Союза и Европы, колонизированной Соединенными Штатами, состоит в разделении континентальных империй, в вводе американских войск в евразийскую экономическую зону и в предотвращении союза между Россией, Ираном и Китаем.

Зачем надо строить флот

Автор книги обращает внимание на тот факт, что нынешний президент КНР заявил, что китайцы должны отказаться от своего традиционного теллурического видения мира, чтобы «отдаться морю», и что в китайских военных академиях и университетах все более и более жадно читают работы Мэхэна. Огромные судостроительные проекты, а также упорное настаивание Китая на том, что азиатское Средиземное море (то есть Южно-Китайское море) представляет собой «внутреннее озеро» Китая, демонстрируют намерение Китая превратить эти воды во внутреннее море. Т.е. сделать то, что сделали американцы с Карибским морем и Мексикой в двадцатом веке, бросая, таким образом, вызов морской, талассократической гегемонии США, о чем и писал Мэхэн.

Кстати, и Россия стремится сейчас воссоздать свой разрушенный после распада СССР флот, чтобы усилить свое влияние на океанах. Не зря на открытии форума «Армия-2021» президент Владимир Путин дал старт строительству новых боевых кораблей и поручил модернизировать Военно-Морской Флот России. По словам российского лидера, к 2027 году доля современных кораблей ВМФ должна достигнуть 70%.

Чего боятся США

В книге итальянского автора делается вывод, что опасность для гегемонии США заключается сейчас именно «в попытке некоторых международных игроков (в основном Китая, России и Ирана) организовать евразийскую массу в свою пользу (теллурократия) и построить достаточно сильный флот (талассократия) с целью вытеснения англо-американской мощи из некоторых регионов, имеющих большое стратегическое значение. «Это может привести к разрушению господства Соединенных Штатов над объединенным океаном и евразийскими пограничьями и, следовательно, к резкому уменьшению чрезмерной мощи США, что обернется тем, что уже в этом десятилетии мы увидим потерю этой их чрезмерной мощи», – делает вывод Марко Гизетти. В Вашингтоне это уже понимают и бьют тревогу. В прошлом году американские военные представили доклад «Преимущество на море: господство путем межведомственной интеграции военно-морских сил» – стратегию развития военного флота с учетом геополитической ситуации и современных вызовов. Авторы документа – главнокомандующий ВМС США адмирал Майкл Гилдэй, командующий Корпусом морской пехоты генерал Дэвид Бергер и глава береговой охраны адмирал Карл Шульц. Документ содержит стратегические рекомендации по достижению доминирования военно-морских служб в условиях острой конкуренции, в кризисных ситуациях и в случае конфликта в ближайшее десятилетие. Его авторы признают, что мировая ситуация серьезным образом изменилась, поскольку, как они заявляют, «несколько государств ставят под сомнение существующий баланс сил в ключевых регионах и пытаются подорвать существующий мировой порядок. Значительный технологический прогресс и агрессивная модернизация вооруженных сил соперниками России подтачивают её военные преимущества. Распространение высокоточного ракетного оружия большой дальности означает, что США более не могут рассчитывать на свободный доступ в мировой океан в случае конфликта». Другими словами, вояки США напуганы появлением у России гиперзвукового оружия, смертельно опасного для американского флота, а также стремительным ростом морского могущества Китая.

«Ревизионистские подходы, которые Китай и Россия применят в военно-морской сфере, угрожают интересам США, подрывают альянсы и партнерства», – панически заявляют американские стратеги. Впрочем, есть и другая причина, которая сегодня поставила на повестку дня необходимость усиления военно-морских сил, – бурные споры вокруг природных ресурсов на дне морей и океанов. С особенной остротой они разгорелись вокруг прав на разведку и разработку несметных запасов углеводородов в Арктике и Восточном Средиземноморье. По мнению американских военачальников, «попытки Китая и России распространить контроль на природные морские ресурсы и ограничить доступ к океанам имеют негативные последствия для всех государств».

Миллиарды на флот

Хотя на самом деле именно США и другие страны НАТО нагнетают сегодня истерию и провоцируют рост расходов на наращивание мощи военных флотов. Ведь если Пекин, например, «тратит на эти цели порядка $261 млрд, то это выглядит весьма скромно по сравнению с $686 млрд, которые США расходуют на эти цели в год», – признает даже американское издание «Ньюсуик».

Недавно уволенный шеф Пентагона Марк Эспер представил программу Battle Force 2045, которая предполагает увеличение численности кораблей в составе американского ВМФ до более чем 500 единиц. ВМС США ранее направили в Конгресс свой судостроительный план на период с 2022 по 2051 год со схожими количественными показателями. В период с 2022 по 2030 год США предлагают приобрести 130 кораблей, в том числе авианосец с ядерной силовой установкой. К 2045 году на вооружении предполагается иметь 546 кораблей, в том числе беспилотных (при том, что сейчас в строю 296 единиц военно-морской техники). Все это говорит о том, что США не собираются отказываться от своего господства на морях… «Талассократия», хотя и приговорена самими западными геополитиками к историческому поражению, все-таки сдаваться не собирается и бросает вызов «теллукратии».

// Владимир Малышев \\ 26.08.2021//// «Столетие»

Поделиться статьёй