А если «Северный поток-2» не достроят?

А если «Северный поток-2» не достроят?

США: бьют по России, но целятся в Европу… Завершение строительства 160-километрового участка трубопровода «Северный поток-2» снова откладывается. Дочка «Газпрома» — компания Nord Stream 2 AG сообщила, что укладка двух ниток в исключительной зоне Дании продлится до конца сентября 2021 г. Ранее крайним сроком запуска проекта назывался апрель.

Вместе с тем зампред правления «Газпрома» Фамил Садыгов заявил, что главное не в сроках реализации: «Для нас важен запуск самого проекта, и мы это действительно свершим». Именно на такой исход этого грандиозного мероприятия надеется, без преувеличения, и вся страна. Народ прекрасно понимает, что на кону стоит престиж России как великой державы. Впрочем, ставки намного выше.

Именно США, ЕС и Россия определяют сегодня и архитектуру, и динамику развития газового рынка Европы, при этом Вашингтон и Брюссель используют далеко не рыночные методы конкуренции. Только за период с 5 января 2020 г. по 10 января 2021 г. в отношении России насчитывается 93 санкционных эпизода. Наиболее частый инициатор таких событий — США (47 эпизодов), затем Европейский союз — 22 эпизода. Сюда же можно добавить действия отдельных стран-членов ЕС, среди них — Германия (шесть событий), Финляндия, Эстония, Латвия — по одному. 44 санкционных эпизода связаны с Украиной, минимум 10 эпизодов со строительством трубопровода «Северный поток-2», остальные с т.н. правами человека, кибербезопасностью и т.д. Но, по сути своей, все запреты направлены на то, чтобы если и не «похоронить» второй северный газопровод, то, как минимум, остановить его завершение. США якобы во избежание санкционного давления союзников по НАТО призывают европейские фирмы выйти из проекта. Напомним, что в Америке принят ряд законов, в том числе «О противодействии противникам Америки через санкции» (CAATSA) и «О защите европейской энергетической безопасности» (PEESA), не только разрешающих, но и обязывающих власти (президента, например) налагать запреты на «непокорных».

Вообще-то, СССР/РФ всегда приходилось жить под санкционным прессингом Запада. Рестрикции против наших газопроводов тоже имеют давнюю историю. США расценивали продвижение СССР на нефтегазовом рынке Европы как «военную угрозу». Так, в ноябре 1962 г. подготовленный США проект эмбарго на поставку труб большого диаметра для строительства газопровода «Дружба» в СССР был одобрен НАТО. Реализация газопровода отложена на год. И первая очередь «Дружбы» строилась из труб, производство которых было налажено в СССР. Позднее под давлением европейских производителей этот запрет был полностью снят. Поставки газа начались 1 октября 1973 г.

В 1981 г. администрация президента Р. Рейгана ввела санкции против СССР, стремясь воспрепятствовать строительству газопровода Уренгой-Помары-Ужгород, который был самым масштабным проектом в мире. Тогда американцы наложили столько запретов, что только их перечень займет десятки страниц. Западногерманское, французское, британское, итальянское правительства поддержали своих производителей, объявив американские санкции незаконными. После того как европейские компании поставили в августе 1982 г. нефтегазовое оборудование в СССР, США ввели против них специальные санкции. Тем не менее в результате переговоров с представителями европейских правительств президент США Рональд Рейган 13 ноября 1982 г. объявил об отмене эмбарго. Удивительно но, как видим, в те времена Евросоюз, точнее — его прообраз, был более независим, чем нынешний. В него входили три европейских сообщества — Европейское объединение угля и стали (Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург ), Европейское экономическое сообщество (Великобритания, Греция, Дания, Западная Германия, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Франция) и Европейское сообщество по атомной энергии, которые в 1967 г. объединились в Европейские сообщества (ЕС). Возможно, их формальная независимость друг от друга позволяла им и в отношениях с Большим братом в определенных ситуациях сопротивляться и отстаивать свою позицию. И еще один важный фактор бывшей европейской самостоятельности: в составе ЕС не было таких яростных русофобов, как Польша и Прибалтика. Они обладают правами наравне с теми государствами, которые дотациями обеспечивают им безбедное существование. В ответ неблагодарные «содержанки» активно проводят проамериканскую политику, противодействуя странам-донорам, прежде всего, Германии и Франции, в их стремлении к реальной суверенности. Правду говоря, плюют в кормящую их руку. Есть основания полагать, что в ближайшей перспективе благотворительность «старой» Европы закончится. Но вернёмся, как говорится, к нашим баранам. Тем более что примеры из недавнего прошлого приобрели необычайную актуальность для европейской современности. Европарламент (ЕП), обладающий ныне в определенных случаях полномочиями на законодательную инициативу, имел тогда совещательный голос и единственное право — рекомендовать. Авторитет его был настолько низким, что, например, немцы отзывались о нем так: («Hast du einen Opa, schick ihn nach Europa»). Что в переводе означает: «У тебя есть дедушка (нем. Opa), пошли его в Европу». В общем — пошли его… (Не правда ли, очень созвучно варианту движения Украины в Эуропу?) А сегодня Европарламент (ЕП) в связи с уголовным делом «берлинского пациента» принимает резолюцию с требованием остановить строительство трубопровода «Северный поток-2» и ввести антироссийские санкции. Это требование было направлено совету Евросоюза, и санкции уже приняты. Но на этом «творческая» мысль в ЕП не закончилась. Как сообщал журнал Der Spiegel («Зеркало», ФРГ), председатель фракции «Европейской народной партии» (крупнейшей в Европарламенте), Манфред Вебер предлагает обратить газопровод против России и использовать его в качестве рычага во внешней политике. «Газопровод помогает системе Путина оставаться экономически стабильной, а её политика в основном направлена против ЕС и его государств», — твердит он. Но поскольку правительство ФРГ не намерено останавливать строительство трубопровода, Брюсселю необходимо использовать его «в качестве рычага во внешней политике», то есть как средство для принуждения российских властей к «коррекции» курса.

Вебер фактически поддержал идею главы Мюнхенской конференции Вольфганга Ишингера, который сказал: «Если российское руководство не вернется к партнерскому сотрудничеству, то трубопровод не сможет работать в полной мере». И подчеркнул: «Тогда это будет ответственность Кремля». Тем не менее он должен был признать: «Нравится это кому-то или нет, но Германия и другие европейские страны еще долгие годы будут нуждаться в российском газе». Ранее министр охраны окружающей среды ФРГ Свенья Шульце в интервью газете Welt am Sonntag заявила, что если Германия остановит строительство газопровода «Северный поток-2», то может возникнуть угроза столкновения с требованиями о возмещении ущерба в международных арбитражных судах. Она также отметила: «Мы не можем сразу отказаться от угля, от атомных электростанций, от газа. Нам будет нужен газ и в этом, и в следующем десятилетии». В последнем менее всего заинтересованы США. Еще в сентябре 2018 г, когда министр энергетики США Рик Перри приезжал в Москву на переговоры с министром энергетики России Александром Новаком, издание «Коммерсант» попыталось выяснить у Перри, от чего зависит решение о санкциях против нового газопровода. (До американских санкций, отметим, оставалось немногим более года.) Объяснения причин введения разного рода антироссийских рестрикций показались несколько путаным и потому не понятным не до конца. Сегодня подоплека американской санкционной политики видна достаточно четко. Процитируем пару ответов министра, проливающих свет на действия США. Ответ первый: «США неоднократно подвергали жесткой критике действия России, в частности, ее вторжение на Украину. Мы считаем такое поведение неприемлемым». Ответ второй: «Беспокоит нас и вопрос транзита. Россия явно намерена наказать Украину». Ответ третий: «Послушайте: мы — граждане мира. Мы лидеры в энергетической сфере. США не могут сказать: “Делайте что хотите, нам все равно, главное, что мы продолжаем зарабатывать деньги”. Мы будем твердо отстаивать принципы цивилизованного поведения”». Если американцы начинают говорить о демократии, безопасности, деньгах и принципах некоего «цивилизованного поведения» — отнюдь не о нормах международного права, то, вероятно, скоро будет война. Как в случае с Югославией, которую они бомбами стерли с лица Земли. Они всегда действовали топорно, утверждая свои порядки силой оружия. В этот раз американцы пугают Европу новыми санкциями по закону об обеспечении энергетической безопасности Европы в рамках оборонного бюджета на 2021 финансовый год. На этом фоне «Газпром» публично допустил возможность того, что газопровод не будет сдан в эксплуатацию. Немецкая компания Uniper еще в конце прошлого года также допускала, что «Северный поток-2» никогда не будет достроен. Инвесторы, предупреждает Uniper, должны быть готовы к тому, что потеряют 700 млн долл., которые были вложены в проект. «Главным риском для завершения проекта являются действующие и потенциальные санкции США», — говорится в отчете компании за 2020 г. От такого развития событий сильнее всех пострадает Европа. На это и направлены все действия США, поскольку именно Европа — главная цель американцев в борьбе против «Северного потока-2». Этому газопроводу отведена роль прикрытия, ширмы, дымовой завесы для большой геополитической игры, которую развернули на евроатлантическом пространстве Соединенные Штаты. Потенциально европейский рынок газа для США действительно очень привлекателен. Но все портит дешевый трубопроводный газ из России. Решить эту проблему можно с помощью двухходовой схемы: «похоронить» «Северный поток-2» и остановить украинский транзит. Но даже при успехе такого рискованного для Европы дела у американских компаний — не США, подчеркиваю, так как никакого американского СПГ нет, есть СПГ, добытый в Америке, — у них нет даже физической возможности поставлять в Европу газ в достаточном количестве. Европейский рынок — это где-то под 600 млрд «кубов», доля «Газпрома» — 200 млрд. Чтобы вытеснить российскую компанию, им понадобится увеличить поставки минимум на 100 млрд. В СПГ это где-то 70 млн тонн. Немыслимые объемы. Например, Ямал-СПГ — это немногим больше 18 млн тонн в год. Строящийся рядом Арктик СПГ-2 — менее 20 млн тонн. Сложим, разделим, умножим — и уже такая простая арифметика оставляет полный «пшик» от всей газовой экспансии США в Европу. А ведь кроме больших денег нужен еще и большой флот.

Проект непрерывных поставок американского СПГ в Европу потребует десятков морских газовозов. Кстати, шестинедельный круговой рейс только одного танкера СПГ из Мексиканского залива в Северную Европу в конце февраля обходился в 2,4 млн долл. Сколько это будет стоить в дальнейшем, точно сказать трудно, но явно, что где-то в этих же пределах. Но главное — танкерный флот нужно еще построить, а свободных верфей под такие объемы в мире нет. Вопрос: а в чем тогда смысл всех американских поползновений? Впечатление такое, будто США втягивают в блеф геополитических масштабов не только Россию, но и Европу… Если отбросить все заявления США о намерениях очистить Европу от российского газа, заменив его американским, состоящим из «демократических молекул», то реалии говорят о том, что заокеанские компании все годы серьезно даже не пытались зайти на европейские рынки.

И отсчет следует вести от т.н. газовых войн с Россией, которые развязала Украина «оранжевого периода», начиная с 2005 г. Задача конфликтов заключалась в том, чтобы продемонстрировать Европе значимость украинских маршрутов, как западного, так и южного, контроль над которыми уже тогда перешел к Вашингтону. Именно за сохранение украинского маршрута и ведет, прежде всего, борьбу Америка, в противодействие с которой включилась не только Россия, но и европейские страны-потребители российского газа, хотя на словах декларируют обратное (вынуждены, но — слава Украине!). По сути, для США эта борьба стала смыслом всей санкционной политики. И не надо думать, будто Вашингтон столь самозабвенно защищает интересы «молодой украинской демократии», как наивно полагают в Киеве. Отнюдь нет. США, таким образом, утверждают свое право на газовый «вентиль», которым в мгновение ока можно перекрыть газовый поток в Европу, что практически означает в Германию. Яснее ясного: если вы контролируете энергопоставки в Германию и Европу, значит, вы контролируете Германию и Европу. Это давняя и беспроигрышная игра янки — оседлать ключевые транспортные/инфраструктурные узлы (в данной ситуации украинские газопроводы) и угрожать «отсель» своим геополитическим конкурентам.

Но запуск «Северного потока-1» только на разрешенную ЕС половину своей мощности уже во многом снизил риски транзита для России и упрочил стабильность европейских рынков.

Реализация проекта СП-2 позволит России исключить из европейского транзита такого несамостоятельного участника, как Украина. Именно поэтому «Северные потоки» — это, прежде всего, не российский, а немецкий проекты.

И не кажется ли странным, что в то время как против строительства «Северного потока-2» выступает все «прогрессивное человечество», включая различные международные экологические организации, в отношении того же «Турецкого потока» не было никаких протестов. Очевидно, причина не в «русском» газе, несмотря на то, что в европейском импорте углеводородов он имеет долю от 30% до 40%. (Хотя это тоже «происки» Путина!). Газ из России был, есть и будет в Европе, и от этого факта никуда не денешься… Главное, что вызывает гнев Большого заокеанского брата и его клевретов в Европе, — это маршруты поставок, которые, соединяя Москву, Берлин и Вену, реально делают российский газ основой их экономической мощи, соответственно, геополитическим инструментом в противодействии неоколониальным прожектам США. Скажем даже так: в случае с СП-2 возникают серьезные предпосылки для российско-немецкого сближения, чего больше всего опасается Вашингтон. Именно потому англосаксам всегда было так важно создавать между Россией и Центральной Европой некий буфер из русофобствующих стран-прокладок (сегодня это Польша и Украина; Литва, Латвия, Эстония; Вышеградская четверка плюс Украина), которые полностью контролируются Вашингтоном, Лондоном и частично даже весьма отдаленными от Европейского континента Оттавой и Канберрой. Таким образом, атака на СП-2 — это не только попытка нанести урон экономике России и Евросоюза, затормозить упрочение Германии в роли главной европейской державы и центрального европейского газового хаба, но и активное противодействие потенциальному германо-российскому континентальному союзу. Как отмечала газета Financial Times загвоздка в том, что «Северный поток-2» — это труба, соединяющая напрямую Россию и Германию.

Заметим, недавно государственный департамент США признал, что Вашингтон выступает против «Северного потока-2» только из-за геополитики. По словам представителя ведомства Неда Прайса, Штаты обеспокоены тем влиянием, которое он обеспечит России. Ранее пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки рассказала об отношении президента США к этому газопроводу. По ее словам, президент Байден считает проект «плохой сделкой», поскольку якобы он «разделяет Европу, подвергает Украину и Центральную Европу манипуляциям со стороны России». Между тем, даже закрыв проект СП-2, американцы не вытесняют «Газпром» с европейского рынка. У российской компании подписаны многолетние контракты (до 2030-2040 гг.) и она будет их выполнять в любом случае, в чем не менее заинтересованы и ее партнеры.

Закрытие СП-2 отнюдь не уменьшает доли «Газпрома» на европейском рынке, а предполагает всего лишь отказ от конкретного маршрута поставок. Не будет этого маршрута, придется пользоваться украинской «трубой». Ну, а здесь на «кране» твердо лежит рука Вашингтона.

Потому завершение строительства СП-2 и отказ США от жесткого сопротивления проекту означает их согласие с новым геополитическим раскладом в Европе. На что они не пойдут. Таким образом, ситуация вокруг «Северного потока-2» становится долгоиграющей, и на первый план выходят такие вопросы, которые раньше имели теоретическое значение. Главный из них: кто и сколько заплатит за срыв строительства газопровода?

Крах проекта поставит в затруднительное положение крупнейшие энергетические концерны не только Германии, но и ЕС, что приведет к потерям, которые составят условные 9-10 млрд долл. в год. Кроме того, как заявил в интервью газете Die Welt глава комитета бундестага по экономике и энергетике Клаус Эрнст (Левая партия), в случае заморозки проекта в немецкие суды поступят иски от компаний — участниц строительства на сотни миллиардов евро, возможно также прекращение 50-летнего энергетического сотрудничества Германии и России. Отказ Берлина от «Северного потока – 2» сильно испортит репутацию ФРГ: на проект уже потрачено 12 млрд евро, причем половина вложений приходится на иностранные инвестиции. Однако сумма компенсаций окажется в разы больше, поскольку к оплате будут предъявлены также суммы неполученной прибыли. Работы юристам будет невпроворот, так как в проекте участвуют свыше 120 компаний более чем из 12 стран, и примерно половина из них немецкие. Таким образом, отказ от проекта окажется намного дороже, чем его реализация.

Сделать крайней Россию не получится, так как проект был одобрен регуляторами стран ЕС, через воды которые труба проходит в Балтийском море, — Финляндией, Швецией, Данией и Германией.

Об этом напомнил, согласно той же Die Welt, председатель Восточного комитета германской экономики Оливер Хермес, предупредивший, что за срыв столь масштабного проекта придётся платить немецким налогоплательщикам. Вырастет также и безработица. Даже такой сторонник трансатлантической солидарности, как председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер, вопиет: «Если вы заблокируете этот проект, вы сами выстрелите себе в ногу. «Северный поток-2» затрагивает интересы Германии, Австрии, западных компаний».

Это глас вопиющего в пустыне. Один из множества подобных голосов, которые в Европе пока не слышат. По данным Министерства экономики и энергетики Германии, за шесть последних лет только ФРГ под предлогом санкций заморозила активов россиян и российских компаний в общей сложности на 1,8 млн евро. Потеря, в общем-то, невелика. Но при этом падение товарооборота между Германией и Россией на фоне санкций составило почти 20 млрд евро — с 67,7 до 48 млрд. И вот это уже крайне неприятный факт. Как отмечает депутат фракции «Альтернатива для Германии» в бундестаге ФРГ Антон Фризен, введение санкций принесло плачевный результат для Берлина и обернулось сокращением «тысяч рабочих мест». В то же время «полная и быстрая» отмена ограничений, напротив, могла бы стать своеобразной «программой восстановления экономики» страны.

Работайте, господа, работайте: в Кремле ясно дали понять, что новые санкции США не смогут достичь своих целей, а только ухудшат и без того напряженные отношения не только с Россией, но и странами Европы. Россия сделала свой выбор. Теперь слово за Европой. / Специально для «Столетия»

Поделиться статьёй