Бегство врачей. Обостряются проблемы с медициной в Польше, Латвии, на Украине

Бегство врачей. Обостряются проблемы с медициной в Польше, Латвии, на Украине

Недавно парламент Польши постановил значительно упростить процедуру трудоустройства в стране медиков, получивших образование и квалификацию за пределами Евросоюза. Правда, первый шаг в этом направлении сделали ещё в прошлом году, когда польские парламентарии внесли поправки в закон «о профессии врача».

Новый закон позволяет врачам-иностранцам начинать работу в Польше почти сразу, в то время как раньше процедуры оформления занимали многие месяцы. Варшава и не скрывает, чьими людскими ресурсами она хочет воспользоваться. «Мы подготовили решение, которое поможет привлечь в Польшу врачей из Беларуси и с Украины», – пояснил министр здравоохранения Адам Недельский… После того, как польский Сейм упростил требования к трудоустройству медицинских работников, отток врачей и медсестёр с Украины приобретёт массовый характер. Такое мнение на пресс-конференции в Киеве высказал глава Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко. «Украинские медики эмигрируют. Особенно сейчас, когда открылась “форточка возможностей” – в связи с решением польского Сейма об упрощении требований к трудоустройству врачей. Думаю, что в ближайшее время, месяца через два-три, пока врачи выучат польский, мы увидим серьёзный отток», – предупреждает Кравченко.

Тут надо напомнить, что в то время как украинские врачи рвутся в Польшу, сами польские медики массово уезжают в США и Западную Европу с их более высокими зарплатами. После вступления страны в ЕС из неё уехало более 8 тысяч врачей. В итоге, если в среднем в государствах Евросоюза на одну тысячу жителей приходится в среднем четверо врачей, в Польше этот показатель составляет лишь 2,3. Всего в Польше работает около 90 тысяч врачей. Таким образом, чтобы довести показатель до среднеевропейского, Польше нужно увеличить их количество на более чем 64 тысяч человек – до 154 тысяч. Особенно остро вопрос стоит именно сейчас, когда больничные койки забиты пациентами, подхватившими COVID-19. «Правительство рассчитывает, что упрощение условий работы для иностранцев исправит кадровую дыру в медицинской отрасли. На Украине же это может привести к оттоку врачей», – пишет польская Gazeta prawna.

У польских медработников известие о решении родного Сейма предсказуемо вызвало негативную реакцию – что абсолютно естественно. Конечно же, поляки, занятые в медицинской отрасли, крайне не рады гостям, сбивающим цены на рынке труда. Польские эскулапы уже вовсю распространяют слухи о том, что, дескать, вскоре понаедут украинские «неучи», услугами которых пользоваться опасно для жизни и здоровья. Был даже создан Польский медицинский клуб, который по своим функциям похож на профсоюз – специально, чтобы противостоять медицинской миграции с Украины. Однако у властей Польши велик соблазн принять украинских врачей, согласных работать за меньшую зарплату. «Не от хорошей жизни появилось решение Сейма об упрощении требований к трудоустройству врачей. Министр здравоохранения лично пару недель назад вручил первые пять разрешений на труд. Польские врачи, обращаясь к правительству, говорят, что они не выезжали бы работать за границу, если бы у них была достойная зарплата. Но ни одно правительство не хочет увеличивать расходы на здравоохранение», – констатировал Сергей Кравченко. При этом он добавил, что для граждан Украины наибольшую актуальность приобрел простой вопрос – а кто же, собственно, будет лечить их самих после того, как украинские врачи разъедутся по соседним странам?

С другой стороны, а как же украинцам не уезжать? В декабре 2020-го в Верховной раде состоялось голосование за госбюджет. Накануне этого врач-инфекционист, член оперштаба по борьбе с Covid-19 Ольга Голубовская обратилась к парламентариям: «Не голосуйте этот бюджет, в котором медицина опять финансируется по остаточному принципу! Да, так было всегда. Но сейчас явно не то время». По её словам, нынешний бюджет опять оставил украинских докторов с зарплатой, сопоставимой с выплатами по безработице и не позволил изменить тарифы на медуслуги, которые не соответствуют реальной ситуации. «На существование инфекционных стационаров в режиме “готовности” денег нет. Пройдёт эта пандемия, которая спасла нашу службу от уничтожения такой страшной ценой, и опять всё вернётся на круги своя – большая часть инфекционных стационаров не выживет. Естественно, вместе с инфекционистами. И это – в стране хронических эпидемий! А сейчас ещё и мировых пандемий. Вместо того, чтобы сделать выводы, опять те же любимые грабли, а ведь и уехать-то некуда, господа», – сетовала Голубовская. Впрочем, тут её можно поправить – теперь-то у украинских врачей появилось место, куда можно быстренько перебраться. Польша.

Ольга Голубовская указывает и на то, что в бюджете-2021 в два раза оказались снижены расходы на интернатуру. По её мнению, с практической точки зрения это означает, что украинская власть откровенно взяла курс на выдавливание из страны абсолютного большинства медицинских специалистов.

В результате уже сейчас 80% выпускников медвузов, по выражению Голубовской, «себя здесь не видят». Доктор с горечью вопрошает депутатов: «Кто вас лечить-то будет, бессмертные вы наши?» Также Голубовская резонно замечает, что человек, десять лет потративший на обучение врачебному мастерству, не желает выживать на зарплату, ниже которой сейчас на Украине только минимальная пенсия. «Неужели круглосуточная работа, от качества которой зависит ваша жизнь, требующая полной самоотдачи, сопровождающаяся эмоциональным выгоранием и ненормированным рабочим днём, должна так оплачиваться государством? Неужели врачебная специальность – самый ненужный вам атрибут существования страны? Пересмотрите бюджет, господа присяжные заседатели, пожалуйста. Будьте людьми. Иначе будет беда…», – призвала Ольга Голубовская. К ней, однако, не прислушались.

Уже после того, как бюджет приняли, министр здравоохранения Украины Максим Степанов заявил, что средств, которые заложены в главном финансовом документе страны, для медицины явно недостаточно. Степанов также предупредил, что без повышения зарплат в отрасли Украину ждёт отток медицинских работников. «Вчера был принят госбюджет на 2021 год. Наши предложения, которые давало министерство, исходя из своих расчетов, учтены не были. Да, мы видим увеличение в абсолютных цифрах финансирования медицины. Но увеличение – это не значит минимально достаточные средства для функционирования нашей системы здравоохранения», – констатировал министр.

Согласно свежим данным, на данный момент в одних лишь государственных клиниках Польши работает 1137 врачей-иностранцев, треть из них – с Украины (314 человек). Но это лишь в государственных учреждениях – а многие приезжие устраиваются в частные больницы, по которым статистики нет.

По данным же украинского Министерства здравоохранения, за последние несколько лет из страны выехало 50 тысяч врачей. Врач Ирина из Львова сказала изданию Strana.ua, что «реформы», проведённые в тот период, когда украинским Минздравом управляла в 2016-19 гг. уроженка США Ульяна Супрун (получившая по делам своим прозвище «Доктор Смерть»), фактически привели к развалу отрасли.

Итоги «эффективного менеджмента» Супрун – налицо. «Скоро на Украине останутся просто люди в белых халатах в прямом смысле слова – врачи без знаний и с купленными дипломами. А лучшие уедут за границу. С такой реформой Супрун, которая завалила всю медицину, и нищенскими зарплатами все толковые врачи сбегут, лечить украинцев будет некому. Моя коллега-терапевт с 15-летним стажем работы выучила польский, пять лет назад, сразу после Майдана, выехала в Варшаву, подтвердила диплом и получает около 8 тысяч злотых (примерно 50 тысяч гривен), что в три раза больше, чем она зарабатывала на Украине. Больница чистая, современная, не ровня нашим. Говорит, жалеет, что раньше не уехала. Её дочка учится на врача во Львове, так она её тоже к себе заберёт после окончания вуза. Всё у неё хорошо, но не обошлось без нюансов. При приёме на работу ей посоветовали не вступать с пациентами в дискуссии о политике (а некоторые на приёме очень любят поговорить за жизнь), на всякий случай попросили не рассуждать про Бандеру», – делится Ирина.

В свою очередь, терапевт из Киева Виталий Ивасенко, который уехал работать в Варшаву, рассказывает, что в Польше украинским врачам больше платят, чем, например, в Чехии – стране тоже весьма популярной с точки зрения «медицинской эмиграции». По его словам, начинающий молодой врач без опыта получает в Польше около 3,5-5 тысяч злотых (22-32 тысяч гривен), а врач-специалист – около 20 тысяч злотых (130 тысяч гривен). Семейные врачи со стажем работы зарабатывают свыше 10 тысяч злотых в месяц (около 70 тысяч гривен). Одни из самых больших зарплат – у хирургов и анестезиологов, они получают 23-35 тысяч злотых (150-225 тысяч гривен). «Со стажем и повышением квалификации доход только растёт. Бывший вице-министр здравоохранения Польши признавался, что получал 7 тысяч злотых и ушел с должности, поскольку с его опытом он, как врач-терапевт, заработает по крайней мере в три раза больше», – свидетельствует Ивасенко. Больше всего, по его словам, оплачиваются дежурства врачей-специалистов: 6,5 тыс. грн. за смену – это не предел.

В Польше работу врачу, по словам Ивасенко, легче найти в провинции, чем в крупных городах. «Летом 2015 года я съездил в Варшаву и тогда “загорелся”. Появилось желание переехать сюда жить. Начал учить язык, поступил в медицинскую школу в Варшаве (типа нашего ПТУ), чтобы иметь специальность и адаптироваться в среде. Это вскоре позволило мне преодолеть языковой барьер и заняться подтверждением диплома, что я успешно и сделал. Я лично общался с потенциальными работодателями, поездил по стране. Сразу за пределами крупных городов кадров явно не хватает, поэтому договориться о собеседовании не трудно. У меня выгодная специальность: терапевты нужны везде. Но не только. Узкому специалисту не нужно искать работу, клиники за них “дерутся”. Многих может отпугнуть сложность всех этапов в процессе получения права на врачебную практику в Польше. Действительно, здесь есть над чем поломать голову. Но результат того стоит. Врачи – это элита польского общества. Наравне с адвокатами, судьями, системными аналитиками», – рассказывает киевлянин.

Украинцы вздыхают о странах ЕС, мечтая, что когда-нибудь их государство тоже окажется в составе Евросоюза. Они не хотят слушать о том, что жизнь в государствах сообщества тоже несладкая – и тоже наблюдаются проблемы с медициной. Кстати, Польша, из которой бегут собственные медики, ещё не является самым красноречивым примером. Куда более бедственное положение сложилось в Латвии. Минувшей осенью «Латвийское телевидение» провело журналистское расследование под названием «Диагноз – рак», вскрывшее неутешительную картину того, что творится в онкологических лечебницах. Руководитель отделения химиотерапии Рижской Восточной университетской больницы Сигне Плате жалуется, что некоторые пациенты буквально умирают в очередях, месяцами ожидая необходимую им процедуру. Между тем 75% онкологических пациентов Латвии ставят на учет именно в данной больнице. На сегодняшний день там насчитывается 30 кроватей для тяжелобольных пациентов, нуждающихся в химиотерапии. Всего на них приходится три врача.

В конце 2019 года латвийский Госконтроль подготовил доклад на тему нехватки медиков, который зачитали в парламенте. Оппозиционный парламентарий Николай Кабанов, тоже ознакомившийся с докладом, привел выдержки из него: 13% молодых специалистов, окончивших медицинские вузы, сразу же идут работать в медучреждения родной страны, а 40% продолжают учебу в резидентуре. О 47% молодых специалистов «информация отсутствует» вовсе. Кабанов предполагает, что, скорее всего, их просто уже нет в Латвии – перебрались в страны Западной Европы с их более высокими зарплатами. Что же касается медсестёр, то их в Латвии готовится на 30% меньше, чем необходимо.

Решение могло бы заключаться в привлечении трудовых ресурсов из других стран. Однако, в 2018-19 гг в Латвии начали трудиться только 8 врачей-иностранцев – родом из России, Украины, Белоруссии, Азербайджана и Нидерландов. Дело в том, что выходцу из другой страны очень трудно заняться в Латвии медицинской практикой: предварительно нужно выдержать очень жёсткие условия сертифицирования, в том числе сдать экзамен на идеальное знание латышского языка. Латвийские медицинские профсоюзы яростно возражают против облегчения условий сертифицирования иностранных медиков. Они требуют, чтобы вместо привлечения иностранцев повышали зарплаты собственным уроженцам, приблизив выплаты к западноевропейским. Например, в Германии или во Франции медсестра в государственной клинике получает в месяц порядка 3–5 тыс. евро (в Латвии – 460–750 евро), а врач – минимум 10 тыс. евро (в Латвии – 1100–1700 евро). Ситуацию еще больше ухудшила пандемия коронавируса. В апреле 2020-го министр обороны Латвии Артис Пабрикс опубликовал в Twitter призыв материально поддержать тех, кто сейчас оказался на передовой борьбы с болезнью – работников медицинской отрасли. Однако многие жители страны справедливо возмутились: сначала власти сами не пожелали предоставить медикам достойного обеспечения, а теперь клянчат на это деньги у населения. А в июле большой резонанс вызвало заявление эндокринолога, профессора Угиса Грунтманиса. Он после двадцати лет работы в США вернулся на родину, не нашел здесь применения своим знаниям – и снова уехал в Штаты. Грунтманис рассказал, что студенты латвийских медицинских вузов по-прежнему не связывают свое будущее с родной страной. «Только что коллега провел опрос среди студентов 5-го курса. Один из вопросов был, сколько из них собираются уехать и почему. 100% ответили, что планируют уезжать из Латвии из-за маленьких зарплат, и не видят здесь возможности для личностного роста и развития», – поведал профессор. Что ж, богатые страны «высасывают» бедные, словно пылесосом. И членство в Евросоюзе тут ничего не меняет… // Алексей Терентьев // 26.02.2021

Поделиться статьёй