У ЕСПЧ НЕТ ТАКИХ ПОЛНОМОЧИЙ… ЗАКОН СУРОВ, НО ОН ЗАКОН

У ЕСПЧ НЕТ ТАКИХ ПОЛНОМОЧИЙ… ЗАКОН СУРОВ, НО ОН ЗАКОН

Во время судебного заседания Алексей Навальный заявил, что его оправдал Европейский суд по правам человека и потому любые действия российских судов и ФСИН незаконны.

На самом деле ЕСПЧ не мог сделать ничего подобного, у него просто нет таких полномочий. Об этом братьям Навальным (они вдвоем были осуждены по делу “Ив Роше”) напомнил сам Европейский суд. В том самом решении. “Европейский суд отмечает, что в его задачи не входит вынесение решения по вопросу индивидуальной уголовной ответственности заявителей – этим занимаются в первую очередь внутригосударственные суды”, – дословно говорится в постановлении ЕСПЧ. Иными словами: конкретные приговоры в Страсбурге не пересматривают. В чем же миссия судей ЕСПЧ? Они проверяют, не нарушены ли в ходе разбирательства какие-то правовые принципы, защищающие права человека. Допустим, если бы подсудимого лишили права на защиту, не пустили адвоката, не дали изучить доказательства обвинения и т.д., то Европейский суд обязательно бы поддержал человека.

Так что споры в Страсбурге в основном идут по поводу процедурных вопросов, большинство из которых скучны обычным гражданам. Однако если слишком упрощать, то получается ложь. Поэтому в данном случае надо разбирать все досконально, чтобы вникнуть в суть. «Постановление ЕСПЧ по делу “Навальные против России” по делу “Ив Роше” не содержит признания Алексея Навального невиновным, а также не обязывает власти России снять с него уголовное наказание, – подтверждает член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова. – Европейский суд неправомочен обязать государство-ответчика, например, принять конкретное судебное решение, изменить сложившуюся административную практику либо пересмотреть внутреннее (национальное) законодательство. Он только констатирует нарушение государством-ответчиком прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней (нарушение государством принятых на себя международных обязательств). Кроме того, согласно своему общему подходу Европейский суд не ставит под сомнение толкование и применение национального законодательства внутригосударственными судами, пока отсутствует явное нарушение или произвол в применении этого законодательства.

Европейский суд отмечает, что в его задачу не входит оценка индивидуальной уголовной ответственности заявителей, что относится прежде всего к компетенции внутригосударственных судов».

…«В данном случае, – продолжает Мария Спиридонова, – Европейский суд по итогам рассмотрения жалобы сделал вывод о наличии частичного нарушения государством-ответчиком прав, провозглашенных Конвенцией, и присудил к возмещению компенсации морального вреда, судебных расходов и издержек.

При этом ЕСПЧ не увидел политической подоплеки в деле, на что жаловались братья Навальные. В сухом европейском остатке получается следующее: политики в деле нет, есть некоторые процессуальные претензии, но решать, виновны или нет обвиняемые, должны российские суды.

Президиум Верховного суда России рассмотрел возражения ЕСПЧ и с учетом позиций Страсбурга принял решение.

«Навальный умело искажает информацию и использует свой статус “оппозиционного политика”, чтобы представить себя в выгодном свете среди сторонников и сочувствующих, – говорит эксперт по правоохранительной системе Дмитрий Липин. – В ходе шоу, устроенном в суде им и его адвокатами, неоднократно звучал тезис о том, что ЕСПЧ признал Навального невиновным, а дело сфабрикованным. На деле же сам Навальный и его сторонники умалчивают информацию как о содержании решения суда, так и о том, что ЕСПЧ не уполномочен отменять судебные акты национальных судов, вынося собственные решения о невиновности. А лишь может рассмотреть жалобу заявителей на предмет возможного нарушения прав человека при производстве по уголовному делу».

По его словам, в постановлении ЕСПЧ по делу братьев Навальных, безусловно, к российской судебной системе были предъявлены замечания, но все они касались исключительно процессуальных аспектов. Например, того, что российские суды, по мнению ЕСПЧ, не в полной мере дали оценку возражениям Навальных.

«Стоит отметить, что все замечания ЕСПЧ были устранены Верховным судом РФ, а возражений со стороны Европейского суда не поступило», – сказал Дмитрий Липин.

К тому же, сейчас, с процессуальной точки зрения, вопрос, правильный или неправильный приговор был вынесен братьям Навальным, не имеет никакого значения. Приговор вступил в законную силу. А разбирательство идет вокруг вопросов исполнения приговора: нарушал или нет Навальный требования к прохождению условного срока. Федеральная служба исполнения наказаний действовала в соответствии со своими полномочиями. Но окончательное решение принимает суд – в рамках четко прописанной процедуры. А у защиты есть право представить аргументированные возражения. Другой вопрос, что профессиональный и конструктивный разговор в зале суда подменялся работой на публику и громкими лозунгами. «Большой вопрос вызывает и деятельность защитников, целью которых должно являться выстраивание максимально эффективного диалога с правоохранительной системой в интересах своего подзащитного, – говорит Дмитрий Липин. – Но в этом случае либо адвокаты чрезмерно погрузились в политику, либо сам Навальный принципиально работает только с теми, кто разделяет его риторику и не имеет четкой профессиональной позиции. Очевидно, что адвокаты должны были выйти на связь с уголовно-исполнительной инспекцией с первых дней его госпитализации, отработать каналы взаимодействия и скрупулезно готовить необходимую документацию, попутно предоставляя ее во ФСИН в соответствии с его требованиями. Вместо этого на процессе адвокаты оперируют понятиями “если бы” и пытаются убедить участников процесса в том, что ФСИН должна была узнать о болезни их подзащитного из СМИ. Довольно странно для профессионального защитника – участника уголовных процессов не знать, что данная служба работает в соответствии с четкими и регламентированными процедурами и инструкциями, а не на основании новостных материалов, соцсетей и даже не “по звонку руководства”».

ЧТО ДАЛЬШЕ?..

Антон Бибаров-Государев, исполнительный директор – руководитель аппарата регионального отделения Ассоциации юристов России:

– Постановление суда об отмене условного срока и замены его на реальный вступает в силу через 10 дней с момента его вынесения. Вместе с тем согласно ст. 389.4 УПК РФ в течение этих же 10 дней это постановление можно обжаловать, подав апелляционную жалобу в вышестоящий суд. В данном случае – в Московский городской суд. В случае обжалования оно не вступит в силу до принятия решения апелляционной инстанцией. Рассмотрение самой жалобы в соответствии со статьей 389.10 УПК РФ должно начаться не позднее 30 суток с момента поступления жалобы в суд. Предельных сроков для рассмотрения подобных жалоб законом не предусмотрено. На практике такие жалобы суд рассматривает в одно заседание.

Поделиться статьёй