ДЕНЬ ЗА ДНЁМ: ВЕСТИ ИЗ ШВЕЦИИ

ДЕНЬ ЗА ДНЁМ: ВЕСТИ ИЗ ШВЕЦИИ

В этом году Чемпионат Швеции по ловле щуки пришёлся на скверную погоду – дождь и ветер на озере Меларен. По прошествии восьми часов победителем стала команда «Sportfiskeprylar», которой удалось поймать пять щук общей длиной 470 сантиметров.

«Это не самые длинные и тяжёлые щуки, которые приносят домой победу, и не самые взрослые», – объясняет Андреас Уллинен, менеджер по коммуникациям компании Sportfiskarna, которая организует соревнования. «У вас есть восемь часов, и вы должны поймать пять самых больших щук. Их измеряют на мерной доске и фотографируют, чтобы секретариат мог проверить длину. Это общая длина пяти самых длинных щук, которую нужно учитывать в списке результатов», – говорит Уллинен. После замера щук отпускают обратно в озеро. «Они хорошо приспособлены, чтобы справиться с таким испытанием. Большие рыбы очень важны для генетики. С одной стороны, у них хорошие гены, а с другой стороны, большая щука может дать больше потомства, чем маленькая. Щук очень интересно ловить. Это агрессивная рыба, когда она клюёт, то через ваше тело проходит электрический ток, – говорит Уллинен. Он описывает ловлю щуки, как «двигатель шведской спортивной рыбалки». Выигравшие в воскресенье Никлас Лахти, Эгрун Нильссон и Людвиг Столь в команде Sportfiskeprylar поймали пять щук общей длинной 470 сантиметров. Самой длинной из пяти была щука 105 сантиметров.    

+++

35-летний мужчина был признан виновным в вандализме после того, как облил ступени дома звезды шведского футбола ферментированной селёдкой, а на дверях написал оскорбительную надпись. 

28 ноября прошлого года дом Златана Ибрагимовича в Стокгольме был осквернён. На дверях начертано слово «Иуда», а на лестницу вылили сюрстрёмминг – зловонную гордость шведской кулинарии (консервированная квашеная сельдь; пахнет – жуть). Это случилось после того, как Златан Ибрагимович объявил, что стал акционером стокгольмского футбольного клуба «Хаммарбю». Хулиган признал вину и теперь осуждён за вандализм. На допросе он заявил, что Златан Ибрагимович – его кумир. Но он рассердился, когда стало известно, что Ибрагимович вложил деньги в стокгольмский футбольный клуб, а не в клуб города Мальмё, в котором родился спортсмен – то есть… Хулиган приговорен к условному наказанию – к выплате штрафа в 2100 крон, компенсации Ибрагимовичу в 3013 крон и 800 кронам в Фонд жертв преступлений.

+++

Уровень распространения коронавирусной инфекции в Стокгольме вернулся к майским уровням. Об этом заявляют исследователи после анализа городских сточных вод.

Анализ проб сточных вод на трёх очистных объектах шведской столицы начался в середине апреля после того, как исследования показали, что в сточных водах можно обнаружить остатки вируса. Исследователи из Водного центра Королевского технологического института (KTH) заявили, что такой метод измерения уровня вируса в сточных водах не зависит от масштабов тестирования населения на коронавирус. «Сейчас в нашем исследовании мы наблюдаем явное увеличение числа случаев COVID-19, и это не связано с тем, что больше людей проходят тестирование», – говорит Зейнеп Цетеpиоглу Гурол (Zeynep Cetecioglu Gurol), доцент KTH. В последние недели в Швеции наблюдается рост случаев заболевания, но в то же время стало проводиться больше тестирований, что затрудняет определение того, насколько широко распространён вирус сейчас по сравнению с предыдущими месяцами. Например, в последнюю неделю сентября в Швеции было проведено около 129 000 тестов на коронавирус по сравнению с 36 500 тестами в последнюю неделю мая. Анализ сточных вод может непредвзято показать важную информацию о распространении вируса без необходимости проведения дорогостоящих индивидуальных тестов. «Этот тип анализа воды определенно может сэкономить ресурсы общества, он даёт ценную информацию, которую можно сравнивать с другими параметрами», – сказал Зейнеп Цетеpиоглу Гурол. Однако государственный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл критически относится к такого рода исследованиям. «Да, мы действительно наблюдаем рост коронавируса… Я знаю, что в некоторых странах удалось обнаружить полиомиелит в сточных водах. В странах, которые не могут позволить себе масштабные тестирования, такой метод вполне может чем-то помочь. У нас есть контакты с KTH, но это все ещё находится на уровне разработок, и такие данные довольно сложно преобразовать в оценку распространения инфекции», – говорит он. По состоянию на пятницу в Швеции было подтверждено 94 283 случаев COVID-19 и 5 895 смертей, вызванных им.

+++

Шведские оппозиционные партии давят на правительство по поводу катастрофы парома «Эстония» и требуют раскрыть всю известную информацию. А в это время государство Эстония собирается самостоятельно всё выяснить, не обращая внимания на Швецию.

Недавно обнаруженная пробоина в затонувшем судне «Эстония» продолжает вызывать яростные споры. Несколько оппозиционных партий шведского парламента требуют от правительства ответов по ряду чувствительных аспектов катастрофы, произошедшей в 1994 году. Оппозиционные партии вызвали в парламент министра иностранных дел и министра внутренних дел с требованием раскрыть всю ранее скрытую информацию по катастрофе парома «Эстония». Депутатов в первую очередь интересуют следующие вопросы: что правительству известно о перевозке паромом военных грузов и как это могло повлиять на решение о заливке затонувшего парома бетоном, и отказе от эвакуации тел погибших; как собирается правительство взаимодействовать с заинтересованными странами по поводу выяснения истины. В это же время министр внутренних дел Эстонии Март Хельме заявил: во что бы то ни стало нужно поднять тела погибших. Он указывает, что «Эстония» ходила под эстонским флагом и, таким образом, рассматривается как территория Эстонии, что даёт Эстонии право поступать так, как ей заблагорассудится, без учёта мнения Швеции. Водолазы были внутри парома «Эстония» в 1994 году и могли без проблем эвакуировать не менее 125 тел. Но шведские власти не позволили им это сделать. «Было возмутительно, что нам не разрешили спасти тела, мы были в шоке», – говорит один из водолазов Стюарт Рамблс. После того, как «Эстония» затонула, Морская администрация Швеции поручила британо-норвежской водолазной компании Rockwater нанести на карту место крушения. Водолазы должны определить, можно ли поднять корабль и тела погибших. В начале декабря 1994 года они течение трёх дней ныряли к затонувшему парому и видели множество трупов. Но им не разрешили эвакуировать тела жертв катастрофы на поверхность, хотя они могли поднять не менее 125 тел всего за несколько часов. «Там не было ничего, что помешало бы нам эвакуировать тела. Просто положить каждое тело в мешок, мешок – в корзину и затем поднять его к лодке. Но нас просили этого не делать», – говорит Рэй Хонор, руководитель погружений. Представители шведских властей находились на борту спасательного судна и внимательно следили за деятельностью водолазов. И они дали водолазам точные приказы, где начать погружения, на что смотреть, и что они обязательно столкнутся с телами погибших. Диалог между лодкой и водолазом был записан компанией Rockwater, и его части воспроизведены в документальном фильме «Эстония – находка, которая меняет всё».

На записи можно услышать, как дайвер говорит: «Я вижу тело рядом со мной» и «У меня здесь два тела». В какой-то момент слышится, как шведский правительственный чиновник на лодке отвечает: «Хорошо, мы видели достаточно, спасибо». «Мы видели тела людей, которые застряли в проёмах дверей, пытаясь спастись. Некоторые в халатах, выбежавшие из своих кают. Мы проплывали мимо дверей кают одну за другой… Я до сих пор думаю: мы были там, почему мы не могли их поднять? Все, что было нужно, – это телефонный звонок, чтобы кто-то сказал: «Да, давайте доставим все тела на поверхность». Но приказа не было. Мы были в шоке», – рассказывает Стюарт Рамблс. В своем отчёте Rockwater задокументировал тела 125 жертв. Менеджер проекта от Rockwater Рэй Хонор говорит, что, если бы был приказ, то эвакуировать можно было гораздо больше тел. Он подчёркивает, что, хотя 125 человек – это далеко не все 852 жертв, но это всё же значительная часть. В своем отчёте водолазная компания Rockwater для Морской администрации Швеции от 12 декабря 1994 года заявила, что судно могло быть поднято на поверхность, но с некоторыми сложностями. Через три дня премьер-министр Швеции Ингвар Карлссон объявил о решении правительства: ««Эстония» с телами погибших должна оставаться в море».

«Швеция, Эстония и Финляндия утратили доверие и не вправе проводить новое расследование катастрофы парома «Эстония». Необходимо провести независимое расследование. Мы не хотим больше во что-то верить, мы хотим точно знать», – говорит одна их выживших в катастрофе Сара Хедрениус. Премьера документального фильма ««Эстония» – находка, которая меняет все», где была представлена пробоина в правом борту эстонского парома 4 метра длиной и 1,2 метра шириной, вызвала новые вопросы у тех, кто пережил тяжёлое испытание. «Нам не нужны домыслы, был ли это камень, яма или столкновение. Мы были там, и мы слышали удары. Есть много причин, из-за которых может появиться пробоина в корпусе. И мы не хотим больше верить во что-то, мы хотим точно знать», – заявляет Сара Хедрениус, одна из 137 выживших.

А раскрытие в 2004 году того факта, что «Эстония» перевозила секретную военную технику по соглашению между шведскими вооруженными силами и таможней – факта, который даже не был включён в окончательный отчёт Совета по расследованию несчастных случаев в 1997 году, означает, что к шведским властям нет никакого доверия. «Пробоина – это факт. В этом нет никаких сомнений. И теперь это надо проверять. А странности с перевозкой военных грузов только усиливают необходимость нового расследования. Ведь эта информация появилось лишь десять лет спустя. Почему Комиссия по расследованию несчастных случаев не знала об этом в 1997 году? Это факт – что шведские власти, сознательно скрыли информацию о транспортировке военных грузов от Совета по расследованию несчастных случаев», – говорит другой выживший Андерс Эриксон. В Эстонии уже начали планировать новое подводное обследование затонувшего судна, но Сара Хадрениус не верит, что какая-либо из заинтересованных стран возьмётся за это.

«Можно констатировать, что Швеции, Эстонии или Финляндии нельзя доверять это. Должно быть назначено независимое расследование», – говорит Сара Хедрениус. Члены Совета по этике, по рекомендации которого было принято решение отказаться от подъёма затонувшего в 1994 году парома «Эстония», возможно, были введены в заблуждение Морской администрацией Швеции. Именно так считает женщина-епископ Каролин Кроок после просмотра нового документального фильма, который представил ранее неизвестную четырёхметровую пробоину в корпусе парома. Совет по этике оказал основное влияние на решение не поднимать судно и погибших в 1994 году. Каролин Кроок входила в специально организованный Совет по этике, созданный для ликвидации последствий катастрофы осенью 1994 года. Морская администрация Швеции расследовала вопрос возможности подъема затонувшего парома, и тогдашний главный юрист администрации Юхан Франссон проинформировал Совет по этике о их выводах. Он отметил, что спасение «Эстонии» будет очень трудным и рискованным делом, и может привести к повреждениям тел погибших и даже травмам спасателей. «После просмотра фильма появились мысли, что от нас что-то скрыли, но тогда я так не думала. И я помню, что, когда пришёл отчёт Комиссии по расследованию несчастных случаев, многие выжившие сообщили, что это не соответствует тому, что происходило на судне, и они спрашивали, почему их никто не слушает и не позволяет им высказаться?», – рассказывает Каролин Кроок.

В 1994 году Каролин Кроок считала трудности подъёма парома почти непреодолимыми и что на практике у Совета по этике не было другого выбора. «И теперь меня гложет вопрос – а не пытались ли тогда от нас что-то срыть. Вот почему я думаю, что невероятно важно наконец разобраться со всем этом. Но я сомневаюсь, что Комиссия по расследованию несчастных случаев начнёт что-либо расследовать. Они скажут, что мы не сделали ничего плохого, мы сделали всё возможное. В этой комиссии очень редко критикуют себя», – сетует Каролин Кроок.

Новости Швеции

 

    

 

Поделиться статьёй