Есть линия, которую переступать нельзя. Атомные бомбардировки 1945 года с точки зрения французского офицера

Есть линия, которую переступать нельзя. Атомные бомбардировки 1945 года с точки зрения французского офицера

Решение о бомбардировке было принято президентом Трумэном, который немногим ранее сменил на посту умершего от болезни Рузвельта. Это был первый в истории сброс атомной бомбы, за которым спустя несколько дней, 9 августа, последовал второй — на город Нагасаки, что страшным образом положило конец Второй мировой войне.

Хиросима — город на юге Японии, важный промышленный и портовый центр. В ту пору там также располагался важный военный штаб, ответственный за оборону южной части острова. Город Хиросима насчитывал 340 тыс. жителей, из которых 250 тыс. умрут в результате этой трагедии: 75 тыс. мгновенно — утром 6 августа 1945 года, остальные — через недели, месяцы и даже годы. Сегодня в Хиросиме проживает 1,2 млн человек, город восстановлен, однако память об этом трагическом дне в нём по-прежнему жива.

Напомним исторический контекст. Зачем нужна была эта атомная бомба, продемонстрированная самым неожиданным образом (до тех пор она хранилась в строжайшем секрете)? Две бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, имели, якобы, целью приближение капитуляции Японии, союзницы нацистской Германии, которая всё ещё оказывала сопротивление. Немногим ранее Япония отказалась подчиниться ультиматуму союзников, поставленному по итогам Потсдамской конференции. Ультиматуму, требовавшему от нее безоговорочной капитуляции. Важно упомянуть об этом, поскольку японские власти действительно несут часть ответственности за эту трагедию. Тем не менее, именно американский президент, если можно так сказать, «нажал на кнопку», посылая бомбардировщик B-29 сбрасывать бомбу под названием Little Boy — американцы сами дали ей такое название — мощностью 15 килотонн (тротила), которая стерла Хиросиму. Цель Трумэна, разумеется, заключалась в том, чтобы положить конец мировой войне, но ещё и в том, чтобы со всей очевидностью продемонстрировать свою мощь, в том числе и собственным союзникам, и СССР.

Однако посланный таким образом сигнал был страшен. Можно сказать, что речь шла о вступительном аккорде новой войны. Именно с этого момента между союзниками она и начнётся — холодная война, которая продлится до 1980-х годов. 2 сентября 1945 года безоговорочной капитуляцией Империи Восходящего Солнца официально закончилась Вторая мировая война. Постепенно будет строиться новый миропорядок, и его строительство начнется уже с момента Ялтинской конференции. В частности, появится ООН. Однако Хиросима и Нагасаки, разумеется, оставят свой след в истории. На самом деле, речь здесь идёт о военном преступлении — именно так можно квалифицировать эту бомбардировку — за которое, нужно подчеркнуть, американцы никогда не извинятся. Разумеется, нацистская Германия и Японская империя в ходе этой мировой войны сами совершали страшные военные преступления, но с нравственной точки зрения победитель стал победителем, применив атомное оружие. Конечно, причиной послужила несговорчивость японцев, однако решение президента Трумэна, тем не менее, заставляет задаться вопросом: оправдывает ли цель средства? Сам я из тех, кто считает, что цель порой оправдывает средства, однако существует некая грань, линия, переступать которую нельзя. В Хиросиме и Нагасаки эта линия была пересечена.

С политической точки зрения стоит вспомнить, что применение атомной бомбы определённо вписывалось в намерение США — которое они никогда не отрицали и которого, как мы видим, они будут и дальше придерживаться. То есть — навязать миру однополярность во главе Америкой, в ущерб многополярности, которая является залогом мира и соответствует духу Ялтинской конференции. Необходимо также подчеркнуть, что применение этой атомной бомбы создает условия для разработки доктрины, которую возьмёт на вооружение Франция, в частности, генерал де Голль. Этой доктриной, разработанной французским генералом, была доктрина сдерживания. Она остается фундаментом национальной оборонной стратегии и современной Франции, являясь основополагающим элементом национального суверенитета. К этой доктрине, как мы сегодня видим, горит желанием приобщиться и Германия, надеющаяся воспользоваться членством в ЕС и союзом с Францией, чтобы в какой-то степени разделить с ней стратегию ядерного сдерживания. Однако это попросту невозможно, поскольку стратегия ядерного сдерживания являясь основополагающим элементом национального суверенитета. Вот что можно вкратце рассказать с французской точки зрения, что лично я могу сказать, об этой ужасной трагедии — атомной бомбардировке Хиросимы, а затем и Нагасаки. Мы должны помнить об этом, поскольку живём в опасном и сложном мире, баланс сил в котором, как мы видим ежедневно, может снова быть поставлен под угрозу.

Жак ОГАР — глава консалтинговой компании в области стратегической разведки EPEE в Париже, старший офицер французских вооружённых сил в отставке.

Специально для «Столетия»

Поделиться статьёй