«Теперь ты чисти мне ботинки, хозяин»

«Теперь ты чисти мне ботинки, хозяин»

Георгий Зотов о том, как в Римскую империю пригласили варваров в качестве гастарбайтеров, надеясь на их прекрасную работу. Удивительно, что те потом напихали императорам полную корону дротиков…

«Разграбление Рима в 410 году Аларихом, королем вестготов»

…Давным-давно в Римской империи варваров не считали за людей. Когда римлян спрашивали, отчего те не любят «чужеземцев» (а именно так слово «варвар» переводится с древнегреческого), они охотно перечисляли — татуировки, мусор у жилищ, придурочные одежды, молятся богам каким-то странным. На рыночных площадях Рима актёры-комедианты кривлялись, изображая акцент варваров, и толпа покатывалась со смеху. Варвары сопротивлялись римским завоеваниям, хотя завидовали культуре и роскоши, в которой жила сия «понтовая» цивилизация. Чужестранцы тоже хотели ванны с розовыми лепестками, водопровод, вино с мёдом и мыло из ослиного молока — вместо звериных-то шкур. Но куда там. Селиться варварам на территории Римской империи запрещалось. Однако в 376 году к императору Валенту Второму обратились беженцы из вестготов, коих теснили гунны, и попросили разрешения пожить на его землях. Валент соблазнился фактом, что у вестготов 200 тысяч воинов: стало быть, они станут участвовать в его походах — в то время как женщины-вестготки будут возделывать поля, и завалят империю едой. Можно сказать, это было первое в мире приглашение в Рим конкретно гастарбайтеров.

…Очень скоро выяснилось, что мечты Валента об умилительных чужестранцах, пашущих с песнями землю, выращивающих стада упитанных свинок да круторогих козлов и славящих великого императора, оказались полной лажей. Получив убежище (в районе современной Румынии), варвары заявили — они вообще не понимают, что им делать с этой землёй. Они же воины, им бы кого мечами нашинковать, а свинки и круторогие козлы добываются в походах у поверженного противника. Ясное дело, скоро среди вестготов начался голод. Местное же римское начальство в лице сановника Лупицина решило навариться на гастарбайтерах, и предлагало им продукты по бешеным ценам: некоторые варвары были вынуждены продавать в рабство своих детей. Вестготы стали слать римлян по их латинской матушке, те в ответ вызвали войска. Пустив вестготов в империю, Валент не получил ни развития сельского хозяйства, ни воинов: напротив, пришлось перебрасывать солдат, дабы гастарбайтеры не вломили римлянам по мордасам.

…Кончилось всё это вообще весело. В 378 году Лупицин пригласил вождей вестготов на бизнес-ланч, там хором повздорили, и вождей перебили — кроме одного, по имени Фритигерн: парень сбежал с этого странного обеда. Фритигерн поднял восстание, вокруг него сразу объединились не только вест-, но и остготы, гунны и аланы. А уж воевать они умели, тут не землю пахать. Фритигерн врезал Лупицину, и полностью захватил всю Фракию. Император Валент срочно возглавил армию, выступив в поход. Тут-то его политика по привлечению трудовых мигрантов и накрылась медным шлемом. Валента в бою ранили дротиком, уставшие от 18-километрового марша римские солдаты разбежались (как выяснилось, вот от бега-то они ничуть не устают). Пострадавшего августа (лат. augustus —месяц Октавиана Августа, буквально: «божественный, величественный»)отнесли в хижину лесника. Варвары подожгли здание огненными стрелами, и император сгорел заживо. Короче, как-то не очень у Валента получилось с мультикультурализмом. Вестготы немедленно разбрелись по провинции, и стали грабить мелкие населённые пункты, превратившись в обычных бандитов. Варварский шабаш продолжался до 382 года, пока новый император Рима Феодосий не разрешил вестготам официально жить в империи — ему были необходимы их мечи в борьбе с претендентами на трон.

…Варваров в империи становилось всё больше. Их кидали в самые кровопролитные битвы, но при этом не разрешали получать римское гражданство и покупать землю. Вестготы слабовато ассимилировались — они не всегда хотели принимать христианство, ели свою еду, носили свою одежду. Римляне же служить в армии больше не желали — к чему проливать кровь в походах, когда есть дешёвые гастарбайтеры? Вскоре, множество варваров стали римскими военачальниками — например, вандал Стилихон. Этот самый Стилихон привёл в Рим 30 000 соплеменников, ласково объяснив гражданам Рима — «Зачем вам воевать, подметать улицы, чистить уборные и водить колесницы? Отдыхайте и кушайте салат с соловьиными язычками в престижных тавернах. Мои парни всё сделают за вас». Стилихон успешно отражал вторжения других варваров, и всем римлянам думалось — вау, какая гениальная идея! Иностранцы воюют с иностранцами, а мы сидим себе в бассейне и пьём холодное вино. Идиллия с винищем продлилась недолго — в 408-м году раскрыли заговор — Стилихон решил захватить власть в империи, и посадить на трон своего сына. Его убили, а в Риме начались погромы против мигрантов. Гастарбайтеры воззвали к вождю вестготов Алариху, того два раз приглашать было не надо — он взял «вечный город» штурмом. Защищать Рим оказалось некому — все ж лежали в бассейне с вином, а воевать не учились. Вестготы помяли римских девушек и знатно оторвались.

…Теперь варваров в Риме уже откровенно боялись. Как писал христианский историк Орозий, «я должен избегать их — они пагубны, льстить им, потому что они хозяева, молиться на них, хоть они и язычники, бежать от них, ибо они заманивают в ловушку». Правда, и выводов никаких не сделали: полководцы (за редким исключением типа римляняна Аэция) так и остались варварами. В 455 году Рим вторично захватили варварские полчища — на сей раз вандалы, и город не оказал им ни малейшего сопротивления. Варварские военачальники передавали корону кому хотели — некто Рицимер сам назначал императоров. Он со скуки отдал трон Майориану, а через 4 года его казнил. Поставил нового цезаря Либия Севера, тот помер, и генерал не выбирал монарха полтора года — ему и так хорошо жилось. Сенатора Прокопия Антёмия, присланного как императора от византийцев, Рицимер убил. Кончилось тем, что в 476 году очередной командующий римскими войсками германец Одоакр сверг последнего императора Рима — подростка Ромула Августула, и объявил себя королём Италии. Римляне с удивлением поняли — всего за сто лет после прихода иммигрантов они вдруг превратились из хозяев в слуг. Теперь уж им самим надо было обслуживать новых господ, и чистить им ботинки. Хоть ботинок тогда и не было, варвары весьма любезно соглашались на чистку сандалий.

…Европа погрузилась в тёмные века на тысячу с лишним лет. Достижения римлян — как водопровод, роскошные туалеты, многоэтажные дома, изысканная кухня были забыты: всюду заправляли монархи варварских королевств, приученные разрывать зубами едва обожжённое костром мясо, блевать от вина и справлять нужду в кустах. Тут, конечно, некоторые люди скажут — интересная мысль. Нет ли в статье сравнения с миллионом беженцев, прорвавшимся в Европу в 2015 году? Или с тем, что в Германии турецкая диаспора достигла 3 миллионов, а число иммигрантов в отдельных районах Парижа достигает 60 процентов? А иные и вовсе спросят — вы переносите ситуацию в Риме на север Москвы, где на улицах повсеместно звучит речь среднеазиатских республик?

И я, улыбнувшись, им отвечу: «Да ну что вы! Ничего подобного. Римская империя села в лужу с иммиграцией и мультикультурализмом кучу веков назад. И у нас в современном мире, при суровом-то нашем режиме, и в просвещённой Европе такой некрасивости произойти никак не может. Правда, истории свойственно повторяться… Но не-не-не… Не в этом случае» // Георгий ЗОТОВ

Поделиться статьёй