Юрий Енцов “Всё встало на свои места. К вопросу о мифах и легендах Великой Отечественной”

Юрий Енцов “Всё встало на свои места. К вопросу о мифах и легендах Великой Отечественной”

А почему, собственно, Сталин не был готов к войне? Как раз-таки неплохо подготовился. Вот, например, представим, что граница между СССР и Германией проходила не по Бугу, а по старой линии 1939 года в двухстах километрах восточнее. Если бы не этот «скверный» «Пакт Молотова-Риббентропа», то Третий рейх, стремительно наступавший с запада, подмял бы под себя не только всю Польшу, но и Белоруссию. Это было бы лучше? Не думается…

В реальности гитлеровцы дошли до Минска через неделю. Если бы «плохой Сталин» не отодвинул границы СССР на запад, фашисты в 1941 году еще до наступления холодов были бы уже не под Минском, а под Москвой. И никакой «генерал мороз» не пришел бы на помощь Красной Армии… И тогда война закончилась бы в Берлине, но она была бы другая и значительно более кровопролитная. Отталкиваться пришлось бы не от стен Москвы, а может быть от Уральских гор. Ведь на нашу западную границу обрушилась вся мощь покоренной фашистами Европы. Напомню, что только официально на стороне Гитлера сражались такие государства как Италия, Румыния, Финляндия, Дания, Словакия, Венгрия. А неофициально, в качестве добровольцев испанцы, французы, голландцы и разные прочие, отнюдь не «нордические» народы. Про украинскую дивизию SS лишний раз и вспоминать неохота.

Не зря говорят, что у бесноватого фюрера тоже был своего рода «евросоюз» против СССР. Нынешний «Союз по дружбе против России» – не второй, а третий, первый был организован еще Наполеоном. Учитывая все это, могу себе представить как «тысячелетний рейх» устанавливается действительно на заявленную тысячу лет. И тогда поминай как звали не только Польшу. Не было бы никакой России. Ни «тоталитарной» под управлением Сталина, ни «свободной» с Горби на трибуне мавзолея. Картинка вырисовывается потому, что про двухсотлетнее иго Золотой Орды, столько раз читано-перечитано. К тому же, жанр «альтернативной истории» сейчас очень популярен в современной литературе и журналистике.

Чингисхан направлял свои орды справа налево, а Гитлер слева направо, но результат для населения Руси-России был бы примерно одинаковый. Одних убивали, других уводили в рабство. При этом цивилизованные – использовали специальный циркуль для измерения черепа, а дикие их предшественники – просто ставили мальчиков к колесу повозки, если выше – под нож, дабы не начал мстить, когда подрастет…

Еще одна претензия к сыну сапожника из Гори: погубил маршалов Тухачевского с Уборевичем, Егорова с Блюхером, а также примкнувшего к ним Якира и других  военачальников накануне войны. Вот если бы не погубил, то они бы – ого-го! Не то что Жуков, который «закидал противника трупами». О тех, кого выкосили под гребенку сталинские репрессии 1937-38 годов, и кто пострадал по принципу домино, понятно, помнить будем всегда. А вот к вышеназванным Михаилу Николаевичу с Василием Константиновичем есть претензии: стыдно им не переиграть недоучившегося семинариста. Что касается закидывания противника трупами и других приемов в науке побеждать, то ведь военная служба из того и состоит чтобы убивать и погибать. А задача полководца, среди прочего, состоит в том, чтобы его подчиненные, воодушевившись, забывали о себе ради великой цели, поставленной перед ними. И сделать так, чтобы у противника потерь было больше, чем твоих.

Иосиф Виссарионыч не делал ничего такого, что не делали до него восточные деспоты: заподозрил одного приближенного – велел уничтожить все окружение. Он-то думал, что слабое звено – Тухачевский с Блюхером. Один – из дворян, у другого подозрительная фамилия. А на деле оказался предателем генерал Власов, за которым прежде ничего плохого не замечали. Сам Андрей Андреевич перед повешением тем более настаивал на том, что просто немного смалодушничал, с кем не бывает. 

Сталин то, Сталин сё. А, может, пора относиться к предательству Андрея Власова как к поступку его стародавнего тёзки Андрея Курбского, который, спасая свою жизнь, сбежал от Иоанна IV из Московии в Литву? Говорят, Власов очень женщин любил и посадил в последний самолет на Москву вместо себя раненую медсестру. Тем не менее, я бы не решился пойти с его портретом в шествии «Бессмертного полка». Не хочу, чтобы мне соорудили его портретом что-то вроде галстука на шею. Пожалуй, история все расставила по своим местам: кто-то пошел на сотрудничество с врагами, а другой, как генерал Дмитрий Карбышев – нет. Но Дмитрия Михайловича мы хотя бы помним. Ему памятник стоит. А ведь еще больше двух десятков таких же генералов – просто сгинули во вражеском плену. Еще два десятка выжили и после освобождения продолжили службу. Человек двадцать осудили, в том числе приговорили к высшей мере.

Еще одна застарелая легенда про те далёкие времена правления «кремлевского горца»: свои были хуже врагов. Мне бы лично хотелось пройти по Тверской, держа фотографию кого-то из тех советских генералов, которые своей судьбой эту легенду опровергают.

Вот, например, генерал Алексеев. Иван Иванович командовал стрелковым корпусом. В начале осени 1941-го он «попал в плен в бою», как это было принято говорить. Но не сдался, не капитулировал. Бежал, долго был под следствием, только в 1946 году генерал-майора восстановили в армии, служил он до 1953 года. Потому что, дослужившись до генерала, не разжирел, остался энергичным бойцом. Или вот, например, другой генерал Сысоев. Этот командир стрелкового корпуса в июле 1941 года попал в плен, выходя из окружения. Павел Васильевич бежал через два долгих года, попал к партизанам. В конце войны свои его арестовали на какое-то время. Потом, разобравшись, освободили и восстановили в звании.

А танкист Сергей Огурцов командовал танковой дивизией. В бою попал в плен в августе 1941 года. Бежал, партизанил. Его бы, наверное, тоже захотели проверить по линии СМЕРШ, или МГБ, но генерал-майор, не дожил до”проверки”, погиб через год.

Комдив окруженной стрелковой дивизии Пётр Цирульников был схвачен врагами в начале октября 1941 года. Бежал, в армии его восстановили. Но в феврале 1942 года снова арестовали, отсидел больше десяти лет. В 1953 году Петра Гавриловича реабилитировали.

Интересно сложилась судьба у Александра Бондовского. Этот комдив ровно через месяц после начала войны, в июле 1941 года, попал в плен, выходя из котла. Через пять дней он бежал из колонны пленных. Пробился к своим. А через три месяца, в октябре 1941-го генерал-майор попал в плен вторично. В ту же ночь Александр Васильевич снова бежал. Четыре месяца его проверяли, опять доверили командовать стрелковой дивизией, корпусом в должности заместителя командира.

Такие люди в огне не горят, в воде не тонут. Каждый из этих генералов при определенных обстоятельствах мог бы, а может, на своем участке боя – и был Верховным Главнокомандующим. Ведь у нас в те времена незаменимых не было. Разве что – Народ Победитель. Вот без него действительно никуда.

Поделиться статьёй