The Washington Post (США): коронавирус? Пандемия? А многие шведы и в ус не дуют

The Washington Post (США): коронавирус? Пандемия? А многие шведы и в ус не дуют

© AP Photo, Andres Kudacki || Пока половина мира сидит на карантине, жители Стокгольма наслаждаются весенним солнцем как ни в чем не бывало. Правда, в бедных мигрантских кварталах обстановка иная: там уже начали умирать. Многие читатели WP комментируют шведскую беспечность с возмущением.
Пер Лильяс (Per Liljas)

Молодые люди в Стокгольме, Швеция

Стоит ясный апрельский день, и на Медборгарплатсен, одной из главных площадей Стокгольма, жизнь бьет ключом. Взрослые любуются нарциссами на цветочном прилавке, дети катаются на велосипедах, а десятки гуляющих разгоняют зимнюю тоску на скамейках и в ресторанах на свежем воздухе. Казалось бы, ничего особенного — но пока беззаботные шведы гуляют, большая часть мира сидит взаперти.

«Что, всё настолько хреново?— риторически спрашивает 28-летняя продавщица из соседней Окерсберги Сандра Бергквист (Sandra Bergkvist) за кружкой пива в кругу друзей. — Конечно, мы переживаем за тех, кто в группе риска, но если бы не СМИ, никакой истерики не было бы в помине». Даже шведы из групп риска — и те, похоже, не беспокоятся. 80-летняя Маргарета Кёрнер (Margareta Körner) и 67-летняя Маргарета Эрикссон (Margareta Eriksson) по возрасту попадают в одну из таких групп. Однако пенсионерки как ни в чем не бывало сидят на площади с термосом кофе. Кёрнер живет в районе среднего класса в центре Стокгольма и знает, что, по идее, разгуливать по улице ей не следует. Но она уверяет, что держит дистанцию. А Эрикссон, ее соседка, считает, что борьба с коронавирусом сводится к здравому смыслу. «Мне кажется, наше правительство поступает правильно, — говорит она. — Народ у нас ответственный». В борьбе с пандемией коронавируса, который по состоянию на понедельник уже заразил 1,3 миллиона человек и убил более 73 тысяч, Швеция пошла своим путем. Пока большинство стран, включая соседние, закрыли школы, рестораны, магазины и границы, Швеция ограничилась относительно мягкими мерами. Многие по-прежнему ходят на работу. Начальные школы и детские сады открыты, равно как развлекательные заведения и часть спортзалов. Пожилым настоятельно рекомендуется сидеть дома, а ненужные поездки внутри страны не поощряются, но никаких наказаний, кроме общественного порицания, не предусмотрено. Лишь 29 марта правительство Швеции значительно ограничило массовые собрания — с 500 человек до 50. Ожидается, что на этой неделе законодательные органы обсудят необходимость дальнейших мер — в том числе ограничение на предпринимательство и поездки.

Но эпидемия не обошла Швецию стороной. В воскресенье число погибших превысило 400 — причем, смертность на душу населения выше, чем в США или любой их скандинавских стран. Случаи Covid-19 вскрылись в трети стокгольмских домов престарелых, медицинские учреждения работают на пределе, а больничному персоналу не хватает защитного снаряжения. В субботу премьер-министр Стефан Лёвен (Stefan Löfven) велел шведам готовиться к тысячам смертей.

Однако в центре Стокгольма признаков пандемии днем с огнем не сыскать. «Неделю или две Стокгольм был похож на город-призрак, но потом люди устали прятаться по домам», — рассказывает 30-летняя Линда Окессон (Linda Åkesson) из пригорода к северу от Стокгольма, где живут люди среднего достатка. Оксессон работает в доме престарелых и едет на электричке на ужин с друзьями. По ее словам, люди прислушиваются к советам правительства, но решают сами. «Мы — страна полумер, — рассуждает она. — Нам говорят: „Вообще-то от поездок в общественном транспорте лучше воздержаться, но если у вас не выйдет, то не беда”».

Профессор политологии Стокгольмского университета Томми Мёллер (Tommy Möller) говорит, что многие влиятельные эксперты относятся к проблеме «беспечно» и «всячески ее приуменьшают». «Поэтому многие и не восприняли совет оставаться дома всерьез», — объясняет он. Некоторые опросы общественного мнения показали, что народ подход правительства одобряет. По другим данным, Швеция — среди стран, где насчет эпидемии переживают меньше всего. Атмосфера в центре Стокгольма тому подтверждение. Но в северо-западном пригороде Хусбю ситуация в корне иная. Среди кирпичных зданий и многоэтажек почти безлюдно. Немногочисленные пешеходы все в масках и перчатках. В бассейне посетителей стало на 90% меньше, сообщает 31-летний Хоз Исмаэль из Урсвика. «У здешних жителей паранойя сильнее, — говорит он, — первые смерти произошли здесь». В Хусбю, как и в других депрессивных районах с социально-экономическими трудностями, селятся в основном иммигранты. Они живут в тесных квартирах, зачастую не знают языка и плохо ориентируются в потоке информации. «У меня трое друзей попали в реанимацию с „короной”», — говорит житель Хусбю Салар Сауза. Ему 62 года, и он инвалид. «Если честно, то, как по мне, шведское правительство не проявило должной серьезности. Теперь все сидят по домам, кроме молодых. Спрашиваешь, куда они, а они отвечают: „В город, хлебнуть короны”».

Одни приветствуют открытость шведского общества, полагая, что без изоляции предотвратить грядущий кризис будет проще, другие же утверждают, что момент для массовых закрытий все равно уже упущен. Поначалу, когда отдыхающим в Италии позволили вернуться в Швецию без всякого карантина, профессор-инфекционист Упсальского университета Бьёрн Ульсен (Björn Olsen) действия правительства критиковал: он считает, что это ускорило распространение инфекции. Теперь он призывает свести ущерб к минимуму массовым тестированием и карантином, а не закрытием границ и школ. «Шторм уже бушует вовсю, — говорит он. — Стратегия защиты слабых и больных с треском провалилась, но мы не можем взять и цинично бросить их умирать»… Вернемся на площадь Медборгарплатсен. 35-летняя художница Микаэла Клеве (Mikaela Cleve) пытается жить обычной жизнью, насколько это возможно. «Я считаю, надо, чтобы ничего не остановилось и не обанкротилось, — говорит она. — Нашей медицине нужны деньги, а их вычитают из наших налогов».

Микаэль Петтерсон (Mikael Petterson), парень Сандры Бергквист, продавщицы из Окерсберги, мягкие ограничения поддерживает, хотя и считает, что это стратегия непродуманная. «Это пассивность», — говорит он. Петтерсон, руководитель недавно созданной компании, надеется, что шведский подход окупится. Но заканчивает на фаталистической ноте: «Доживем — увидим».

Поделиться статьёй