АНГЕЛЫ С МОРЯ. ПОДВИГ РУССКИХ МОРЯКОВ ИТАЛИЯ НЕ ЗАБЫЛА. ПРОЧИТАЙТЕ И ПЕРЕДАЙТЕ ДРУГИМ

АНГЕЛЫ С МОРЯ. ПОДВИГ РУССКИХ МОРЯКОВ ИТАЛИЯ НЕ ЗАБЫЛА. ПРОЧИТАЙТЕ И ПЕРЕДАЙТЕ ДРУГИМ

 

В итальянском городе Мессина есть площадь Русских моряков. На этой площади стоит памятник морякам Русского Императорского флота, которых в Мессине называют «ангелами с моря». К сожалению, в России далеко не все знают о подвиге, который совершили русские моряки в далеком 1908 году. Но сначала о событиях года 2020-го…

«БОЛИВАР НЕ ВЫДЕРЖИТ ДВОИХ»В эти дни в Италии жители Бергамо снимают флаги Евросоюза, вместо них ставят флаг России и держат в руках записки со словами «Спасибо, Путин! Спасибо, Россия!». А встречая колонну русских военных медиков, включают гимн России. Российская либеральная оппозиция и её западные кураторы не верят в проявление подобных чувств итальянцами, называют это кремлевской пропагандой, пиар-акцией Кремля. Не успели российские медики высадиться в Италии, как газета La Stampa объявила, что помощь России неэффективна. Но сами итальянцы считают иначе. Губернатор итальянской Ломбардии Аттилио Фонтана поблагодарил Россию, а тех, кто ругает её за помощь Италии, назвал шакалами. Высказывание губернатора нарушает принятую в Европе пресловутую толерантность, но его можно понять. Итальянцы даже предложений о помощи не услышали от своих союзников по НАТО. Соседи, вместе с которыми итальянцы строили общеевропейский дом, отвернулись от Италии, которая больше всех страдает от коронавируса. Помните, в рассказе О. Генри «Дороги, которые мы выбираем» Акула Додсон, прежде чем застрелить своего напарника, произносит: «Мне очень жаль, что твоя гнедая сломала ногу. Но Боливар не выдержит двоих».

Еще в феврале, когда в Италии были уже поражённые коронавирусом, а во Франции и Германии он почти отсутствовал, эти страны запретили экспорт масок и халатов в Италию. А в марте власти Чехии вскрыли груз с масками (якобы для проверки), отправленный Китаем для Италии, после чего оставили более ста тысяч масок себе. США тоже успели подсуетиться, вывезли в то время из Италии большую партию тестов.

Лидер самой популярной итальянской политической партии Лига Севера и бывший вице-премьер Маттео Сальвини назвал Евросоюз «логовом змей и шакалов» и добавил, что Италия, победив коронавирус, подумает о выходе из ЕС, причем, выходя, «слов благодарности говорить не будет». Лидер «Братьев Италии» Джорджа Мелони назвала Евросоюз бессовестным и выразила уверенность в том, что «судьба такой Европы — перестать существовать уже завтра». В таком поведении стран Евросоюза и США нет ничего удивительного. О нравственности всего этого т.н. цивилизованного сообщества убедительно свидетельствует отказ США и Евросоюза снять ряд санкций с Ирана, в то время, когда по миру распространяется эпидемия. Пытаются учить весь мир демократии и общечеловеческим ценностям, но не разрешают Ирану, в котором умирают от болезни тысячи людей, закупить за свои же, иранские деньги, лекарства и медоборудование!

РОССИЯ ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ ИТАЛЬЯНЦАМ. России, несмотря на все старания, подобные ценности западной демократии привить не удалось. 21 марта президент России Владимир Путин в телефонном разговоре с премьер-министром Италии Джузеппе Конте заявил, что Россия готова оказать Италии помощь в борьбе с коронавирусом. И уже в ночь на 22 марта с подмосковного военного аэродрома «Чкаловский» в Италию вылетели первые девять тяжелых военно-транспортных самолетов Ил-76 ВКС РФ с военными медиками, техникой и спецоборудованием. Первый борт приземлился на Pratica di Mare близ Рима, где десант из России встречали министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо и начальник Генштаба итальянских вооруженных сил Италии Энцо Вичерелли. Глава МИД Италии и начальник Генштаба очень тепло благодарили Россию за то, что наша страна протянула итальянцам руку помощи. Тем временем в ночь с 24 на 25 марта в Италию ушел уже пятнадцатый борт ВКС. На территорию Италии самолеты ВКС оперативно доставили более сотни российских военных эпидемиологов, вирусологов, реаниматологов и терапевтов, а также мобильные средства дезинфекции с запасом дезинфицирующих средств и мобильные лаборатории для диагностики вирусных заболеваний. Итальянцев поразила оперативность, с которой была переброшена в Италию группа российских военных медиков. Итальянцы не были готовы к такому развитию событий: от авиабазы ВВС Италии в Риме, где приняли российские «Илы», военным медикам пришлось колонной пройти 600 километров до Бергамо. Кстати, летели «Илы» в Италию не коротким маршрутом через Восточную Европу, а южным: запрашивать у Польши разрешение на коридор для самолетов военно-транспортной авиации РФ российский МИД даже не пытался. Может, и разрешили бы, но через месяц-другой, заставив все это время каяться за «советскую оккупацию».

«РУССКИЕ ВРАЧИ ВТОРГЛИСЬ В ИТАЛИЮ». Но, несмотря на это, в некоторых европейских странах при виде колонны российских военных машин поднялась паника. Газета La Stampa сравнила появление наших медиков в Италии со вторжением Советских войск в Афганистан. В Польше пишут, что русские таким образом пытаются расколоть НАТО. Хорошо, что пока не призывают весь цивилизованный мир в очередной раз сплотить свои ряды перед лицом «русской угрозы». «Вторжение» русских врачей в Италию беспокоит некоторые страны больше, чем распространение коронавируса.

Отечественные либералы как по команде заныли: «Итальянцам будем помогать, а своих людей бросили!» В России свыше 2000 таких спецмашин в войсках радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных сил Российской Федерации. В Советском Союзе очень серьезно относились к угрозе химической и бактериологической войны. И в Российской армии, даже после либерального погрома 90-х, сохранили этот род войск. Подразделения РХБЗ имеются в каждом военном округе РФ. Существует и научно-исследовательский потенциал, разрабатывается спецтехника, методы защиты. В подразделениях РХБЗ 20 тысяч военнослужащих… Наши военные медики участвовали в ликвидации чумы свиней в Африке, а также развертывали мобильные госпитали в республике Гвинея, где боролись с эпидемией и работали над созданием вакцин против Эболы. Прибыв в Ломбардию, русские военные медики немедленно приступили к оказанию помощи итальянцам. Вместе с нашими военными медиками сегодня помощь жителям Ломбардии оказывают и китайские специалисты. Еще 12 марта из Китая в Италию были направлены девять специалистов и нескольких тонн оборудования. Пекин поставил несколько сотен тысяч защитных масок. В Ломбардию прибыла бригада кубинских медиков, они добровольно будут работать с китайскими и итальянскими врачами в больницах Бергамо. Как видим, на помощь итальянцам пришли страны, в которых, по мнению Запада, отсутствует «подлинная демократия» и правят авторитарные режимы. Но особенное раздражение у западных русофобов и отечественных либералов вызывает помощь, которую итальянцам оказывает «путинская» Россия. Ведь наша страна объявлена главной угрозой миру и спокойствию в Европе.

ЧЕМ РУССКИЕ ВРАЧИ НЕ УГОДИЛИ РОССИЙСКОМУ ЛИБЕРАЛУ? Легко объяснить публикации в La Stampa, журналисты которой пытаются подвергнуть сомнению эффективность помощи наших военных медиков и приписывают России какие-то коварные планы. А прибытие российских специалистов сравнивают с вторжением СССР в Афганистан. Мы же знаем, кто контролирует большинство мировых СМИ, кем организованы в последние годы небывалые по масштабам даже в разгар холодной войны русофобские информационные компании в западной прессе. Но почему же российские либералы так возмущены тем, что наша страна решила помочь итальянцам в борьбе с пандемией? Ведь эти господа, которые сами себя привыкли называть «людьми со светлыми лицами», «рукопожатными», «солью нации», постоянно ратуют «за гуманизм и дело мира». Как недавно высказался один из известных либеральных медийных персонажей, он «просто не может верить в добрые намерения нашей власти». Естественно, этот борец за демократию и общечеловеческие ценности уверен, что это все Москва делает, чтобы санкции отменили. И главное (внимание!), «чтобы как-то (не знаю, как) расчистить дорогу к замкам и виноградникам своим приближенным, чтобы вывести на этих самолетах что-то, что в этот турбулентный период он не хочет оставлять в России». Ну что же, этот бывший соратник Чубайса судит по себе. Ведь это они расчищали себе дорогу к общенародной собственности, а затем вывозили все «нажитое непосильным трудом» на Запад, скупая заодно замки и виноградники на Лазурном берегу и особняки в Лондоне.  А сегодня в их задачу входит любыми путями сеять панику и недоверие к действиям власти. За эти действия некоторые из них деньги получают от г-на Ходорковского. Другие действуют «из любви к искусству». Вернее, руководствуясь своей искренней ненавистью «к этой стране» и её «архаическому народу». Но до каких пор в РФ нам придется терпеть присутствие в российских СМИ откровенных русофобов? Я бы, например, предпочел, чтобы «в этот период турбулентности» вывезли из страны куда-нибудь подальше этого «отца русской демократии» вместе с его единомышленниками. Но боюсь, что такой «гуманитарный десант» ни одной стране не нужен. Он ведь ничего общего не будет иметь с «философским пароходом», который большевики отправили на Запад в 1922 году. В отличие от пассажиров «философского парохода», русских мыслителей, ученых и писателей, которых большевики заподозрили в нелояльности Советской власти, нынешняя российская либеральная оппозиция никакой интеллектуальной ценности не представляет. Ну разве можно сравнить коллективного гозмана-шендеровича с Николаем Бердяевым, Питиримом Сорокиным, Иваном Ильиным, Сергеем Трубецким, Николаем Лосским, о. Сергеем Булгаковым? Нынешние либералы для своих спонсоров представляют ценность, только находясь в России, где старательно вредят и распространяют яд в информационном пространстве страны. На Западе они никому не нужны, там их немедленно снимут с довольствия.

ИМ РОССИЮ НИКОГДА НЕ ПОНЯТЬ. Разумеется, тем, кто считает, что русские преследуют свои корыстные цели, надеясь на снятие экономических санкций, пытаются расколоть НАТО и Евросоюз, объяснить ничего невозможно. По своему складу характера и собственным жизненным установкам они не способны представить, что бывают люди, которые готовы бескорыстно идти на помощь тому, кто находится в беде. Поэтому они никогда не понимали и никогда не поймут Россию. А русские люди не первый раз приходят на помощь итальянцам. Можно вспомнить, как итальянцы с восторгом забрасывали цветами суворовских гренадер после побед в битвах под Требией и Нови, освободивших от французов Милан. Александра Васильевича Суворова итальянцы встречали, как спасителя, матери подносили ему детей с просьбой благословить их.  За короткий срок вся Северная Италия была освобождена русскими войсками от французов. В том числе и Ломбардия, которая сегодня больше всех остальных итальянских земель страдает от эпидемии. Но, наверное, не все знают, что в Мессине у моря стоит памятник, на котором изображены моряки, спасающие из-под завала женщину с младенцем. Памятник русским морякам, который, по предложению итальянцев, назвали памятником «героям милосердия и самопожертвования».

РУССКИЕ СПЕШАТ НА ПОМОЩЬ. 28 декабря 1908 года в 5 часов 20 мин. в Мессинском проливе между Сицилией и Аппенинским полуостровом произошло землетрясение силой в 7,5 баллов. Это землетрясение считается сильнейшим в истории Европы. На Мессину с интервалами в 15-20 минут обрушились три волны цунами высотой от 6 до 10 метров. В самом городе в течение одной минуты произошло три сильных удара, после второго начались рушиться здания. Через некоторое время весь город представлял собой груду развалин, под которыми оказались погребенными люди, не успевшие выбраться из своих домов. В Мессине начали вспыхивать пожары, поскольку газ сочился из поврежденных труб. Город оказался отрезанным от большой земли, о его трагедии еще даже не знали в других городах. Первыми на помощь несчастным жителям Мессины пришли русские моряки. В 70 милях от Мессины в порту Аугуста на восточном побережье Сицилии стоял Гардемаринский отряд Балтийского флота контр-адмирала Владимира Ивановича Литвинова в составе линейных кораблей «Цесаревич», «Слава», крейсеров «Адмирал Макаров» и «Богатырь». Российские корабли входили в учебный отряд, совершавший плавание по Средиземному морю. Поход к берегам южной Европы был учебным. На кораблях, кроме штатных моряков, находились 164 гардемарина – это выпускники кадетского военно-морского корпуса Петра Великого.

Когда корабли были на рейде в Биорке, экипажи удостоились высочайшего посещения императором Николаем II. В своей речи государь призывал гардемарин помнить о том, что при посещении далеких заморских стран они являются представителями нашей славной Родины – России. «Ведите себя достойным образом, чтобы поддерживать честь русского имени среди народов стран, которые вам придется посетить». Государь призвал русских моряков не посрамить честь Отечества во время пребывания в Италии и пожелал им успехов на учениях. И моряки эскадры Литвинова честь России не посрамили.

Утром 28 октября огромная волна развернула тяжелые бронированные корабли вокруг оси, как волчки. Внезапный шторм окончился несколько минут спустя. Все понимали, что произошло что-то необычное. К вечеру от русского консула и итальянских властей стало известно о катастрофе. Узнав о масштабах разрушений, командующий эскадрой контр-адмирал Владимир Литвинов не стал дожидаться приказа из Петербурга и принял решение – идти на помощь. Всю ночь на русской эскадре готовились к спасательным работам. В кают-компаниях офицеры обсуждали порядок работ и распределяли обязанности: разбивали команду на группы, рассчитывали наличие шанцевого инструмента. Утром 29 декабря русские корабли были у Мессины. Вот как описывает приближение к Мессине офицер эскадры: «В порту и городе царила жуткая тишина. Отряд медленно приближался к назначенным по диспозиции местам. На суда как будто передалось молчание города: не слышно было даже обычных команд и интер-офицерских дудок – всё говорилось вполголоса и исполнялось безмолвно; даже лотовые, выкликавшие глубину, как-то особенно серьёзно отчеканивали свои сажени. Многие снимали фуражки и крестились; чувствовалось, что много людей, только вчера наслаждавшихся благами жизни, сегодня нуждаются лишь в последней молитве об успокоении их душ».

Русские моряки увидели ужасающую картину. На месте Мессины лежали сплошные руины, а под ними погибшие и те, кто остался в живых, но оказался в каменном плену.

Русские офицеры и моряки бросились на помощь жителям Мессины, не теряя времени. Спасательные команды на кораблях Гардемаринского отряда были сформированы в то время, когда эскадра шла к Мессине. И немедленно шлюпки с русскими моряками направились к берегу. По всей Мессине из-под завалов слышались стоны и крики умирающих. Потом моряки вспоминали страшные картины: из руин к ним протягивали руки раненые матери с детьми: «Спасите!».

Адмирал Литвинов не командовал спасательными операциями такого размаха раньше, но этой руководил образцово. Город был разбит на сектора, каждый из которых обрабатывал отдельный отряд. Вот как описывают состояние Мессины утром 29 октября 1908 г. участники спасательной операции мичман А.С. Манштейн и капитан 2-го ранга А.В. Домбровский: «Улицы были загромождены камнями и целыми стенами, упавшими поперек. Множество домов обратилось в кучи серого мусора, из которого торчали обломки стропил, балок и мебели. У некоторых зданий отвалилась одна стена, а остальные три и часть полов и потолков сохранилась, так что видна была, как на сцене театра, вся обстановка комнат в трех и четырех этажах.

Собор вблизи набережной раскололся пополам: часть купола провалилась, а другая осталась стоять, угрожая ежеминутно падением… В другом месте, в узеньком переулке, стены двух домов, собиравшиеся рухнуть, прислонились одна к другой, образовав над переулком арку, готовую от малейшего сотрясения упасть и похоронить под собой всякого, кто осмелится под ней пройти».

В поисках живых разбирались завалы, уцелевших доставляли к кораблям, где можно было обогреться, найти пищу и воду. Поисковики периодически останавливались, слушая, не доносятся ли крики из руин. Если кто-то из жертв обнаруживал себя, часть команды останавливалась для раскопок, а прочие члены отряда шли дальше.

Раскопки шли мучительно трудно и были очень опасны для самих спасателей. Группа боцмана Игольникова обнаружила женщину с ребенком в дверном проеме на третьем этаже, от всего дома осталась одна стена, и там, на высоте, держались мать и дитя, ожидая, когда к ним доберется моряк. Через некоторое время после того, как боцман, забравшись на высоту, снял их, стена окончательно рухнула. В другом месте на высоте сидел мужчина, из-за шока безучастный ко всему происходящему. Когда матросы добрались до него, несчастный безумец отказался спускаться. Моряки действовали решительно, сицилийца связали и в таком виде спустили на веревке. Русские моряки перевязывали раненых, тяжелых отправляли на корабли – к своим хирургам, на операции. На берегу русские военные врачи разбили полевой госпиталь.

Александр Александрович Бунге, известный полярник и опытный врач, руководитель медицинской службы отряда, развернул импровизированный госпиталь. Дюжина врачей и тысячи пациентов с самыми жуткими травмами: ушибы, переломы, ожоги, некроз. На кораблях были хорошо подготовленные опытные медики, иные с опытом русско-японской войны. Операции делались под открытым небом на составленных столах. В городе совершенно не было питьевой воды, поэтому доставляемая с кораблей специальным отрядом вода была огромной ценностью. К обеду разожгли костры, для горожан начали готовить горячую пищу, с броненосцев «Цесаревич» и «Слава» доставили хлеб. Корабли принимали раненых и перевозили их в соседние города. На обратном пути там закупались лекарства, дезинфицирующие средства, перевязочные материалы.

«ТУТ ВЕДЬ ХРИСТИАНСКИЕ ДУШИ ПОГИБАЮТ!» Русские работали на разборе завалов, отказывались от отдыха: «Тут ведь христианские души погибают!», – говорили моряки. Один из отрядов потратил массу времени на раскопки руин, из-под которых слышался жалобный писк. Это оказалась кошка. Матросы были разочарованы, и мимо другой груды развалин, откуда неслись такие же звуки, хотели пройти не задерживаясь, но все же ломами продолбили шурф и в заваленном подвальчике обнаружилась кроватка с годовалым малышом. Вот как описывает работу моряков один из офицеров эскадры адмирала Литвинова: «Разделясь на небольшие отряды, не обращая внимания на ежеминутные обвалы все еще падавших зданий и новые, хотя слабые толчки, сотрясающие землю, они храбро лазали по грудам мусора и кричали: „Эй, синьор, синьор!“ И если в ответ им раздавался стон или крик, они принимались за работу, покрикивая выученные по-итальянски слова: „Сейчас! Держитесь!“. Перемазанные пылью и грязью, оборванные, моряки на вид не слишком отличались от спасаемых ими обывателей. Работа шла с остервенением, бывали случаи, когда отряды отказывались сменяться и продолжали раскопки, невзирая ни на усталость, ни на риск». Матросы и офицеры отказывались от пищи и отдыха, из-за чего на корабли их приходилось отправлять силой приказа.

Бывало, что моряки сами гибли под завалами, тем более что периодически злосчастный город продолжало потряхивать. Едва не погиб флагманский инженер-механик Петр Федоров: он залез за умирающим в шурф и был засыпан в результате нового толчка, его насилу через час удалось откопать товарищам. Некоторым повезло меньше: шестеро моряков погибли под новыми завалами вместе с теми, кого спасали. И всё равно… Работали, не взирая на опасность. Один гардемарин описывает, как несколько часов с великим трудом откапывали из-под руин девушку, наконец сумели спасти её и немедленно двинулись на поиски других пострадавших: «С одной группой мы подошли к очень опасному месту: громадная шатающаяся стена, под ней груда обломков, из-под которых доносились многочисленные стоны. Проработав четверть часа, мы вдруг услышали гул, а затем легкий толчок: земля задрожала. К счастью стена не обрушилась. Мы немного подождали, а затем продолжили раскопки. Опять землетрясение, стена пошатнулась, но, слава Богу, всё закончилось хорошо. Наши матросы перекрестились, покосились на стену и вернулись к работе».

Сменяя друг друга, группы матросов продвигались по грудам обломков и кричали: «Эй, синьор, синьор!» Услышав оклик или стон, они немедленно бросались на помощь, выкрикивая заученное «Субито! Корраджо!» («Сейчас! Держитесь!»). Спасенным оказывали первую помощь, сносили на перевязочные пункты. Морякам пришлось стать не только землекопами, но и братьями милосердия, ухаживая за ранеными. Отдавали им свою одежду, от чего многие из спасенных жителей Мессины были одеты в русские кители, форменки и бушлаты. Мало того, по руинам бегали бешеные собаки, добирающиеся до мертвецов, а также ходили банды мародеров. Из полуразвалившейся тюрьмы убежали более семисот заключенных. Русским периодически приходилось не только ловить мародеров, но и выдерживать вполне полноценные перестрелки с одуревшими от безнаказанности уголовниками. Итальянский репортер свидетельствовал: «Отнимая денежный шкаф сицилийского банка у бандитов, русские матросы вынуждены были выдержать борьбу с кучкой грабителей, в три раза превосходивших их по численности. При этом шестеро матросов были ранены». В это время над городом постоянно шли ливни и свирепствовал ветер. Но экипажи отказывались уходить даже на небольшой отдых: «Тут ведь христианские души».

Наравне с офицерами и матросами в спасательных работах принимали участие гардемарины и юнги. А ведь некоторым из них едва исполнилось 14 лет! Что представляет работа спасателей на руинах после землетрясений, могут поведать современные профессионалы из МЧС. Работают в специальных респираторах, чтобы не задохнуться от трупного запаха, применяют специальные инструменты и технику. А ведь русские моряки в 1908 году работали без специальной техники, которой оснащены сегодня спасательные команды МЧС, разбирали завалы и откапывали живых людей вручную. При этом работали, не обращая внимания на то, что временами в Мессине продолжались подземные толчки. В первый день удалось спасти более ста человек. Причем на развалинах при подземных толчках, опасность грозила одинаково всем. Но моряки пробирались туда, куда, казалось, невозможно было проникнуть, и разбирали вручную развалины. Малейшее движение обрушивало стены, заваливая тех, кого можно было спасти. На одного из русских моряков, выносившего на руках девушку, обвалилась стена, похоронив его вместе с девушкой под грудой огромных камней. Повторюсь: наши моряки отказывались от еды и сна. Их приходилось силой отправлять на корабли отдыхать. За пять дней русские спасли, по приблизительным подсчетам, около 2400 человек. Но, вероятно, спасенных было больше.

«АНГЕЛЫ С МОРЯ». Местные жители восторженно говорили о русских моряках: «Их послало нам само небо, а не море!» 

Не заботясь о своей безопасности, русские моряки извлекали людей из-под завалов, не останавливаясь ни на минуту. В ходе спасательных работ многие из моряков получили серьезные травмы и увечья. А некоторые из них погибли под завалами или от страшного переутомления. Положили души «за други своя». Но их усилиями были спасены погребенные под развалинами люди. При разборе завалов русские моряки обнаружили банковские сейфы с деньгами и другими ценностями – они все в целости и сохранности были переданы местным властям. «Наши матросы – золото!» – сказал о своих подчиненных офицер с «Цесаревича». Не случайно итальянцы назвали их «Ангелами с моря». Русские моряки проявляли удивительную сердечность и сострадание, старались помочь, чем могли.

Мессинец Антонин Сибилла вместе с женой был спасен матросами из-под земли тяжело раненным, почти без одежды, незадолго до того, как до этого места добрался пожар. Один из матросов завернул в платок свои деньги и сунул их итальянцу, который так и не сумел отговорить своего упрямого спасителя. Сибилла впоследствии передал русскому консулу этот платок и двадцать лир золотом. Какой-то унтер-офицер нацарапал фамилию того матроса, так что его удалось найти… Один из участников эвакуации, 20-летний гардемарин Георгий Вахтин с «Богатыря», едва не усыновил маленькую итальянку. Он вытащил ее из-под завала, отнёс на борт крейсера, при переходе она жила в его каюте. Вахтин успел написать матери: «Девочка, которую мы откопали, тоже была на борту. Все её родные погибли. Это чудная трехлетняя девочка, у неё ранена ножка, и мне её ужасно жалко. Если не найдутся её родственники, я решил увезти её с собой в Россию». Вахтин писал: «Маленькую Джованну (спасенная девочка) и черненькую Мессинку (собачка, ее нашли около трупа хозяйки) я устроил у себя на койке, предварительно накормив их». Когда «Богатырь» пришел в Неаполь, раненых сразу же развезли по госпиталям. Но Вахтин твердо решил удочерить малютку. «Всех увезли, а моя сиротка Джованни и Мессинка остались у меня, я не хотел расставаться с ними, да и они полюбили меня и друг друга. Я телеграфировал своей матери в Петербург, прося её приехать за ребенком». Но русского гардемарина убедили оставить девочку в Италии лично герцогиня д’Аоста и один итальянский адмирал. Адмирал был бездетным и советовал не разлучать девочку с ее отечеством, опасаясь за здоровье ребенка в петербургском климате. Адмирал рассказал, что у него самого нет детей, и просил отдать ему ребенка, гарантируя, что девочке будет хорошо и что он с женой заменит ей погибших родителей. Вахтин пишет матери: «Мне грустно было расставаться с Джованной, но я согласился». Через неделю в пострадавшем городе установился относительный порядок. Прибыли более 6 тысяч военных, 40 военных кораблей из Италии, России, Великобритании, Германии, собралось до 300 врачей. Из остальной Италии и со всей Европы прибывала помощь разрушенным городам. Помощь российского флота уже не требовалась, и Балтийский гардемаринский отряд снялся с рейда Мессинской гавани.

«ДА ЗДРАВСТВУЕТ РОССИЯ!» Благодарные итальянцы не забыли подвиг русских моряков, которые первыми пришли на помощь жителям Мессины. Из письма итальянских врачей Морскому министру из г. Бари, полученного 7 января 1909 г.: «Ваше Превосходительство! Позвольте и нам присоединить наши голоса к всеобщему хору благословений, исходящих из глубины сердец итальянской нации, за подвиги героизма, проявленные доблестными Вашими моряками в ужасной катастрофе, постигшей нашу родину». Итальянцы с восхищением писали о русских моряках: «Мы на месте бедствия были свидетелями сверхчеловеческих подвигов этих божественных героев, которые будто сошли к нам с небес. Память об этих подвигах никогда не изгладится из наших сердец. Русские моряки начертали свои имена золотыми буквами для вечной благодарности всей Италии». Удивила итальянских врачей и скромность русских моряков. Они писали морскому министру Российской империи: «Мы были бы глубоко признательны Вашему Превосходительству, если бы Вы соблаговолили выразить от себя командиру и всему экипажу крейсера «Адмирал Макаров» нашу бесконечную благодарность и вечную преданность; тем более что командир этого крейсера, по своей непостижимой скромности (еще большей, чем его доброта) не пожелал выслушать нашу сердечную признательность. Да поймет Ваше Превосходительство наши чувства лучше, нежели мы умеем их выразить словами, т.к. никакое слово не в силах передать грандиозность подвигов этих героев. Да здравствует Россия!» Тон итальянской и вообще европейской прессы был восторженным. Но адмирал Литвинов о подвигах моряков своей эскадры докладывал весьма лаконично и сдержанно: «Раскопки велись изо всех сил, работа всего личного состава вверенного мне отряда выше похвалы». Моряки Русского флота вовсе не считали, что совершили нечто особенное, спасая жителей Мессины, постоянно рискуя своими жизнями и работая до изнеможения. Лейтенант Граф выразил общее мнение экипажей Гардемаринского отряда: «В сущности, мы ведь исполнили только человеческий долг. Разве моряки Русского Императорского флота могли отнестись иначе к несчастью другой нации?»

Итальянцы по достоинству оценили подвиг русских моряков: «Вечную и нетленную страницу в историю Мессины вписали светловолосые славяне, столь сдержанные на вид и столь отзывчивые на деле», – писала в те дни La Stampa. В то время журналисты этой газеты могли себе позволить искренне выражать свои чувства и писать правду о русских. Англичане, которые позже русских прибыли в Мессину и также немедленно приняли активное участие в помощи горожанам, отдавали должное нашим морякам. В те дни британская газета «Дейли Телеграф» писала: «И английские, и итальянские спасатели работали прекрасно. Но до русских им было далеко: те проникали в такие места, куда, казалось, человек не мог попасть в принципе». Максим Горький, находившийся в то время на Капри, поехал на Сицилию, чтобы написать книгу «Землетрясение в Калабрии и Сицилии», которая вышла в Петербурге в начале 1909 года, и весь сбор от книги пошел на помощь жертвам землетрясения. Горький в своей книге приводит свидетельство отставного итальянского капитана де Анджелиса: «Нет слов, чтобы рассказать, с каким самоотвержением работали русские матросы! Где только было опаснее всего, куда никто не решался идти, они шли и спокойно делали свое дело. Нас итальянцев поразило, что у них всё оказалось: и топоры, и кирки, и веревки, и даже полотняные перчатки, чтобы солдаты не ранили себе рук и не заражались». Де Анджелиса поразила и доброта русских матросов: «Удивительно трогательно относились они к детям и женщинам! Надо было видеть, с какою осторожностью и нежностью они относились к ним, говорили что-то, никому непонятное, но испуганные дети шли к ним на руки без страха, так чувствовалось их горячее желание утешить и приласкать». Итальянский капитан вспоминает случай, который его особенно поразил. Проходя мимо разрушенного дома, он увидел на высоте третьего этажа, где каким-то образом уцелела одна комната, женщину. Итальянка умоляла о помощи, но у капитана и его спутников не было под рукой ничего для её спасения. Отправившись за инструментами, они встретили по пути отряд русских моряков, который направлялся как раз в сторону разрушенного дома. Итальянский капитан был поражен смекалкой и ловкостью русских моряков: «Не прошло и десяти минут, как кричавшая женщина оказалась спасенною и была на земле. Как они это сделали, я, право, не знаю; у них, как и у нас, не было ни лестниц, ни веревок с собою».

На кораблях эскадры адмирала Литвинова находилось около 3000 русских офицеров, гардемарин Морского кадетского корпуса и матросов. Все они были героями, хотя никто из них героем себя не считал, как обычно свойственно русскому человеку. Исполнили свой долг, а как же иначе?

В 1910 году правительство Италии наградило контр-адмирала Владимира Литвинова Большим крестом Итальянской короны, а командиров кораблей и врачей – Командорскими крестами. Все без исключения участники спасения получили памятные медали. В 1911 году крейсер «Аврора», совершавший учебное плавание в Средиземном море, зашел в Мессину, чтобы получить эти награды и передать их героям. Грамота, которая теперь вместе с наградами хранится в Морском музее Санкт-Петербурга, гласит: «Вам, великодушным сынам благородной земли, героизм которых войдет в историю, первым пришедшим на помощь тем многим, кому грозила верная смерть от ярости земной тверди…»

ПЛОЩАДЬ РУССКИХ МОРЯКОВ. В том же 1908 г. мессинцы решили поставить памятник русским морякам. В 1909 году итальянским скульптором Пьетро Куфферле был выполнен эскиз памятника. Он изображает матросов, спасающих из-под развалин женщину с маленьким ребенком. На памятнике надпись на двух языках: «Русским морякам – героям милосердия и самопожертвования». И ниже: «Благодарные потомки и жители Мессины». В каждом из районов Мессины есть улицы, названные в честь наших моряков: «Улица русских моряков», «Улица российских моряков-героев 1908 года», «Улица русских моряков Балтийской эскадры»… На Площади Русских моряков установлен и бюст адмиралу Федору Ушакову, который в 1799 г. возглавлял Русский флот на юге Италии в борьбе с французской оккупационной армией. В то время Северную Италию освобождали войска Александра Васильевича Суворова. В сотне метров от Площади Русских моряков на средства немногочисленной православной общины установили часовню Святителя Николая. Часовня стоит на российском граните: оставшийся от памятника камень был пожертвован греческим монахам.

Мессинцы назвали эту площадь «русский уголок». На торжественной церемонии открытия глава Мессины Нани Ричевуто сказал: «Эта площадь, эти памятники воспевают тех, кого мы называем “ангелами с моря”, которые с решительностью, не жалея себя, спасали итальянцев. Воспевают людей – таких же благородных и щедрых, как сам русский народ. Мы всегда будем помнить о них». Нани Ричевуто добавил, что это были «сыны великого народа – очень милосердного, искреннего и доброго».

Торжественные мероприятия, которые длились в течение всего дня, сопровождало выступление оркестра Черноморского флота России. После официальной части наш корабль принял на своем борту итальянцев, звучали русские песни, жители Мессины очень тепло общались с потомками тех, кто под таким же Андреевским флагом подошел к разрушенному городу ранним утром 29 октября 1908 г., чтобы спасти жизни многих горожан. Жители Мессины говорили, почему так тепло приветствовали гостей из России: «Потому что мы помним, кто спас наших предков сто с лишним лет назад». Почти каждый коренной мессинец может рассказать, что кто-то из его родственников обязан жизнью русским морякам. Президент Провинции Мессина господин Ричевуто рассказал, что русские моряки вытащили из-под завалов дедушку его супруги: «Их спасли русские ангелы. И хотя ангелов нам обычно посылает небо, но тогда они пришли с моря».

Преподаватель факультета филологии Мессинского университета поведала, как наши корабельные врачи выхаживали ее отца и двух его сестер. В сетевом сообществе «Культурная ассоциация Мессина — Россия», созданном в память о том, как моряки русской эскадры помогли итальянцам во время мессинского землетрясения 1908 г., отметили: «Именно они (русские) первыми пришли на выручку нашему разрушенному городу. Дед всегда их помнил. Спасибо за это — и спасибо сейчас, братья». Модератор группы учитель Джузеппе Ионелло сказал корреспонденту РИА Новости, что в Мессине российской помощи никто не удивился: «Это не стало сюрпризом. Мы помним и не забудем».

«ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ…» Русские врачи приступили к работе, и на итальянском телевидении их назвали суперэкспертами: «Команды суперэкспертов с оборудованием, которое уже было применено в борьбе с вирусом Эбола… Россияне оставили дома своих близких и родных в столь непростые времена и с любовью к Италии прибыли сюда, чтобы вместе с нашими специалистами вести битву против COVID-19». Итальянский певец Энцо Гинацци, более известный под псевдонимом Пупо, исполнил в благодарность РФ за помощь его стране песню на русском языке из кинофильма «Земля Санникова» – «Призрачно всё в этом мире бушующем…». «Хочу выразить благодарность российским друзьям и братьям за огромную помощь, которую вы оказываете моей Италии, нам, итальянцам, в очень сложное время. Спасибо от Пупо, спасибо от всей Италии! Россия, мы любим тебя! – сказал итальянский певец. – Уверен, что российские братья ни в коем случае в беде бы не бросили». И для такой уверенности у итальянцев есть основание. Итальянцы помнят о подвиге русских моряков.

Но можно провести опрос и выяснится, что большинство наших соотечественников даже не слышали о том, что русские моряки спасли тысячи жизней в итальянской Мессине. Конечно, этому можно найти объяснение. В трагическом и одновременно величественном ХХ столетии русским людям пришлось совершить так много подвигов самопожертвования, проявить такое милосердие, в том числе и к поверженным врагам, что подвиг моряков гардемаринского отряда Балтийского флота, совершенный в начале ХХ века, нелегко было сохранить в народной памяти. Ведь слова «массовый героизм советского народа в годы Великой Отечественной войны» очень точно отражают смысл совершенного нашими отцами и дедами. Подвигов и героизма, совершенных в годы войны россиянами, с лихвой бы хватило на историю всех стран Евросоюза за многие столетия. В городах Европы не хватило бы площадей, чтобы поставить памятники всем героям. А Голливуд бы снимал исторические блокбастер за блокбастером.

Но все же хочется, чтобы в России знали (и помнили!) о подвиге милосердия и самопожертвования, совершенном в 1908 г. в далекой Италии экипажами эскадры адмирала Литвинова. В поведении русских моряков во время трагедии в Мессине очень ясно воплотился дух русского народа. Как сказал мэр Мессины, «народа великого, доброго и милосердного».

…Сомневаюсь, что Италия в ближайшее время выйдет из Евросоюза – «гнезда змей и шакалов», или покинет ряды НАТО. Но все экономические и политические модели, военные союзы, геополитическое противостояние, курсы валют и пр. – суета сует. А миг, в котором человек проявляет самопожертвование, милосердие, способность положить душу за други своя – это и есть то, что остается запечатленным в Жизни Вечной.

Виктор САУЛКИН, руководитель информационно-аналитического центра общественной организации «Московские суворовцы»

Поделиться статьёй