НЕЗЕМНАЯ ЛЮБОВЬ. ЭТЮД АННЫ ВАН ДЕБРЕ

НЕЗЕМНАЯ ЛЮБОВЬ. ЭТЮД АННЫ ВАН ДЕБРЕ

Кто-то узнает о приходе весны по календарю, кто-то по погоде, а я по поведению моего давнего друга – большой морской чайки Татоши. Так вот, «по Татоше», весна в этом году наступила 21 февраля. За 13 лет, что мы знакомы, он всегда точен.

О том, как Татоша впервые прилетел на мой балкон, я уже рассказывала на сайте «Русского Салона» в своем очерке «Любитель русского языка». Напомню лишь, что когда мы познакомились, он Татоша был безымянным птенцом, который только-только научился летать. Мы с ним быстро подружились, Татоша стал совсем ручным и теперь каждый день (каждый!) прилетает на мой балкон и подолгу сидит там.

В течение всего года, кроме весны, он единолично царственно восседает на моем балконе, не разрешая ни одной птице даже подлететь к нему, исключением бывают лишь морозы за минус 20: тогда одной синичке, одной вороне и двум галкам разрешено немного поклевать с царского стола. В остальное время стоит какой-либо птичке приблизиться к балкону, Татоша молниеносно вцепляется острым сильным клювом нахалке в хвост…

…Как только природа чувствует первое дыхание весны, поведение моего друга меняется, и на балконе появляется его крылатая дама сердца.

Я раньше думала, что только лебеди всю жизнь хранят верность одному партнеру, но, оказывается, что и большие морские чайки моногамны. Крылатая дама сердца появилась в жизни Татоши четыре года назад, я назвала ее Какоша. Помните двух крокодильчиков из «Мойдодыра»?

Вдруг навстречу – мой хороший,

Мой любимый Крокодил.

Он с Тотошей и Кокошей

По аллее проходил…

Только там были Тотоша и Кокоша, а у меня Татоша с Какошей. Должны же птицы чем-то отличаться от крокодилов!

Так вот, весна наступила несмотря на холод, снег и февраль. Татоша опять поет (орет, горланит, кукарекает… – не могу в человеческом языке найти подходящее слово) каждый день. Какоша сидит рядом и кудахчет (правда, по звуку больше на кваканье или хрюканье похоже). В общем любовная идиллия! С самого утра и до вечера с балкона доносится душераздирающее пение влюбленных. Когда кто-то звонит мне по телефону и впервые слышит любовные вопли, то с ужасом спрашивает, что происходит у меня дома. Я стараюсь терпеливо и с пониманием относиться к птичьей любви, тем более, что эта страсть к июлю утихнет. 

Чем больше я наблюдаю за птицами, тем больше понимаю, что у них все как у людей. Кто-то умный, кто-то глупый, кто-то наглый и злой, а кто-то добрый и доверчивый…

Семейные пары тоже разные. Что касается Татоши и Какоши, то все без исключения мои знакомые недоумевают, как такой красивый, умный интеллигентный, воспитанный и т.д. Татоша нашел такую откровенную дуру Какошу. Вот уж воистину любовь зла! Хотя, может, Какоша красивая и добрая, кто знает, но «припарковаться» на балкон как следует не может: то недолет, то перелет, а то и головой о перила ударится. Смотреть жалко! Любимое развлечение у дамы – это раскачивание на нижней перекладине балкона. Зрелище совершенно странное, но постараюсь описать. Сидит птица на краю балкона между двух перекладин хвостом наружу и качается вперед-назад до тех пор, пока не потеряет равновесие и не свалится на балкон головой вниз. Если бы она сидела на верхней перекладине, то при потере равновесия взмахнула бы крыльями и не упала бы, а между перекладин махать не получается. После того, как упадет и кое-как поднимется, опять садится на то же место и снова качается. Всё это время её муженек сидит рядом и снисходительно смотрит на чудачество жены. Любовь!

У мужа, в свою очередь, тоже недостаток имеется – он жадный. Татоша, если помните, совсем ручной и любит кушать с рук. Какоша боится, поэтому я кладу для нее еду на балкон, вот только ей ничего не достается, муженек, несмотря на неземную любовь, съедает все сам.

Вот так они и живут душа в душу: и в горе и радости, и в тумане и на солнышке.

Анна ван ДЕБРЕ//Стокгольм

Поделиться статьёй