РЯДОМ С ВОДОРОДНОЙ БОМБОЙ

РЯДОМ С ВОДОРОДНОЙ БОМБОЙ

Новогодняя сверкающая огнями Москва исчезла, как только мы закрыли дверь неприметного особнячка в центре столицы. Пока лифт плавно скользит вниз, моё женское любопытство берёт верх, и я спрашиваю сопровождавшую нас девушку, на какую глубину она собирается нас «доставить».

– Примерно на 65 метров, – скокойнёхонько отвечает та. И я мгновенно физически ощущаю, что у меня есть душа, которая стремительно устремилась в пятки. Разумеется, в мои. Но делать нечего, поскольку выхода у меня нет. Начинаю, чтобы отвлечься, лихорадочно делить 65 метров на два сорок (высота комнаты в моей девятиэтажке), получается 27 с «хвостиком». Ёк-мотылёк! Это ж почти три дома вниз! И тут двери лифта распахиваются… Слава Богу, то, что я увидела, даже близко не походило на преисподнюю. Хотя, кто знает, как она выглядит… А здесь – уютные диванчики, мягкий свет. Можно сказать, все блага цивилизации. Однако рано пташечка запела… Знала бы она, что ждет её впереди в этом бункере №42, комплексе времен холодной войны – бывшем запасном командном пункте (сокращенно – ЗКП) «Таганский», или ГО-42, в центре Москвы (точнее, в её подземном центре), построенном в пятидесятых годах ХХ века. Ровно 60 лет назад, в 1956-м, этот секретный объект был принят госкомиссией. К шестидесятым бункер «Таганский» уже имел всё необходимое на случай ядерного удара.

Запасы продуктов, топлива, системы регенерации и очистки воздуха, подачи питьевой воды могли, как нам сказали, обеспечить боевое дежурство личного состава на протяжении аж нескольких месяцев. Бункер задуман был как противоядерное убежище для руководства Советского Союза, потому-то и устроили его по соседству с Кремлём.

Сам Сталин подписал приказ о строительстве этого спецобъекта, но побывать там отцу народов так и не пришлось: он умер в 1953-м. Да, к счастью, и никому из генсеков с их приближенными не потребовалось это сооружение, ставшее сейчас экскурсионным и развлекательным объектом со всеми «прибамбасами» и для отдыха разряда vip, и для экстремалов, которые не могут прожить без щекотания нервов, и для простого люда. Тут имеются деловой зал, «отсек» для острых ощущений, банкетная зона, кинотеатр. В общем, что душеньке угодно, то она и найдёт.

Мы с Людмилой Александровной Турне, главой общества «Русский Салон» (Стокгольм), угодили в это местечко в составе большой группы журналистов на III форум It’s time for Moskow, которых Правительство Москвы и Московский дом соотечественников в очередной раз собрали в столице. Организаторы в первый же день решили удивить прессу. Надо сказать, это им удалось.

Даже человеку, далекому от инженерных наук, понятно, что построить такой уникальный объект в центре Москвы, где и так полно городских коммуникационных систем, – это на грани фантастики. А уж построить тайком от обывателей и от иностранных разведчиков, кажется, вообще невозможно… Но ведь построили!

Лучшие специалисты «Метростроя» занимались этим объектом. Само собой, каждый из них поставил свою подпись под обязательством о неразглашении тайны. Болтунов среди строителей не нашлось. Работы велись круглосуточно, и ни одного прокола не было, хотя наверх поднимались тонны грунта, а вниз опускались многотонные детали для бункера. Вот это конспирация!

К тому времени, когда он был сдан в эксплуатацию, политическая обстановка изменилась, и на объекте разместили командный пункт Дальней авиации. Около тридцати лет – до 1986 года – из бункера осуществлялось командование стратегическими бомбардировщиками, которые несли на своих бортах ядерное оружие. А потом пункт управления передислоцировали. И бункер с 2006 года стал музеем. В 2016-м ему исполняется 10 лет. Круглая дата…

Нас вёл по ходкам-туннелям лейтенант, который то и дело раскрывал прежние военные тайны. И хотя данные эти уже давно перестали быть секретами, для многих из нас они были откровением и оттого производили неизгладимое впечатление. Тем более что, то водородная бомба возникала из небытия (она уже на «покое», конечно, однако находиться рядом с такой «пенсионеркой» всё равно жутковато), то сам товарищ Сталин попадался на пути… Хоть и манекен, но Сталин же! Мало ли что… В некоторых местах бункера отчетливо слышится громыхание поездов метро: бункер – на одном уровне с кольцевой линией. Он сообщения с метро не имеет, тоннель завален и заблокирован железобетонной пломбой, но сердце всё равно учащает ритм при приближении невидимого поезда.

Лейтенант на всякий случай предупредил журналистскую братию, чтобы она держалась «кучкой» и не «распускала руки»: не трогала никаких рычагов, не нажимала никаких кнопок, а то, мол, может произойти замыкание и возникнет проблема, как выбраться на поверхность. Примерно в середине экскурсии лейтенантик попросил нас подождать его, пообещав быстренько вернуться, и ловко испарился в неизвестном направлении. Мы с коллегами теснились в каком-то закоулке перед массивной дверью. Прошло несколько минут. Лейтенант не появлялся. Повисла гнетущая тишина. Шутить почему-то никому не хотелось. Становилось не по себе. Но и паниковать было неловко. Подозреваю, подобие паники поселилось индивидуально в каждом. Но не буду говорить «за всю Одессу», скажу «за себя»: душа моя, уже вернувшаяся на место, снова засобиралась в пятки. Я попыталась поговорить с душой по душам. Тщетно… И тут погас свет! Рядом кто-то выдохнул: «Какой-то идиот всё-таки устроил замыка…» Конца фразы мы не услышали, потому что истошно завыла сирена и замелькали то тут, то там красные огни. Я отчетливо ощутила наличие собственных коленок, которые тряслись аки кролики, и простилась с родиной и близкими, тем более что голос из черной бездны зловеще изрёк: «Экстренное сообщение…» Далее следовало, что противник нанес атомный удар (за точность изложения не ручаюсь, так как не до того было, чтоб заучивать текст, но суть – точная) и Москве – кердык! В смысле, нет её, Первопрестольной нашей. После такого «сюрприза» мгновенно зажегся свет и пред нашими взорами, как по волшебству, явился лейтенант-гид. Шутка! Н-да, испытание не для слабонервных. Хоть бы подготовили! Но опять же… если бы предупредили заранее, то никакого эффекта бы не было. А так мы кое-что поняли, думаю. Каждый извлёк свой смысл из этой подземной мизансцены с виртуальным нападением врага. И когда я выбралась наверх, то мир показался мне еще более прекрасным, чем прежде.

Людмила ВИНСКАЯ. /Фото автора и Людмилы Турне/Пресс-служба “Русского Салона”

 

Поделиться статьёй