Елена Чавчавадзе: «Это было преступление планетарного масштаба…»

Елена Чавчавадзе: «Это было преступление планетарного масштаба…»

Сенсационный документальный фильм «Цареубийство. Следствие длиною в век» покажет телеканал «Россия 1» сразу после передачи «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым». А сегодня у нас в гостях автор сценария Елена Чавчавадзе…

– Елена Николаевна, «Столетие» уже не раз представляло ваши с режиссером Галиной Огурной фильмы по истории революции. Эти фильмы, насколько нам известно, имели очень высокий рейтинг на телеканале «Россия 1». Да и публикации о них вызывали бурную полемику среди читателей. И вот 24 ноября, в воскресенье будет показана новая лента по вашему сценарию «Цареубийство. Следствие длиною в век». Об этом следствии немало написано, начиная с книги первого следователя Николая Соколова. Тема сложная, многоплановая, много вокруг нее самых разных слухов и легенд… Останки Царской семьи были захоронены в Петропавловском соборе, но, как известно, Русская православная церковь их подлинность пока не признала. Что же нового мы узнаем из вашего фильма?

– Вот вы сказали, что Николай Соколов был первым следователем в этом деле. И у многих ошибочное представление о том, что он как начал следствие, так его и вёл. Нет. Цареубийство произошло в июле 1918 года, а Соколов только в начале 1919-го был представлен адмиралу Колчаку, который стал верховным правителем и главнокомандующим в ноябре 1918-го. Вот буквально на днях я читала интересный материал, но пишут: армия Колчака вошла в Екатеринбург сразу после убийства там царской семьи, через несколько дней. Но Колчака ещё даже на территории России не было.

До Соколова дело вели следователи Алексей Наметкин, а затем Иван Сергеев. Это были люди разных взглядов, но важно было выяснить, кто какой вклад на каждом этапе внес в расследование. Слышали ли вы, например о записке подполковника Игоря Бафталовского, о роли офицеров – слушателей академии Генштаба, оказавшихся в Екатеринбурге в 1918-м? Так вот… они сделали очень много, и если бы не их первые шаги в расследовании, Соколов не имел бы огромного количества тех вещественных доказательств, которые он потом приобщил к делу, проверив их ещё раз, отсеивая то, что не важно, то, что имело характер дезинформации. А надо сказать, что большевики сразу, с первого дня после убийства, запустили механизм дезинформации. Например, в первом сообщении о расстреле государя было написано, что «жена и сын Николая Романова в надёжном месте»…

И сегодня дезинформации предостаточно. Если почитать полемику вокруг этого преступления планетарного масштаба, то очевидно: интерес к нему огромен, и не только у людей, для которых это действительно великая трагедия, но и у самых разнообразных сил, в том числе и тех, которые профессионально занимаются дезинформацией. Если вы откроете интернет, то вы чего только там не прочитаете. Одно дело – люди образованные, знающие историю, и другое – молодежь, которая только вступает в жизнь, хочет что-то узнать, они, наряду с серьезными работами в интернете, увидят, например, что царевич Алексей – это, оказывается, бывший председатель Совмина СССР Алексей Николаевич Косыгин. И тому подобное. А кто-то, знающий английский, прочитает книгу о том, что вся Царская семья якобы спаслась и прочее…

…Ещё в далекое советское время мы изучали и читали все доступные тогда материалы. Конечно, они носили отрывочный характер и вот только сейчас, впервые, с помощью следственных материалов, которые подняты абсолютно все в ходе нового следствия, вся картина, лично для меня, прояснилась. Сам факт участия в нашем фильме старшего следователя по особо важным делам при председателе Следственного комитета РФ полковника юстиции Марины Викторовны Молодцовой говорит о том, что даже что-то уже известное для тех, кто следит за расследованием, всё равно стало сейчас уже историческим фактом, проверенным и перепроверенным. 24 ноября будут показаны две серии нашего фильма. В первой из них мы отдаем должное следователю Николаю Алексеевичу Соколову. Действительно, вот образец следователя, нестоличного, из Пензы, русской глубинки, которого сама жизнь выдвинула промыслительно на эту ответственнейшую должность. Он перешел линию фронта, провел огромную следственную работу. Столько натерпелся за эти годы следствия! Его пытались убить, крали вещественные доказательства, многие из них пропали уже на пути эвакуации из Екатеринбурга.

– Есть версия, что Соколов погиб при неясных обстоятельствах.

– Он умер в 1924 году в глухом французском городке. Вёл свою работу в тяжелых условиях, в бедности, столько пережил, листая эти страшные листы… В любом случае он погиб как воин, как солдат на самой линии фронта, потому что несмотря на формальное окончание Гражданской войны, она продолжалась. Война Соколова – это была его война, война за истину. Не за правду, которая у одного – своя, у другого – своя, а за истину…

Мы, документалисты, не только озвучиваем то, что делает представитель Следственного комитета, мы ведем своё расследование, ведь мы сделали уже почти семьдесят фильмов, практически все на историческую тему. Когда окунаешься в прошлое, то тоже ведёшь своего рода историческое расследование. Мы что-то и сами привнесли, скажем так. В частности, альбом гвардии капитана Павла Булыгина, который был командирован в Екатеринбург вдовствующей императрицей Марией Федоровной, матерью государя Николая Александровича, чтобы попытаться узнать, что с Царской семьёй, потому что вы понимаете, что тогда не вынимали мобильники из кармана и не созванивались по WhatsApp. Ведь что такое восемнадцатый год? Армия российская распущена, красная фактически только ещё создавалась, но везде действовали красногвардейские так называемые летучие отряды, в том числе интернациональные, в которые рекрутировались бывшие военнопленные, которых в Сибири, на Урале было очень много. Это мадьяры, немцы, австрийцы. Хватало и китайцев. И вот эти летучие отряды дежурили на всех узловых станциях, на вокзалах, они ходили по вагонам. Поэтому офицерам пробраться в Сибирь, на Урал было чрезвычайно сложно, их узнавали по выправке, даже если они были в штатском, моментально арестовывали, расстреливали. Булыгин чудом избежал этой участи. Он стал для следователя Соколова действительно ангелом-хранителем и оставил о нем проникновенные слова: «Прислонившись к родному Кресту, / Одинок на печальном посту / Ты бессменный стоишь часовой».

– Как известно, и сегодня точка в деле о цареубийстве, об останках царственных страстотерпцев еще не поставлена.

– Да, следствие, которое ведет полковник юстиции Молодцова, ещё не закончено. На наш взгляд, кстати говоря, ей, в отличие от предыдущего следствия 1990-х годов, где была действительно существенная материальная поддержка, таковой не оказывается. Наверно, можно было бы ускорить какие-то следственные эксперименты. Могу сказать, что следователь Молодцова – настоящий профессионал, она прошла все ступени в своей службе. Это человек, для которого истина действительно важнее всего.

– Поисками останков страстотерпцев, так сложилось, занимались больше всё же не профессионалы, а известный сценарист популярного в 1970-е годы сериала «Рожденная революцией» о советской милиции Гелий Рябов, уральские краеведы…

– Дело в том, что я принадлежала к числу тех, кто категорически не признавал и не принимал всех тех сообщений, выводов былых лет о царских останках. И я не хочу сказать, что сейчас присоединяюсь к прежнему следствию. Ни в коем случае. Но я сама сейчас прошла такой путь, вместе с режиссером Галиной Огурной, который позволил увидеть логику развития событий. И, конечно, я понимаю, что есть, безусловно, определённая мистическая составляющая всего. Вот Господь Бог и не попустил, чтобы святое дело попало в руки тех, кто, может быть, хотел на нем какие-то политические дивиденды получить.

То была, повторю, колоссальная трагедия действительно мирового масштаба, планетарного. Почему? Потому что убивали не граждан Романовых, не просто это было убийство. Это было определённо сакральное убийство, в котором нужно было полностью убить душу народа, а это была первая жертва. Душу потом долго пытались убить, и новомученики этому свидетельство, но, конечно, главной жертвой была Царская семья и верные им люди. Поэтому такого рода события не могут стать объектом каких-то манипуляций и прочее.

– Что пытались сделать в девяностые годы…

– Безусловно.

– Неслучайно в той церемонии воздержался участвовать Патриарх Алексий II.

– И никто из членов тогдашнего Синода, в том числе и митрополит Кирилл, ныне Патриарх. Мы нашли много архивных съёмок тех лет, благодаря помощи телеканала «Россия 1», в частности Андрея Кондрашова, который нам позволил раскопать те старые репортажи из Свердловска-Екатеринбурга. И видно – многие участники, которые как-то соприкасались с этим расследованием, хотели действительно разыграть это в свою пользу политическую…

Это одно. А второе – должна сказать, что я лично глубоко виновата перед Гелием Трофимовичем Рябовым, которого воспринимала как ставленника неких тёмных сил. Ведь он у нас даже однажды был дома в поздние советские времена! И знаете, что нас с мужем больше всего смутило? Он повернулся на иконы, перекрестился и чуть ли не земной поклон сделал. И мы подумали, что это тоже какой-то спектакль… Мы с мужем, нашими друзьями не поняли тогда его, мы не доверяли никому. А сегодня самое трудное для людей, которые уже много чего сказали, написали на данную тему – это признать, что они ошибались. А ведь это и есть раскаяние. Даже сейчас я читаю патриотическую, как бы православную публицистику, там называют Рябова – «милицейский следователь», априори. А этот человек сам перевернулся внутри себя, сам был настолько потрясён тем, к чему он невольно соприкоснулся. Может быть, у него сначала был чисто творческий интерес, как сценариста. Но мы сейчас узнали, что, оказывается, по образованию Рябов был юрист, работал следователем. То есть не случайный он был человек в этом расследовании. А когда его группа в 1980 году вернула черепа в найденное захоронение (все эти перипетии можно долго рассказывать, лучше посмотрите фильм), именно Гелий Трофимович положил туда литой крест, на котором сам нацарапал «Претерпевший до конца спасётся». Понимаете, этого никакой эмгебешник, кагебешник, никакой масон никогда бы не сделал! Никогда! Для меня есть и свои, как бы внутренние доказательства…

Многие поддалась когда-то всеобщему улюлюканью по отношению к Рябову. Оказалось, вдова его нам рассказала, к кому бы он ни обращался с просьбой об экспертизе, все шарахались. Не забывайте, это всё было в советское время. А после снятия Щёлокова все их действия прекратились. Единственный, кто духовно поддержал тогда Рябова, благословил, это отец Александр Шаргунов. И в последующие смутные годы Рябов оказался бессребреником. Этот человек, никогда ничего не сделал для себя, никаких не построил себе палат каменных…

Или вот участник группы Рябова – Геннадий Васильев… Это потрясающий человек. Он нам восстановил всю поисковую картину. Кстати, дочь у него стала монахиней. Как прорастает иногда внезапно то, что было под спудом, как опасны какие-то преждевременные суждения…

– Что меня особенно поразило… (я об этом читал в Интернете, но не было полного доверия к информации, потому что сейчас, правильно, там можно найти всё что угодно) это роль министра внутренних дел СССР Николая Щёлокова, друга Л.И. Брежнева. Это просто потрясающе! Действительно он изучил документы о цареубийстве, направил Гелия Рябова в Свердловск с целью найти могилу?

– Да, это интереснейший момент. Если кто помнит то время, конец 1970-х, а я помню, и так получилось, что волею судеб я работала на Центральном телевидении и снимала эпизод, где принимал участие Николай Анисимович Щёлоков. И меня поразила тогда его манера держаться, нетипичная для высших советских руководителей? Никакой важности, сухости, простота в общении. Кстати говоря, когда мы снимали вдову Гелия Трофимовича Рябова (он умер в 2015 году, совсем недавно), то она рассказывала, что у них со Щелоковым отнюдь не было каких-то особых отношений. То есть Рябов не был ангажирован Щёлоковым, тот просто дал ему направление, вектор. И потом, кстати, министр же их обругал, когда узнал, что у них хранятся черепа, и сказал, чтобы их укрыли там же. Щелоков действительно приказал сделать ему копии документов о цареубийстве. Он смотрел альбомы с фотографиями Царской семьи, и что-то в нем, видимо, тоже перевернулось…

– Могу сказать, что когда я сам увидел впервые в конце 1980-х фотографии Царской семьи, они поразили красотой и чистотой лиц, окутывавшей их какой-то неземной атмосферой.

– Когда мы с Галиной Алексеевной Огурной работали с материалами Соколова, увидели что ему в Сибири помогал некий купец Щёлоков… А дочь Николая Анисимовича прямо говорит сегодня, что её отец был тайным монархистом в душе…

– Три года назад о Н.А. Щёлокове вышла третьим изданием интересная, весьма неожиданная книга С. Кредова в серии «Жизнь замечательных людей». Родился Николай Анисимович в поселке в Луганской области, отец – кузнец-металлург, мать Мария Ивановна – домохозяйка, по словам сына, «отличалась народной мудростью, добротой», занималась врачеванием, вместе с сыновьями до революции регулярно ходила в церковь. Сам Щёлоков отличался любовью к живописи, хорошо рисовал. В годы войны был политруком, участвовал во многих боях, был ранен и контужен. С 1968 по декабрь 1982 года – министр внутренних дел. Провел там глубокие преобразования, собрал незаурядную команду. И сейчас , пишет автор книги, «министра в его ведомстве многие поминаю добрым и сочувственным словом»… А затем, после Щёлокова, по указанию Андропова, ставшего генсеком, милицию просто разгромили, были убраны лучшие кадры. И это накануне «перестройки». Как будто Андропов не знал о том, какой сильный организованный преступный мир сложился в СССР, этот криминал уже рвался к власти.

– Хорошо известно, что Щёлоков и председатель КГБ Андропов были – по отношению друг к другу – врагами. В нашем фильме показан документ 1975 года, подписанный Андроповым о необходимости сноса Ипатьевского дома, где было совершено цареубийство. Причем Яков Петрович Рябов, тогдашний первый секретарь Свердловского обкома, отказался выполнить это, спрятал тихо бумагу в сейф. А вот пришедший ему на смену Борис Николаевич Ельцин в 1977-м это сделал…

– Сегодня, на мой взгляд, противостояние Андропова и Щёлокова высвечивается в каком-то новом свете. Такое впечатление, что отношение к Царской семье стало каким-то моментом истины…

– Я поражаюсь, почему наши офицеры спецслужб все ещё приводят Андропова в пример.

– Он был очень умным человеком, умел держать в руках свой аппарат, им управлять. Ну это, конечно, отдельная тема.

– Это отдельная тема, но именно Андропов, что общеизвестно, привёл к власти, на нашу голову, Михаила Сергеевича…

– Об уральских поисковиках из «Горного щита», которые нашли второе захоронение в 2007 году, не доводилось слышать подробно, не привлекалось к их работе внимания.

– Вот именно! Их вообще никто не знал. Мы дали возможность рассказать о своей работе этим людям, поисковикам, которые никем не были ангажированы, никем! Они бессребреники. Понимаете, это  простые русские люди. Может быть, даже и не очень воцерковлённые. Но они честно делали своё дело.

– У меня такое ощущение появилось, что царские останки практически уже найдены…

– Давайте дождёмся окончания следствия, не будем забегать вперёд. Думаю, мы ещё немало неожиданного узнаем, будут еще открытия. Как ни странно, но история такая вещь: иногда кажется, что всё так страшно запутано, так таинственно, а потом вдруг раз – и Господь всё проясняет… Всё тайное становится явным.

Беседу вёл Алексей Тимофеев

24 ноября 2019 г. на телеканале «Россия 1» сразу после передачи «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» выйдет в эфир фильм «Цареубийство. Следствие длиною в век» (части 1 и 2). Автор сценария – Елена Чавчавадзе, режиссёр – Галина Огурная.

Поделиться статьёй