ИЕРОМОНАХ РОМАН. СТИХОТВОРЕНИЯ 2019 ГОДА

ИЕРОМОНАХ РОМАН. СТИХОТВОРЕНИЯ 2019 ГОДА

16 ноября исполнилось 65 лет иеромонаху Роману (Матюшину-Правдину), имя и голос которого хорошо знакомы тем, кто обрёл Бога в восьмидесятые-девяностые годы минувшего века. Многие рассказывают о том, что пришли в Церковь, отозвавшись именно на этот голос, как овцы идут на знакомый голос пастыря. Песнопения отца Романа звучали, как отголосок Евангельской проповеди: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4:17), облечённый в стихотворно-песенную форму, близкую к творчеству не только церковному, но и народному: «Радость моя, наступает пора покаянная…», «Выйди скорей к моему роднику», «Отложим попечение…»

По замечательным словам философа Александра Королькова, творчество иеромонаха Романа народ принял как голос самого Православия. Вслед за отцом Романом его песнопения исполнили Максим Трошин, Жанна Бичевская, Олег Погудин, Евгения Смольянинова, Геннадий и Анастасия Заволокины и многие другие. Сам отец Роман позже петь перестал, но продолжил писать: на сегодняшний день им написано более тысячи стихотворений, известных не так широко, как песнопения. Причина такой «неширокой» известности – в необыкновенной личности автора. «Мне мало чести, что, может, как поэт состоялся, – говорит отец Роман. – Великая честь – принадлежать Православной Церкви, быть христианином». Он и стремится в первую очередь быть христианином, монахом, который в постриге умирает для мiра, быть священником, а поэзия – это только отблеск его отданной Богу жизни. Отец Роман избегает всякой публичности и саморекламы и, будучи максималистом, после пострига был готов совсем оставить литературу – но старец Николай Гурьянов благословил его и писать, и издаваться. Это благословение отец Роман исполняет по сей день. В России вышло в общей сложности около тридцати стихотворных сборников иеромонаха Романа, его стихи переведены на английский, белорусский, болгарский, польский, сербский и украинский языки. Почти не заметив этого, отец Роман стал лауреатом нескольких литературных премий, рукописи некоторых его стихов хранятся в Пушкинском Доме. По-прежнему многие стремятся исполнять произведения иеромонаха Романа – например, прекрасно поёт его песни сербская монахиня Теодора (Васич), а у петербургской певицы Ирины Скорик и Шереметевского мужского хора есть целая программа песнопений иеромонаха Романа, выполненная на высоком профессиональном уровне. В 2012 году был снят документальный фильм «Русь ещё жива», который рассказывает зрителям не только об отце Романе, но и о чём-то гораздо большем, как, впрочем, и его собственные произведения. Несколько лет назад был создан сайт «Ветро́во» (названный так по имени скита, где живёт отец Роман), посвящённый его творчеству. Сам же отец Роман, щедро делясь с нами плодами своих трудов, остаётся как будто в стороне от всего этого. В стороне – это не только в псковской глуши, где отец Роман живёт более четверти века и где только Бог, да река, да болото и лес. Он стоит в стороне от мiрской круговерти, с которой неминуемо связана жизнь человека, суетящегося и заботящегося о многом, пусть даже и стремящегося угодить Христу. Есть иная, благая часть: сидеть при ногу Иисусову (Лк. 10:39), слышать Его слово, хранить его и – продолжая Евангельскую мысль – делиться этим словом с другими. Так делились Божьим словом евангелисты, а вслед за ними – преподобные, святители и многие-многие монахи, не прославленные в лике святых, гимнографы, церковные поэты. Их слово почти не слышно в наше время: не потому, что оно перестало звучать, а потому, что вокруг слишком много словесного шума. Прислушаемся к слову иеромонаха Романа – нашего современника, не сообразующегося веку сему, ныне живущего и в то же время умершего для мiра, слушающего слово Божие и хранящего его. Что же касается пожеланий, которые принято дарить в День рождения… то что можно пожелать человеку, у которого есть всё и который ни в чём не нуждается, для которого «всё» – это Бог, как сам он говорит в одном стихотворении: И Путь, и Свет, Любовь и жизнь – Всё Ты, Господь моей души! Такому человеку ничего нельзя дать, но многое можно принять от него с благодарностью.

Ольга Надпорожская, редактор стихотворных сборников иеромонаха Романа и сайта «Ветрово»

ПРЕДУСТЬЕ

И в кувшинках река, и святая лазурь надо мною,
Замереть бы в тиши и глядеть без конца в небосвод…
Но теченье влечёт, и ладью под звездою ночною
От подлунных красот в неземной океан принесёт.

Может, лучше не плыть, а на берег сойти за мечтою
И упасть на траву в необъятный вечерний туман?
Но разумно ль, душа, распрощаться с живою водою,
Коль река только путь, а конечная цель — океан?

Вот и ветер свежее, и звуки подобны прибою,
Разгулялась волна иль несётся раскатистый гром?
Ах, войти б в океан с благодарною песней-мольбою
За лазурь над рекой и за то, что Ты в сердце моём…

БОГОБОРЦЫ

Ну построят Храм, а где мне выгуливать собаку? (Из разговора)

В сердцах и ненависть, и мрак,
Одни и те же вопли-стоны:
— Нам не выгуливать собак?
— Нам что, не спать под ваши звоны?

Ужели Храмы наш народ
Сменил на моськины угодья?
Тогда ты не народ, а сброд,
Рускоязычное отродье!

Кто будит лихо? Чуждый враг
Иль эти, что стоят стеною?
Ничтожные рабы собак,
Вы на Кого пошли войною?!

Вам не по нраву Божий Дом,
Забывшие Творца Иваны?
Быть может, вспомните о Нём,
Когда вас поведут в зинданы!..

ЛАЗУРЬ

Как ни милы подлунные места, но дух влечёт святая чистота.

Пасхалит оживляющая сила!
Чуть прояснится — исчезает хмурь.
Ах, как ребёнком ты меня манила,
Далёкая, чистейшая лазурь!

Не повторится то, что невозвратно,
В тумане детство, как глаза ни щурь.
Но до сих пор порою предзакатной
Всё так же манишь, близкая лазурь…

И чем земное может удержать,
Коль до тебя уже рукой подать.

БОЖИЕ

Достроен дом, вода из крана,
Покоем дышит скит.
Но отчего незримой раной
Душа кровоточит?

И полки из сосновых досок,
И книг церковных ряд.
Но почему сума да посох
Притягивают взгляд?

Едва-едва заря забрезжит,
Клин тянется на юг…
Как вольных птиц, ничто не держит
Меня в земном раю.

Давно уже хочу покинуть
Обитель, где живу:
Сын Человеческий не имать,
Где приклонить главу†.

Слова Евангельские ранят
И обжигают грудь.
Благослови, Превечный Странник,
Пойти в последний путь…

ПРИЗВАНЬЕ КАРЫ

Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает и во огнь вметаемо (Мф. 3:10).

Порушены последние границы,
Оплачен в преисподнюю билет.
Венчание кощунника с блудницей
Явило всем: назад возврата нет.

Тлят Божий дом обычаи мiрские.
Братанье с мiром — вот источник бед!
Подумать только! Не грехи людские —
Венчание на Небо вопиет!

ВЕЧНЫЙ ЗОВ

Скоро-скоро запоют метели:
Листопад подлунье опалил.
Вот опять над лесом полетели
То ли гуси, то ли журавли.

Улетают, с криком улетают,
Вечный зов, увы, необорим.
И земля, багряно-золотая,
Тяготится золотом своим.

Причитают, словно пред кончиной,
И летят, и всё-таки летят.
И с такой вселенскою кручиной
Им никак не повернуть назад.

Мы глядим, как уплывают птицы,
Забывая тщетные слова…
В Небеса душа всегда стремится,
Коль она для Вечности жива.

СО СТОРОНЫ

Со стороны, гляжу со стороны
На этот мiр, на быстрые стремнины.
Вдоль камыша проносятся челны,
Волнуя Богородичные крины.

Довлеет злоба† с самого утра,
За рыбаком бежит вода строкою.
Кому на берег выходить пора,
Кому грести до Вечного покоя.

И время, и дороги сочтены,
В местах подлунных ничего не ново.
Но кто глядит на мiр со стороны,
Тот недалёк от Царства Неземного.

ВЕСТОЧКА
Мир душе скорбящей! Живы ли, здоровы?
Как идут распевки, научились петь?
На земле под солнцем ничего не ново,
А псалмы поющим не о чём скорбеть.

Радуйтесь о Боге! Он душе опора!
С Ним легко и просто жить и умирать.
В трудную минуту чудным омофором
Чад Своих укроет, как родная мать.

Аки мёд гортани, слово Псалмопевца,
И взирает кротко Милостивый Спас.
Отойди, кручина! Отражает сердце
Свет Неизреченный Любящего нас.

 

На фото: акварель Алии Нуракишевой из книги иеромонаха Романа «Избранное» (М.: Издательство Сретенского монастыря, 2012).

 

Поделиться статьёй