“КРОВАВАЯ СКАЗКА”. И ТИХО ВСЕМ КЛАССОМ В НЕБО ПОДНЯЛИСЬ…

“КРОВАВАЯ СКАЗКА”. И ТИХО ВСЕМ КЛАССОМ В НЕБО ПОДНЯЛИСЬ…

На снимках: фашисты арестовывают людей на улицах Крагуевца. Среди них и ученики класса V/3 крагуевской гимназии; после расстрела детей; Десанка Максимович: монумент в память о погибших детях.

В октябре 1941 года антифашистское сопротивление в Сербии набирало силу и гитлеровское командование издало указ – за каждого убитого немецкого солдата расстреливать 100 гражданских сербов, за каждого раненого – пятьдесят! …Городок Крагуевац был оцеплен быстро. Все мужчины взяты в плен, включая детей мужской гимназии. Приговор был приведен в исполнение незамедлительно. Во дворе школы были расстреляны 300 учащихся гимназии в возрасте от 12 до 15 лет и 18 учителей. Теперь там каждый год собираются все жители города на Большой школьный урок. Рядом с огромным обелиском – небольшой камень. На нем высечены слова величайшей сербской поэтессы Десанки Максимович из её знаменитой и очень страшной «Кровавой сказки». В Сербии и на просторах бывшей Югославии, пожалуй, не найдётся человека, который бы не знал «Кровавую сказку» наизусть…

КРОВАВАЯ СКАЗКА

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще – младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

Все – одногодки,
и одинаково –
длилось их школьное счастье.
Те же прививки – от тех же болезней,
и одинаково –
умерли все в одночасье.

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще – младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

До мига смертельного,
примерно за час –
за школьными партами
класс малышей задачи решал –
одинаково:
«Сколько может путник идти,
если идет пешком…»
А в школьных портфелях
лежали тетрадки:
в них прятались двойки с пятерками,
даже не зная, что стали ненужными,
и потому – равнозначными.
Тайны и сны (друг на друга похожие)
спали на дне карманов.
Каждому думалось:
долго еще…
Что еще очень долго
бегать под синими сводами можно.
Так как задачи не все решены –
Много еще их на свете.

Было это в стране крестьянской,
какой – неизвестно,
но горной, балканской:
приняли смерть, как небесные воины –
дети совсем еще – младшие школьники…
Приняли смерть – в одночасье.

Последний урок. Дети встали,
Встали в колонну, пошли на расстрел,
каждый в лицо своей смерти смотрел…
За руки взялись.
И одинаково –
тихо, всем классом –
в небо поднялись.

(Перевод с сербского Сергея Щеглова)

Сергей ЩЕГЛОВ (Россия. Красноярск)

Повесть о Десанке Максимович.
На обложке: Оля Иваницки. Портрет Десанки Максимович, 2008.
Издатель: «Красноярское Воскресение»
Награда за книгу – Национальная литературная премия «Золотое перо Руси»

Десанка Максимовић “Крвава бајка”

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану,
умрла је мученичком смрћу
чета ђака
у једном дану.

Исте су године
сви били рођени,
исто су им текли школски дани,
на исте свечаности
заједно су вођени,
од истих болести сви пелцовани
и сви умрли у истом дану.

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану
умрла је јуначком смрћу
чета ђака
у истом дану.

А педесет и пет минута
пре смртног трена
седела је у ђачкој клупи
чета малена
и исте задатке тешке
решавала: колико може
путник ако иде пешке…
и тако редом.

Мисли су им биле пуне
и по свескама у школској торби
бесмислених лежало је безброј
петица и двојки.
Прегршт истих снова
и истих тајни
родољубивих и љубавних
стискали су у дну џепова.
И чинило се сваком
да ће дуго
да ће врло дуго
трчати испод свода плава
док све задатке на свету
не посвршава.

Било је то у некој земљи сељака
на брдовитом Балкану
умрла је јуначком смрћу
чета ђака
у истом дану.

Дечака редови цели
узели се за руке
и са школског задњег часа
на стрељање пошли мирно
као да смрт није ништа.

Другова редови цели
истог часа се узнели
до вечног боравишта.

1941. — 1945.

 

Поделиться статьёй