Плачь, сердце! 95 лет назад родился русский классик Виктор Астафьев

Плачь, сердце! 95 лет назад родился русский классик Виктор Астафьев

Первого мая в селе Овсянка (Красноярский край) родился Виктор Петрович Астафьев – самый неуютный и самый пронзительный из русских писателей второй половины ХХ века.

Виктор Петрович Астафьев – самый суровый, неуютный, но и самый сентиментальный русский классик. Фото Владимира Медведева/ТАСС

Воспитывала его бабушка. Отец сидел в колонии “за вредительство”, мать утонула в реке, когда отправилась на свидание с мужем. Виктору было семь лет. Самоучка. Ранняя тяга к сочинительству. Потом писатель вспоминал: “Моя бабушка Катерина, у которой я жил, когда осиротел, меня называла врушей …” На фронт он пошел добровольцем. Шоферил, служил связистом, артиллерийским разведчиком, воевал на Курской дуге, в Польше, был тяжело ранен.

…В рассказе Астафьева “Сашка Лебедев” герой случайно заглянул через плечо раненого солдата и “на потрепанном листе” увидел такие строки: “Осенний лист кружася падает на лист бумаги, / Где грусть и трепет сердца моего, / Где по любви лишь сладкие мечтанья, / А больше нету ничего…” Такие вот народные, солдатские стихи. Сколько их было написано на фронте? Где они, эти листочки?

Повесть “Кража” – одна из самых сильных вещей Астафьева. Когда в детдоме хоронили Гошу Воробья, дети хотели сами водрузить на его могиле фанерный памятник, но им не дали. “Они, чего доброго, на дощечке напишут: “Гошка Воробьев” – и добавят еще какую-нибудь от сердца идущую чушь”. Или – кажется, в “Последнем поклоне”: побитый жизнью, пропивший все на свете папаша, растерявший на крутых поворотах судьбы семью, детей, профессию, последние зубы, пишет сыночку с лесоповала чувствительные строки: “Пишу письмо – слеза катится…”

Это и есть ключ к прозе Астафьева. Он – командированный в столицу, полномочный представитель истинно народной культуры в ее самой простой и сердечной глубине. Она его выбрала, отметила. И это объясняет многое: почему, например, доброта в прозе Астафьева всегда убедительнее злости. Почему “Пастух и пастушка” выше “Печального детектива”, а картина общественной ухи в “Царь-рыбе” (рассказ “Уха на Боганиде”) убедительнее самых, казалось бы, достоверных описаний солдатских бараков в “Прокляты и убиты”. Почему одинокий плач “доходяги” из новобранцев в последнем романе потрясет больше самой как будто ударной сцены расстрела молодых дезертиров. Это – природа астафьевского таланта, над которой сам же писатель, возможно, был не властен.

Вот бабенка на пароме, “обутая в красные сапожки на меху, купленные с рук на Кынтовском базаре, все норовила сплясать, чтобы сапоги такие роскошные показать и какая она отчаянная – пьяная – показать” (рассказ “Митяй с землечерпалки”). “Но не пьяной она была, а усталой была…” А рядом – “старушка богомольного вида с кротким и далеким лицом, не вникая в веселье, макала желтую баранку в противопожарную бадью с водой и, мелко и часто перебирая голыми деснами, мусолила ее”.

Название одной из последних повестей сбивает с толку. “Веселый солдат”. Почему веселый, если не может забыть, как убил первого фрица? Если его, прошедшего всю войну, унижает своя же местная власть – мытарствами в военкоматах, проволочками с пропиской, мизерной платой за невозможный для инвалида труд? Веселый, потому что был весел! Потому что все равно он – Виктор, а значит – победитель! И это веселье недобитой молодости, только-только простившейся с опасностью быть убитым и необходимостью убивать, так и брызжет со страниц повести, заставляя читать ее на одном дыхании – со вкусом, со смаком и как бы вопреки тому, о чем там написано. И это всё – Астафьев! Самый суровый, самый неуютный, но и самый сентиментальный русский классик второй половины ХХ века. Мы еще перечитаем его заново, когда устанем от “злобы дня”, от всех этих “переоценок” нашей недавней истории и поймем, что настоящую правду о ней написал тот солдатик на потрепанном листе бумаге, а потом – Виктор Астафьев, взявший на себя нелегкий труд этот листок дописать.

Слева – Виктор Петрович Астафьев. Автор “Царь-рыбы” о настоящей рыбалке знал не понаслышке. Фото: РИА Новости

+++

Со 2 по 9 мая в Москве пройдут показы спектаклей по произведениям Виктора Астафьева. МХТ им. Чехова 9 мая представит постановку Марины Брусникиной “Пролетный гусь” по двум рассказам Астафьева – “Пролетный гусь” и “Бабушкин праздник”. 2 мая в учебном театре Школы-студии МХАТ студенты курса Виктора Рыжакова сыграют спектакль “Чуш”, астафьевские истории прозвучат в сопровождении сибирских песен. Московский Губернский театр 2 мая пригласит зрителей на драму “Веселый солдат” по одноименной повести Астафьева, главную роль в которой исполняет заслуженный артист России Борис Галкин. Эта работа для него особенно значима: актер был знаком с Виктором Астафьевым. “Мне в спектакле по великой книге о великой войне предложили роль самого Астафьева, – рассказывал Борис Галкин. – Я был совершенно потрясен. Я знал Виктора Петровича лично и на меня он произвел неизгладимое впечатление. Выдающийся русский прозаик, один из немногих писателей, кого еще при жизни называли классиком”.

Поделиться статьёй