Пасхальные праздники в лютеранской Швеции: истоки, языческие и христианские традиции, обычаи и народные поверья 

Пасхальные праздники в лютеранской Швеции: истоки, языческие и христианские традиции, обычаи и народные поверья 

Как в Швеции праздновали Пасхальные дни в старину+Шведские пасхальные традиции+Как древнеязыческие традиции – переплелись в Скандинавии с христианством+Какой отголосок этого сохранился в Швеции по сей день. 

Древний языческий праздник весеннего жертвоприношения в Скандинавии совпадал с Пасхой. И многое из того, что и как отмечалось тогда, отмечается так же и по сей день. Считается, что Швеция приняла христианство при Улофе Щётконунге, который согласно легенде о св. Зигфриде, принял крещение вместе со своей семьей, слугами, домочадцами и своей дружиной в XI веке. Но как сообщает Адам Бременский, в своем труде “Деяния архиепископов гамбургской церкви”, когда Улоф хотел обратить в христианство подчиненные ему шведские племена, народ позволил ему ввести христианство и основать епископство только в Вестеръётланде. В «Саге о Хервор» сказано, что при Улофе Швеция лишь «была названа христианской». 
Вплоть по начала XVI века – Швеция была страной католической. И пасха праздновалась несколько иначе, чем теперь. Так же, как и в православии – перед пасхой начинался пост. Продолжался он 46 дней. Хотя постились только 40 дней. А вот в воскресенье – полагалось есть всё. Потому к сорока дням поста – прибавлялось ещё шесть. И начинался пост со среды – которая называлась “аскунсдаген” – “пепельная среда”. Потому что в этот день пасторы благословляли верующих и освященным пеплом наносили каждому на лоб знамение креста. Это священнодействие символизировало сердечное сокрушение и покаяние, которые требовались от христиан во время поста. 
Название – пепельная среда – употребляют в Швеции и по сей день. 
Когда с переходом в протестантство в начале XVI века все посты в Швеции были упразднены – дни перед пасхой были превращены в настоящие пиршества. Один из заезжих путешественников – католик, оказавшийся в предпасхальные дни 1586 года в Йончепинге с отвращением описывает в своём путевом дневнике – сколько всяких мясных яств поглощалось в эти дни. Хотя, конечно же ежедневные мясные пиршества могли себе позволить далеко не все и постепенно предпасхальное обжорство стало сходить на нет. 
Интересно, что само слово «пост» – «фастан» по-шведски – начало исчезать из языка, И в начале двадцатого века было мало употребительным, почти забытым понятием. И в этом нет ничего удивительного ведь в стране – изживались все иные конфессии. А в 1617 году – даже был принят закон, в соответствии с которым всем  католикам надлежало покинуть страну, они также были лишены права наследства. И лишь 335 лет спустя – 1 января 1952 года – в Швеции вступил в силу закон о свободе вероисповедания. Но и сегодня можно найти в праздновании пасхи – отголоски как языческих верований, так и католических традиций. 
“Каждый день на этой недели имел особое значение и имел свое название. Она начиналась с “пальмового воскресенья” – в буквальном переводе со шведского – “пальмового дня” или как его принято называть по-русски – вербного воскресенья. День этот назван так в память о триумфальном въезде Иисуса в Иерусалим, когда народ приветствовал его размахивая пальмовыми ветвями и устилая его путь своими плащами. И чествовал его как сына Давида и как пророка. Потому в Швеции это воскресенье называли так же “воскресенье Осанны” – “Осианнасендаг”. «Множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: «Осанна! Благословен грядущий во Имя Господне, Царь Израилев!». 
Так же, как и в России, пальмовые ветви заменялись в Швеции ветвями распускающейся вербы. И вплоть до церковной реформы, то есть до перехода в лютеранство – в Швеции, как и в России, был распространен обычай приходить в церковь с вербными веточками. Для древних скандинавов верба была символом быстрого роста, здоровья, жизненной силы. Верба первой распускается весной: потому шведы полагали, что дерево обладает особой силой – охраняет от злых духов и природных стихий. Рассказывает искусствовед и фольклорист Борье Фридлунд: “Считалось, что вербные ветки – обладают и особой целительной силой при некоторых болезнях. Однако, шведская церковь в 1529 году на церковном соборе в Эребру – запретила этот обычай. И хотя – в церковь их уже никто не осмеливался приносить – и по сей день принято срезать вербные веточки и ставить их на выгонку к пасхе. Сегодня в Швеции верба – это прежде всего символ весны и вполне светское украшение. Но в то же самое время – в пальмовое воскресенье – все чаще можно встретить в шведской церкви верующих с вербными веточками. Интерес к этой традиции вновь возрождается в современной Швеции вопреки всем запретам. И если в 1968 году с вербой приходило в церковь около 4 процентов прихожан. То в конце девяностых – по данным статистического опроса проведенного шведской церковью – в “пальмовое воскресенье” – вербные веточки – приносили с собой уже 36 процентов верующих. А в Стокгольме таких – почти в два раза больше – 68 процентов”… 
...Понедельник имел много имен. Интересно, что дни предпасхальной недели – назывались, да и называются в Швеции по сей день – как и на масленице. Потому понедельник это и «черный понедельник», и «колбасный понедельник” и “ленивый понедельник”. В этот день – полагалось чистить печи и дымоходы. И наводить порядок к “белому вторнику”. Его называют также жирным вторником, свиным вторником. Далее – шла “колокольная среда”, или “пепельная среда”, затем – “чистый четверг”. И после – “долгая пятница” – Långfredag. “Страстная” – по-русски. Когда-то этот день в Швеции был самым тихим и спокойным. Старики ещё помнят, что в  пятницу и представить себе было невозможно какие-либо развлечения. Всё было закрыто – кафе, рестораны, танцевальные залы и кинотеатры. Ни принимать гостей, ни ходить в гости в этот день не полагалось. Даже детям не позволялось бегать, играть в шумные игры или кататься на велосипеде. 
Рассказывает фольклорист и искусствовед Борье Фридлунд: “Всей этой неделе приписывалось важнейшее значение. Она называется в Швеции “великой тихой неделей», или «молчаливой неделей». Надлежало соблюдать полную тишину. Умолкали даже церковные колокола. Даже в одном из древнейших текстов – в шведском сборнике законов Гуталаг – так и было записано: “Колоколам – молчать”. И все происходившее на этой неделе строжайшим образом регламентировалось.” 
Во время тихой недели прекращалась всякое общение меж соседями и родственниками. Избегали обращаться к кому-либо с просьбой. В церквях каждый день – за исключением субботы – проходили проповеди. Одной из главных тем этих проповедей было – колдовство и магия. И это было крайне важно, так как, по древним скандинавским поверьям, именно на этой неделе активизировались тёмные силы, и все прихожане должны были быть хорошо осведомлены, чего им следует избегать, чего бояться и как уберечь себя от ведьм и колдунов. Впрочем, прежде всего от ведьм. Именно женщины, по убеждению скандинавов, были на короткой ноге со всякой нечистью. “После десяти утра, начиная со среды, надо было прекратить всякую шумную работу или деятельность. Например, нельзя было колоть дрова, стучать в дверь или по столу. Запрещалось работать в кузнице, точить ножи или топоры.” Затихало всё. Если хозяйка принималась за стряпню, пользоваться скалкой было позволено лишь до 12 часов дня среды. После этого – должна была соблюдаться строжайшая тишина. После 12 часов – надо было спрятать всё. И прялки – тоже. В народе передавались из уст в уста разные страшные истории о непослушных. “На Готланде сохранилась легенда об одной пряхе, которая отважилась сесть за рукоделие в четверг вечером. И тут в дверь просунулась окровавленная рука и чей-то грозный голос предостерег – посмотри на руки той, что пряла в чистый четверг”. Так что лучше было избежать всяких таких ужастиков и заняться чем-то тихим.  Среди множества запретов на страстной неделе – возбранялось так же продавать, одалживать или дарить – все молочные продукты. Это, по поверью, – могло привести к падежу скота. На этой неделе хозяйка должна была особо внимательно следить за тем, чтоб в печи не погас огонь. Потому что запрещалось также – передавать огонь из дома в дом. 

Рассказывает фольклорист и искусствовед Борье Фридлунд: 
“В то времена, когда спичек еще не изобрели, было очень огорчительно, когда в печи гас огонь. Рассказывают историю об одной ловкой и смышленой девчонке, что решилась выкрасть огонь из соседней избы. Она прокралась в дом с лоскутком ткани и, укараулив момент, когда хозяева на что-то отвлеклись, сунула тряпку в печь, потом спрятала в свой деревянный башмак и опрометью бросилась из дома. Хозяева помчались было вдогонку, но похитительница уже успела разжечь свою печь. Но на такое мало кто мог отважиться”. 
Полагалось охранять и даже запирать – веники и мётлы. Дабы не было у хозяек соблазна отправиться на Лысую (или Синюю) гору. Кроме того, ножи, шила, иглы надо было хорошенько припрятать, а иначе ведьмы могли прихватить их с собой и набедокурить. Все напасти и несчастья приписывались нечистой силе. Особенно был велик страх перед ведьмами. Особенно на страстной неделе: как говорили в народе, от них можно ожидать чего угодно. И чего только не предпринимали люди, чтоб не пустить их в избу. Не дай Бог!

“Чтоб отпугнуть тех ведьм, которые могли, устав при перелёте, присесть отдохнуть на печной трубе, в печи постоянно жгли огонь, куда периодически подбрасывали (чтоб дымило посильнее) – “противоведьмовую смесь” – состоящую из старых подмёток от берестяной обуви, серы, дёгтя и свиной щетины. Этот запах отпугивал, надо полагать, не только ведьм, но и прочих непрошеных гостей. И если кто-то всё же отваживался заглянуть к соседям – то все мыслимые и немыслимые несчастья приписывались потом этому визиту. А гость или, скорее всего, гостья – рисковала попасть на костёр как ведьма.” 
От влияния нечистой силы старательно пытались уберечь не только своих домочадцев, но и домашний скот. Первым средством здесь также был дёготь. В стойлах – над головами животных рисовали дёгтем кресты, мазали дёгтем морды скотине и все пороги в доме. А уж чтоб быть абсолютно спокойным, что ведьма не сунет свой нос в избу. на дверь вывешивали страницу из Библии или выкладывали псалтырь на крышу. Нарушать тишину – можно было лишь в четверг поутру.

Рассказывает Борье Фридлунд: “По поверью, если в чистый четверг утром взобраться на кучу навоза и крикнуть как можно громче на всю округу, то на том пространстве, где тебя было слышно, тебе не грозят несчастья от колдовства.” 
Чтоб отпугнуть ведьм от своего хутора, во дворах разводили костры, чтоб отпугнуть всякую нечисть, которая по скандинавским поверьям слетается на Лысую (Синюю) гору на шабаш. И каждый считал своим долгом бросить хоть пару хворостин в огонь. Чем выше пламя, тем лучше: ни одна ведьма не рискнет приблизиться. И ещё,  на всякий случай держали наготове ружье-дробовик, чтоб отстреливать ведьм, которые огня не убоялись и приблизиться посмели. В архиве Музея истории скандинавских стран хранится давнее церковное предписание изданное в городке Скара в 1767 году “Об опасном суеверии палить из ружей на Тихую неделю”. Однако, обычай этот оказался невероятно живуч. Кстати, было даже известно, в какую сторону целиться. Когда ведьмы были по дороге на Синюю гору, то стрелять полагалось на северо-запад, а когда они возвращались, то метили  на северо-восток. Для надёжности пули полагалось иметь серебряные. Но их надо было зачернить графитом. Об удачной охоте на ведьм рассказывали множество историй. В архиве сохранились записи сотен свидетельств очевидцев, наблюдавших за полётами ведьм. Причем, многие из них не столь уж древние. Большинство рассказов было записано во второй половине XIX – начале ХХ века. Например, один охотник из Стенбю услышал в чистый четверг какой-то странный шум в небе. Заподозрив неладное, он выстрелил наудачу в воздух. Каково же было его удивление, когда он увидел, как кто-то рухнул прямо с небес на землю. Подойдя поближе, он увидел в кустах соседку с метлой в руках и с дробью застрявшей в бедре. Порой, как убеждали очевидцы, было достаточно выкрикнуть имя этой ведьмы, и тогда она уже не могла долее удержаться на метле и вынуждена была прервать свой полет. 
“Четверг на страстной неделе был самым колдовским четвергом в году. Интересно, что здесь слились воедино языческая и христианская традиции. Чистый четверг для древних скандинавов это был особый день магической силы. Не случайно он и назван в честь верховного божества Тора, или Тура по-шведски. Турсдаг  считался самым удачным днём для изготовления ножей, мечей и прочих колющих и режущих предметов. И сегодня в Швеции – пасха не обходится без ведьм. Они так и называются – пасхальные ведьмы. Правда, выглядят они нынче иначе, чем в представлениях прадедушек. 
В Средние века женщина, появившаяся на людях с распущенными волосами, уже считалась ведьмой. Теперь же все ведьмочки – в ярких платочках, с конопушками на носу и нарумяненными щеками. В своих цветастых юбках они, скорее, напоминают весёлых ряженых матрёшек. Сегодня это детская забава – развлечение для девочек, хотя иногда к ним присоединяются и мальчики. Они перебегают гурьбой из дома в дом, выпрашивая сладости и мелкие монетки. И шведы не скупятся: ведь от ведьмочки, хоть и маленькой, лучше откупиться, не торгуясь, а то – мало ли что… Пасхальные сувенирные ведьмы в Швеции – излюбленное украшение к пасхе. И еще один неизменный атрибут шведской пасхи – березовые веточки с набухшими почками и пестрыми, привязанными к ним перышками. Такие “букеты” – тоже старинная скандинавская традиция. В пятницу рано поутру, пока домочадцы не проснулись, хозяйка дома в одном исподнем отправлялась в лес, чтобы наломать побольше берёзовых веток. Вернувшись в дом, она спешила отхлестать этим веником детей и всех работников, когда они ещё только-только собирались вставать. Считалось, что, если каждый из них получит такую взбучку на страстную пятницу, то весь год потом будет прилежным и послушным. По верованиям шведов этот ритуальный, так называемый «пасхальный ужас», должен был напомнить и о страданиях Христа на кресте и той мучительно «долгой пятнице». Наряду с названием «длинная пятница» – «лонгфредаг» в Швеции её называли также «плёточным днем» – «piska dagen». 
А вот на субботу – приходился пик чревоугодия. В субботу принято было принимать гостей. И пасхальный стол мог по праву поспорить с рождественским. Здесь и лосось, и пасхальный барашек и, конечно же… Какая пасха без яиц! В старину яичную скорлупу полагалось раскрошить на множество мелких частиц, чтоб куры неслись получше. Сегодня на пасхальном столе – яйца, не только куриные. Каких только нет! И шоколадные, и мармеладные, и марципановые. И говоря в эти дни друг другу: “Веселой пасхи!” . И вам – веселой пасхи, друзья! Glad Påsk!

Поделиться статьёй