ПОНИКЛА КРОНА И НАСТОЛЬКО ОСЛАБЛА, БУДТО ПРОИЗОШЁЛ ГОСПЕРЕВОРОТ

ПОНИКЛА КРОНА И НАСТОЛЬКО ОСЛАБЛА, БУДТО ПРОИЗОШЁЛ ГОСПЕРЕВОРОТ

Шведская крона сейчас настолько слаба, что её можно сравнить с валютой страны, которая пострадала от государственного переворота. И она может стать ещё слабее, считает главный аналитик Nordea Henrik Unell, излагая свои доводы в маркетинговом письме (на шведском языке; можете ознакомииться подробнее).

Шведская крона находится в глубоком кризисе, хотя мало кто об этом говорит. Некоторое время назад она достигла своего самого низкого уровня по отношению к мировым валютам за всю историю. Таким образом, крона стала слабее, чем даже во время последнего мирового финансового кризиса.

«Шведские домохозяйства, инвестировавшие в государственные ценные бумаги, получают назад вместо хотя бы одной кроны лишь 80 эре, но никто не протестует», – пишет Henrik Unell.

Он считает, что шведский Риксбанк ответственен за создавшуюся ситуацию. Но его руководитель Stefan Ingves недавно заявил, что задачей Риксбанка не является укрепление курса кроны.

«Когда институт, который должен взять на себя инициативу по защите кроны, говорит такие вещи, то он сообщает миру, что игнорирует все последствия своей инфляционной политики. Неправильное суждение – самый дорогой из рисков. Общее падение кроны похоже на то, что можно увидеть в странах, где произошёл государственный переворот, и мне не нужно напоминать, что именно Риксбанк находится в центре принятия решений», – пишет Henrik Unell.

В связи с этим банк Nordea меняет свой ранний прогноз в отношении шведской кроны. Там утверждают, что в середине года один евро будет стоить 10,80 шведских крон по сравнению с 10,47 шведскими кронами сегодня.

Ещё в марте Kristina Magnusson Bernard, глава шведского подразделения Nordea Markets, заявила, что шведская крона является одной из валют, которая показала худшие результаты за прошедший год. Из 140 валют, торгуемых против евро, только валюты Гаити, Ямайки и Гамбии оказались в худшем положении, чем шведская крона.

Для укрепления кроны Kristina Magnusson Bernard требует увеличения процентной ставки – и это увеличение должно быть существенным: «Повышение одного или другого экономического показателя не изменит эту негативную тенденцию. Мы говорим о быстром увеличении процентной ставки на более чем 100 пунктов, чтобы реально что-то изменить. Но никто не верит, что это возможно в настоящее время».

В то же время Швеция приближается к тяжёлым экономическим временам, поскольку для стимулирования инвестиций и потребления предпочтительнее иметь низкую процентную ставку.

В конце 2015 года министр финансов Magdalena Andersson сравнила шведскую экономику с автомобилем класса люкс Tesla. Тогда Швеция имела самые высокие темпы роста в странах Северной Европы.

В 2018 году, по данным Национального института экономических исследований, рост экономики Швеции составил 1,3 процента, что является одним из худших показателей в Европе. Только Дания, Франция, Бельгия, Италия и Великобритания имели ещё более меньший рост, чем Швеция. В середине февраля за американский доллар давали 9.41 крону. Такое большое падение национальной шведской валюты не наблюдалось с осени 2002 года.

Поделиться статьёй