БЕЗ МСТИТЕЛЬНОСТИ, НО И БЕЗ ПРАВА НА ЗАБВЕНИЕ. НАТАЛИЯ НАРОЧНИЦКАЯ: “МЫ СРАЖАЛИСЬ ЗА ОТЕЧЕСТВО, А НЕ ЗА КОММУНИЗМ”

БЕЗ МСТИТЕЛЬНОСТИ, НО И БЕЗ ПРАВА НА ЗАБВЕНИЕ. НАТАЛИЯ НАРОЧНИЦКАЯ: “МЫ СРАЖАЛИСЬ ЗА ОТЕЧЕСТВО, А НЕ ЗА КОММУНИЗМ”

Это интервью корреспондента «Комсомольской правды» Анастасии Плешаковой с доктором исторических наук Наталией Нарочницкой президентом Фонда исторической перспективы увидело свет в июле 2009 года. «Русский Салон» в Стокгольме не раз обращался к размышлениям Наталии Алексеевны по самым острым вопросам истории и современности, всякий раз поражаясь, насколько точны и актуальны её мысли. Вот уж точно: оценки Нарочницкой не только не горят, подобно классическим рукописям, но и не стареют. Поэтому вполне осознанно «Русский Салон» в год 80-летия начала Второй мировой войны обращается к раздумьям Наталии Алексеевны

 — Наталия Алексеевна, принято считать, что Вторая мировая война началась с нападения Гитлера на Польшу 1 сентября 1939 года…

— Да, и вслед за тем, 3 сентября, Великобритания объявляет Гитлеру войну, что делает честь Британии — она единственная из западных держав сражалась с Гитлером с этого момента. Однако пора ставить во всеуслышание вопрос о периодизации истории Второй мировой войны. Разве к этому времени война уже не полыхала в мире, разве в Европе не шел полным ходом масштабный передел границ с помощью ультиматумов и силы? Это уже была война, просто Англия и США в ней еще не участвовали. Получается, все захваты, против которых «великие» не протестуют, не в счёт? Почему никто не вспоминает позорный Мюнхенский сговор осенью 1938 года, который позволил Гитлеру расчленить и захватить Чехословакию? Италия уже захватила Албанию. В Абиссинии (нынешней Эфиопии), на которую итальянцы имели большие виды, они применили химическое оружие, и 200 тысяч жителей Абиссинии погибли в адских муках. К тому моменту, как Чемберлен и Даладье позволили Гитлеру растерзать Чехословакию, на Дальнем Востоке японцы вторглись в город Нанкин на востоке Китая и вырезали там каждого десятого жителя. Кстати, потери Китая во Второй мировой войне составили 35 миллионов человек. Но почему-то западные историки не засчитывают китайские потери в общих потерях войны, как будто китайцы не люди.

— И все-таки почему именно Польша выглядит жертвой войны и, в частности, сговора между Гитлером и Сталиным?

— Польша рисует себя абсолютно невинной жертвой. Мол, если б не пакт Молотова — Риббентропа, Гитлер не пошел бы на Польшу. Но есть документы, свидетельствующие, что 1 марта 1939 года (почти за полгода до заключения пакта) была определена дата нападения на Польшу. И знаете, чем поляки все эти шесть месяцев занимались? Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек, русофоб, вел переговоры с Гитлером, чтобы стать его союзником, предлагая свои услуги в завоевании Украины, чтоб Польша простиралась от моря до моря. Какой дурман должен быть в голове, чтобы думать, что Гитлер затевает войну только ради того, чтобы Данциг стал Гданьском? Кстати, Гданьском он стал благодаря нашей армии и Победе. Как и Силезия стала частью Польши благодаря Советскому Союзу и вопреки желанию США. Многие думают, что Силезия всегда была польской, а она 400 лет считалась частью Пруссии. В результате Второй мировой войны мы передали полякам треть их сегодняшней территории. Так что они могли бы вести себя немного сдержаннее и не поносить нас. За коммунизм, которым мы их наградили, и вовсе поносить нечего — сколько поляков участвовали в нашей революции и даже в Гражданской войне на стороне большевиков — целые дивизии! Не говоря уже о том, что наградили тем, что было у самих и что считали самым лучшим на свете.

МЫ СРАЖАЛИСЬ НЕ ЗА КОММУНИЗМ, А ЗА ОТЕЧЕСТВО

— Сейчас принято говорить, что это была война двух тоталитарных режимов — фашизма и сталинизма. В этой схватке Сталину удалось победить.

— Даже в годы «холодной войны» на Западе никто не отождествлял Сталина и Гитлера, тем более коммунизм и фашизм. В западной политологии они считались антиподами. В середине 1970-х изменилась стратегия Запада в отношении нашей страны, и стала целенаправленно изменяться трактовка Второй мировой войны. Начали говорить, что главное преступление Гитлера — не претензия на территории и народы и даже не расовая доктрина, а отсутствие американской демократии, а раз у нас тоже не было западной демократии, мы такие же отвратительные. Но что общего у коммунизма и нацизма? Коммунизм ставил целью облагодетельствовать весь мир, добиться всеобщего равенства. А гитлеровская расовая доктрина говорила о природной неравнородности людей и наций. И цель её — весь мир положить к ногам одной нации и превратить её в расу господ. Абсолютно противоположные идеи. И вдруг акценты меняются и оказывается, что война велась за американскую демократию, что воевали два одинаково омерзительных тоталитарных монстра. Подумайте, какое коварство.

Моя мама, партизанка, 21-летняя учительница, оказавшись на оккупированной территории в первые же месяцы войны, воевала за то Отечество, за которое воевал мой дед, её отец, полный георгиевский кавалер, прапорщик Русской армии, в Первую мировую войну. Поэтому неверно говорить, что мы сражались за коммунизм.

Когда внешний враг топчет твою землю, хочет превратить тебя в раба, вести споры о том, плохое или хорошее твоё государство, неуместно. Беда случилась не с государством как политическим институтом, а с Отечеством.

ЕСЛИ БЫ НЕ БЫЛО ПАКТА

— Но вернёмся к началу Второй мировой войны…

— Британия, Франция страшно боялись гитлеровской экспансии на запад. Они осознавали масштаб аппетитов Гитлера и хотели перенацелить их на восток. И это у них получалось вначале. Мюнхенский сговор 1938 года, подписанный Чемберленом и Даладье, Гитлером и Муссолини, раздел Чехословакии — это позор для Запада. Далее Гитлер уже стремительно развивал успех, и западные державы хотели умиротворить его только за счёт востока. А буквально накануне подписания пакта Молотова — Риббентропа британцы вели секретные переговоры с Гитлером, и Геринг должен был прилететь в Лондон для подписания сепаратного договора с Германией. Дипломатическая борьба последнего предвоенного года строилась вокруг вопроса: на кого первого нападет Гитлер? А то, что война неизбежна и будет идти на оба фронта, было для всех очевидно. Всё дышало войной. И мы, безуспешно пытаясь достичь с Западом всеобъемлющего договора против Гитлера, поняв, что нас водят за нос, в последний момент переиграли Запад в этой игре! Даже бывший американский госсекретарь Генри Киссинджер признает, что «мерой достижения Сталина можно считать изменение расписания войны и приоритетов Гитлера». Киссинджер даже считает, что «искусство, с которым это было сделано, вполне могло быть заимствовано из учебников по дипломатическому искусству XVIII века».

— Если бы не был подписан пакт Молотова — Риббентропа, как бы развивались события дальше?

— Гитлер напал бы на нас первых, а мы были совершенно не готовы к войне. К этому времени уже было известно — я цитирую доклад Рузвельта, — что, если будет война между Гитлером и СССР, Америка не будет вмешиваться, пока «не начнутся изменения структурного порядка». То есть пока кто-нибудь не начнет побеждать так, что его уже не остановишь. Британия, конечно, не позволила бы Гитлеру стать «господином Евразии». Но она дождалась бы, пока немцы оттеснили бы нас в тундру, била бы его с черноморских проливов, оттесняя и нас от Черного моря. США бы высадились на Дальнем Востоке, чтобы не пустить туда Японию, всё это, конечно, прижало бы в итоге Гитлера. Но и нам бы уже никогда не вернуться на наши исторические рубежи. Всю европейскую часть, всю Украину и Белоруссию у нас оторвали бы. То есть случилось бы то, что случилось в 1991-м году, только при полном разгроме государства. И это был бы конец нашей истории.

Что касается территорий, в которые после пакта Молотова — Риббентропа вошли наши войска, то давайте посмотрим, что такое Западная Украина, которую Варшава называет «Восточной Польшей».

Это территория Российской империи, оккупированная Польшей Юзефа Пилсудского во время Гражданской войны. Кроме кусочка Буковины, который до Первой мировой войны не был российским. Почему раздел Украины и Белоруссии Пилсудским не считается преступлением? А возвращение этих территорий в исторические границы российского государства, пусть и коммунистического режима, клеймится как преступление? Кстати, во время заключения пакта и после занятия нашими войсками Западной Украины и Белоруссии, отторгнутой Варшавой в ходе Гражданской войны, никто на Западе не считал его чем-то совершенно необычным.

— Британия первая объявила Гитлеру войну. Почему мы с ней с самого начала не объединились в борьбе с фашизмом?

— Британия — это главная стратегическая сила, которая в то время была архитектором политики, проектов, дипломатических интриг. Гитлер захватил Данию, Бельгию — стратегические подступы к Британии, — она и стала воевать. Что представляла собой Европа после Первой мировой войны? Наспех скроенная по английским лекалам территория с огромным количеством государств, которых прежде не существовало на карте мира. Послевоенную Версальскую конференцию в 1919 году готовили англосаксы — британский премьер Ллойд Джордж и американский президент Вудро Вильсон, точнее, его загадочный помощник полковник Хаус. Англия хотела повернуть Гитлера на восток, чтобы обезопасить себя на западе. Не говоря о её извечном желании лишить нас Балтийского побережья. Если проследить британское отношение к обретениям Петра Великого, то сейчас они должны ликовать: наконец-то Прибалтика вошла в орбиту Запада. И это главное негативное и очень серьёзное для нас изменение в Европе. Им бы еще Калининградскую область отнять — это их мечта.

То, что в НАТО вошли Польша и Румыния, честно говоря, никакого значения не имеет. А вот Прибалтика — стратегический регион. Когда Петр Первый вышел к Балтике, Россия стала великой державой. После этого без нас уже ни одна пушка в Европе не стреляла. И мечта Британии с петровских времен была одна — отбросить нас с этих позиций. Поэтому Запад так ликовал, когда распался Советский Союз. Наконец-то рухнула ненавистная Российская империя. Ведь цена, заплаченная Горбачевым за тоталитаризм, — 300-летняя российская история.

ТАЙНА ТРОФЕЙНЫХ АРХИВОВ

— Мирный договор России и Японии до сих пор не подписан. Насколько он необходим России сегодня?

— Отсутствие мирного договора с Японией — это предлог для муссирования территориальных претензий к нашей стране. Истории известны случаи, когда возвращение к нормальным отношениям обходилось без мирного договора. Так, никогда не было и уже никогда не будет мирного договора с Германией! Акт о полной и безоговорочной капитуляции лишил Германию суверенитета. Состояние войны с ней было прекращено односторонними актами воюющих держав — решением конгресса США, решением Верховного Совета СССР и так далее. А мирный договор с Германией так и не удался из-за «холодной войны». Но разве отсутствие мирного договора с Германией мешает нашим отношениям и сотрудничеству? Что касается Японии, она сама в Сан-Францисском договоре 1951 года подписала следующую статью: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова…».

Далее: принцип полной и безоговорочной капитуляции прекратил существование прежнего государства. А новая Япония — это новый субъект международных отношений.

— Вскоре после окончания Второй мировой войны страны-победительницы решили закрыть доступ к трофейным архивам нацистской Германии на 60 лет. Недавно этот запрет был продлен еще на несколько десятилетий. Чего опасаются страны-победительницы?

— Трофейные архивы могут пролить свет на взаимоотношения гитлеровской Германии и других стран. Вполне возможно, что найдутся материалы, которые лишат оснований многие из принятых клише и ярлыков. Ну вот, к примеру, там могут быть материалы по секретным переговорам между Гитлером, США и Британией. Да всё что угодно! А вдруг они покажут, что у всех рыльце в пушку. Не случайно есть единодушие среди соперников — США и нашей страной, — что надо повременить.

Но бороться с фальсификацией истории надо не запретами, а документами. Одна из целей Комиссии по противодействию фальсификации — стимулировать исследования, рассекречивание и публикацию документов, которые уже не позволят тиражировать «жареные» факты и мифы. Вот наш Фонд исторической перспективы готовит к сентябрю сборник статей и документов по Второй мировой войне. Политика западных стран как на ладони! Будут опубликованы документы из архива Министерства иностранных дел и кое-что из архива внешней разведки.

ВЕРНЁТ ЛИ РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ СВОИ ПРЕЖНИЕ ГРАНИЦЫ?

— С точки зрения исторической науки… Можно представить, что Россия вернётся в границы Российской империи?

— Очень трудно гадать на картах… Московское царство расположено в зоне рискованного земледелия. Это не плодородные земли, а суглинок, где бездорожье четыре месяца в году, где снег лежит по полгода, где в непроходимых лесах и болотах выли волки… В этих лесах и болотах даже татары не смогли задержаться. Они покорили степную часть русских земель прежде всего ту, что сейчас Украина, а на Московию лишь совершали набеги.

— Из-за неудобного геополитического расположения нам пришлось расширяться. Аж на 22 тысячи квадратных километров расширились — от Буга до Тихого океана…

— Да, но это единственная нация, которая расширяла свои границы на север и на восток в основном на пустые земли, хотя были и завоевания. Мы единственные построили промышленность и большие города в тех широтах, где никто, кроме нас, этого не делал. Русский народ смиренно пахал землю там, где глубина промерзания 2 метра. У нас была вера в собственные силы и своё будущее. Народ был полон исторической энергии. Он плодился и размножался, не задумываясь о том, есть ли горячая вода, есть тёплый клозет. Чтобы историческая энергия в нас опять возродилась, мы должны стать не просто народонаселением, а нацией. С общими историческими переживаниями, с общими представлениями о добре и зле. Современное отношение к жизни как источнику наслаждения не дает такого импульса. После распада СССР многие республики, ушедшие с территорий, которых у них никогда бы не было, если бы эти этносы самостоятельно странствовали по истории, тем не менее воображали, что станут богаче. Россия всё равно богаче всех, и динамика исторических процессов здесь большая. На той же Украине несравнимо ниже потенциал, хотя это богатая страна, обладающая военно-промышленным комплексом. Но мировой кризис может её совсем раздавить. А у России всё равно останется потенциал.

— По подсчетам западных социологов, к середине этого столетия российская нация уменьшится на четверть…

— Это страшные цифры. Главные причины падения рождаемости — психологические и социальные. Многодетность перестала быть ценностью даже в нормальных семьях. Я так жалею, что у меня только один сын… Нам жизненно необходимо повысить рождаемость, иначе мы не удержим нашу страну даже в нынешних ее границах.

ПОЛЯКИ МЕЧТАЛИ ДОЙТИ ДО МОСКВЫ

— Наталия Алексеевна, почему мы так мало вспоминаем о гибели сотен тысяч красноармейцев в польском плену в 1920-е годы?

— Это совершенно несправедливо, когда они нам всё время тычут Катынью, по поводу которой, кстати, принес извинения Ельцин, не говоря о том, что вопрос с Катынью до конца не исследован. Бесспорно, там были преступления НКВД, но и нацистские преступления тоже оставили свой след. А вот то, что в 1920-м году на территории, оккупированной Пилсудским, оказались в плену около 100 тысяч красноармейцев, почему-то Польше не вменяют в вину. А эти пленные были просто уморены голодом — их специально не кормили, смотрели, как они умирают…

— По сути, это был прообраз фашистского концлагеря?

— Да, да! Поляки об этом не хотят вспоминать, а от нас постоянно требуют извинений. Да извинитесь за вторжение в Москву в 1612 году, за сожжение митрополита Гермогена, за участие и подстрекательство в смуте. А что вы творили на украинских и белорусских землях после Первой мировой войны? Там, кстати, отличились и предки нынешних радикал-националистов Украины. В годы Великой Отечественной войны эсэсовцы поражались зверствам униатов — тех самых бандеровцев, что сейчас прославляют. Может быть, гитлеровцы и хотели, чтобы с лица Земли исчезли все евреи и коммунисты, но на оккупированных территориях всегда предпочитали это сделать чужими руками. А униаты просто наслаждались, совершая зверства, вырезая звезды на спинах и грудных клетках несчастных евреев и красноармейцев, вешая, сжигая людей… Но я вообще-то полагаю, что идея бросать друг другу обвинения в исторических событиях и требовать коленопреклоненных извинений в корне неверна. Надо в будущее смотреть и прощать друг другу, мы же христиане!

+++

Прим. «Русского Салона»: простить такое трудно. Да, попрекать потомков, напоминая им изо дня в день о злодеяниях предков, не стоит. Но и забывать нельзя. Не быть мстительно злопамятными, а просто не забывать, что творили с нашими людьми недруги. Иначе это будет предательством по отношению к тем миллионам замученных и растерзанных фашистами и их пособниками.

Поделиться статьёй