МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ КОНЦЕРТНОГО ЗАЛА.

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ. ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ КОНЦЕРТНОГО ЗАЛА.

Что есть музыка? Какую дорогу она выбирает, чтобы дотронуться до нашего сердца и изменить нас? И что нового мы обретаем, услышав знакомое музыкальное произведение? Думается, эти вопросы часто возникают при соприкосновении с подлинными шедеврами классической музыки, не только у любителей, но нередко и у искушенной профессиональной аудитории.

Ответ очевиден – только через «живое» исполнение в диалоге с чутким слушателем рождается истинное постижение великих тайн музыки. И здесь, по дороге впечатлений, нам помогут путеводные слова Роберта Шумана: «Озарять светом человеческие сердца – вот призвание художника». Пожалуй, композитор был прав: мы ждем от каждого концерта и встречи с музыкантами эмоционального и духовного потрясения. Итак, дорога открыта – в путь!

ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ. 13 января. Малый концертный зал Красноярской филармонии.

Красноярский академический симфонический оркестр. Дирижер – Валентен Реймон (Швейцария). / Р. Шуман. Симфония № 4 (ре минор). /  Н. Рота. Сюита из балета «Дорога» («La Strada»), основанная на музыке к одноименному фильму Ф. Феллини.

Старый Новый год… Лирическая программа. Встреча со старыми добрыми друзьями, с музыкантами из далекой заснеженной Сибири, с памятными событиями 1992 года, когда маэстро Иван Шпиллер впервые познакомил свой молодой оркестр с дирижером из Швейцарии Валентеном Реймоном. С той поры музыкальные и жизненные дороги артистов непременно пересекались и творческий азарт взаимно подпитывался новыми идеями. Маэстро Реймона связывают с Красноярском теплые воспоминания, творческие проекты, состоявшиеся за многие годы – концертные симфонические программы в филармонии (1992, 1994, 2000-2001, 2015, 2016), спектакли в Красноярском театре оперы и балета с участием звезд мировой оперы – «Евгений Онегин» (2010), «Баттерфлай», «Тоска» (2012). Но главное – это люди, создающие музыку, и слушатели концертных залов и театра, трепетно ожидающие нового звучания, свежей интерпретации  или неожиданной неизвестной программы. Символично, что и дебют Валентена Реймона с Красноярским симфоническим состоялся в рождественские дни и, как шутит маэстро, «сибирские морозы всегда согреваются горячими аплодисментами». В обширном репертуаре В. Реймона в ряду оперных произведений, камерной музыки и концертов самых разных жанров и направлений всегда прослеживается ключевая идея – открытие неизведанного и нового, он сторонник продвижения современной музыки ХХ и ХХI веков. Сохранить незабываемые традиции классического искусства и открыть новые партитуры – девиз его музыкального фестиваля «Музыкальные сады» (проходящего в течение трех недель августа в кантоне Нешатель и представляющего ежегодно свыше 50 концертов). Стремление самому удивляться и удивлять других – пожалуй, непременное качество дирижера. Неслучайно красноярской публике и на сей раз была представлена  необычная программа, в которой отразилась и чуткая романтическая восторженность личного обаяния маэстро, и ностальгическая привязанность к памяти Ивана Всеволодовича Шпиллера, который стал для В. Реймона духовным наставником и мудрым другом.

В программе январского концерта зазвучала шумановская симфония в редкой авторской редакции – 1851 года, приоткрывшая сложный многогранный мир художника-романтика, с его философским углубленным взглядом на жизнь, теплоту чувств и восприятием пленительной красоты  окружающей природы. Эта симфония, по словам композитора А.П. Бородина, «принадлежит к числу лучших его произведений, в ней много свежести, жизни и увлечения. Самое замечательное в Четвертой симфонии – ее форма. Все части – интродукция, первое аллегро, анданте (романс), скерцо и финал – переходят непрерывно одна в другую и отличаются удивительным единством мысли».

В исполнении красноярских музыкантов сохранилась особая трепетность и энергия полета вдохновения. Вся симфония напомнила большую поэму с мотивом юности (Романс,  скрипичное соло – засл. арт. РФ В. Ефремов), мелодия которого сопровождает шумановского героя до ликующего финала. Высокая художественная интуиция маэстро Реймона, глубина интерпретации и умение слышать музыкантов позволяют достичь в процессе исполнения музыки невероятного эмоционального диалога. Диалога от Шумана – к нам, внимающим слушателям.

Музыка к кино – наиболее ожидаемое и часто популярное направление в симфонических сезонах. Тяга к этому непростому жанру выявляет особое чутье дирижера – не только увидеть «кадровость» такой музыки, но сохранить и психологический пульс, и художественную глубину фильма. Известно, что И.В. Шпиллер работал в этом жанре довольно продуктивно (примеры тому  – выдающиеся отечественные кинокартины «Калина красная», «Приключения итальянцев в России», «Москва-Кассиопея» и ряд других).

В творческом багаже Валентена Реймона  настойчиво прослеживается интерес к этой области симфонической музыки – это и фильмы Ч. Чаплина «Огни большого города», «Цирк», «Новые времена», и  нашумевшая в свое время сюрреалистическая провокация Л. Бунюэля и С. Дали «Андалузский пес». Настоящим музыкальным сюрпризом для красноярских музыкантов стала привезенная маэстро партитура итальянского оскароносца Нино Рота, с музыкой к фильму последнего романтика кино ХХ века – Федерико Феллини. «Дорога» – первый и самый пронзительный фильм грустного комика, сегодня продолжает  трогать волнующими чувствами и  вновь говорить нам тихими словами режиссера. «Нет конца. Нет начала. Существует только страсть жизни».

В звучании симфонического оркестра эта история, трепетно рассказанная красноярскими музыкантами и маэстро Реймоном, останется как прекрасная страница ностальгических воспоминаний. Картина большой удивительной дороги, которую мы выбираем.

«Культурная жизнь Красноярска близка моему сердцу, и участвовать в ее развитии для меня – большое счастье, – признался маэстро. – Музыки – море! И давайте ее открывать!»

ДИАЛОГ ВТОРОЙ. 26 января. Малый концертный зал филармонии.

Красноярский академический симфонический оркестр. Художественный руководитель и главный дирижер – Владимир Ланде. Солист – лауреат международных конкурсов Гайк Казазян ( Москва). / Дж. Россини. Увертюра к опере «Сорока-воровка». / Н. Паганини. Скрипичный концерт № 2 фа минор. / Ф. Шуберт. Симфония №8 («Неоконченная») си минор.

И вновь – романтическая программа. Эти партитуры – добрые современники, появившиеся в период 1817–1826 годов, как, впрочем, и их создатели… Рукописи не горят»… и даже бесследно не исчезают. Более того, одни ждут своей славы долгие десятилетия, а другие, стремительно врываясь, ускользают, чтобы потом напомнить о себе новыми тайнами.

К примеру, блистательная увертюра весельчака-острослова Россини, открывшая концерт, задала всеобщий восторженный взрыв эмоций. Мастерски отточенная партитура в руках маэстро Владимира Ланде добавила наступательную энергию crescendo в стремительной коде. Кто знает, если бы Россини не получил тарелку макарон в запертом гостиничном номере накануне премьеры оперы разгневанным импресарио, какие бы ноты зазвучали тогда? (Читайте эту историю у Стендаля в «Жизни Россини»).

И все же шедевры, затерявшиеся в пыльных архивах, несмотря на препятствия, доходят до своих истинных ценителей и продолжают удивлять новыми фактами и сегодня.

Владимир Ланде во вступительном слове  второго отделения концерта упомянул о недавно обнаруженных неизвестных страницах шубертовской партитуры Симфонии №8,известной многим по подзаголовку «Неоконченная». Действительно, судьба этого сочинения уникальна. В 1822 году созданная, она была обнаружена в венском архиве спустя долгие годы и с тех пор считалась «лебединой песней» трагически светлого романтика Шуберта. Но по недавним сведениям, страницы симфонии были композитором отредактированы в последние месяцы жизни, добавлены некоторые фрагменты и изменена оркестровка. Именно эту последнюю редакцию в интерпретации Красноярского симфонического оркестра и главного дирижера Владимира Ланде мы услышали январским вечером. Драматическая глубина и страстная патетика открывают в этой музыке все новые возможности прочтения – и для музыкантов, и для слушателей. Символично, что  впервые в России «Неоконченная симфония» прозвучала в Петербурге 150 лет назад  весной 1869 года в концертах Русского музыкального общества под управлением М.алакирева.

…Рукописи не горят – они возрождаются из забвения нашей памяти, но глубина их познания бесконечна.

И еще немного – о Паганини. Сколько написано музыки, скрипичных концертов непревзойденным  гением скрипки? Историки, архивисты, исследователи путаются в фактах, перечисляя разное число его творений, партитуры исчезают… Но сам Никколо Паганини, похоже, был оригинальным не только в высочайшем техническом мастерстве и искусстве импровизации. Он оставил тайну – музыка бесконечна. И она не может быть записана только в нотах… Она остается в его письмах и многочисленных легендах. Живет своей трепетной жизнью в любимой скрипке, хранящейся в Генуе.

Любой концерт Паганини предъявляет солисту фантастическую задачу – либо это большое творческое (и техническое!) испытание, либо наслаждение музицированием!  Второй концерт с его искрометным финальным «Кампанелла»  – нечастый гость на концертной эстраде. В исполнении приглашенного мастера, солиста Московской филармонии, лауреата международных конкурсов, в числе которых – дважды покоренный конкурс Чайковского, Гайка Казазяна музыка великого итальянца зазвучала своими чарующими мелодиями, а технические «фокусы» пассажей и искрометных летящих аккордов соединились в могучем звучании Красноярского симфонического. На «бис» музыкант исполнил Гавот из скрипичной Партиты И.С. Баха.

Дорога к нашему сердцу продолжается. Наполним светом музыки это прекрасное путешествие…

Анжелика ЛИСОВА, музыковед. / Февраль 2019

Поделиться статьёй