ПОДДЕРЖАТЬ БЕЗДОМНЫХ ЩЕНЯТ… ХОТЯ БЫ СОСИСКОЙ И ЛАСКОВЫМ СЛОВОМ

ПОДДЕРЖАТЬ БЕЗДОМНЫХ ЩЕНЯТ… ХОТЯ БЫ СОСИСКОЙ И ЛАСКОВЫМ СЛОВОМ

Накормить всех бездомных животных мира – такая цель родилась у меня давно. Но я понимаю, что это невозможно. Также понимаю, что не стоит ждать, будто кто-нибудь другой даст кусочек хлеба милому, но брошенному пёсику. Знаю, что могу немного осчастливить хоть одну собачонку.

– Смотри, это та собака, у которой щенки? – говорю я, заметив возле нашего дома тощую животинку.

– Да, она. Видишь в мусорки заглядывает, еду ищет, – ответил Максим – мой брат.

– Давай хоть в «Ленте» сосисок ей купим? – предложила я. Максим кивает в ответ… Мы выходим из магазина и направляемся к дому. Я иду и предвкушаю, как будет радоваться собака. По дороге говорим о приютах, как их можно открыть и как содержать: «Я бы тогда всех пёсиков забрала бы». Брат только слушает и улыбается. Проходим стройку. Кто это так в кустах шебуршится? Рослый щенок выскакивает на дорожку, а за ним и второй. Эти малыши появились тут месяца два назад, один раз я уже их кормила, а потом только видела издалека. Они живут на стройке. И уже здорово выросли. Обычные дворняги, но ласковые и смышленые. Но взрослая собака куда-то исчезла.

Что ж, пора устраивать пир горой для тех, кто есть. Брат достает перочинный ножик. В две руки открываем упаковку. Из-за спешки, как всегда, ничего не получается с первого раза. Аромат сосисок уже носится в воздухе. Тут и охранник из будки выглядывает: что это мы там делаем возле собак, да еще и с ножом. Но, заметив еду, успокаивается и исчезает из поля видимости. Мы продолжаем колдовать над распаковкой сосисок. Пёсики всё это время наблюдают в сторонке, по их мордочкам видно всю их заинтересованность происходящим. Видать, одному надоело смотреть на наши мучения, и он убежал за забор. Но второй стоит, не теряет надежды. Сосисочная упаковка наконец-то нам поддалась.

Кидаю еду в чистый снег, щенок не спеша подходит, аккуратно обнюхивает, но буквально через мгновение уже, забывая о правилах приличия, радостно чавкает, уплетая сосиску. Весь вид едока говорит: понравилось, есть можно! Очищаю от плёнки вторую. В этот момент совершенно неожиданно мокрый нос оказывается возле меня. Щенок встаёт на задние лапы, упирается передними в живот и «поедает» меня радостными глазами. Вторую сосиску уже берёт из рук, совсем не опасаясь чего-то плохого. Но надо уходить, а то мы так всё одному скормим и другим не останется. Гладим щенка, и у меня слезы сами собой начинают капать. Благодарный щенячий взгляд смотрит прямо в мои глаза. Мне грустно уходить. Щенок бежит за нами.

– Беги на стройку, тебе с нами нельзя, но мы ещё придём, – говорит ему Максим.

Пёсик как будто понимает, останавливается, смотрит нам вслед, а потом убегает… Мы с братом идём домой в полном молчании, каждый думает о своём. Взрослую собаку мы так и не нашли. Но теперь в рюкзаке у меня всегда пакетик с сосисками: это всё-таки пока реальнее, чем открытие приюта. // Алёна ГУСАРОВА

Поделиться статьёй