НАРНИЯ* ВНУТРИ

НАРНИЯ* ВНУТРИ

На сайте общества «Русский Салон» в Стокгольме снова на блиц-практике студенты-журналисты Сибирского федерального университета, Красноярск. Они ещё не волшебники (второй курс), но всё-таки кое-что о волшебных свойствах слов им уже известно. Нам так кажется.  Редколлегия «РС»

Раннее утро. Шесть пятнадцать. Первые лучи летнего солнца лениво касаются присыпанного у старой калитки гравия. Август близится к концу, но трава, наскоро скошенная затупившейся папиной косой, продолжает настойчиво разрастаться. Картина выходит забавная: выцветший серый гравий на контрасте с ярко-зелёным цветом. Ворота в тон небу: бледно-голубые, потёртые, смытые в нежный, но какой-то ненастоящий цвет – так обычно выглядит стиранная несколько раз бязь. В палисаднике доцветают бархатцы и хризантемы, огромные листья хмеля занавесили окна веранды снаружи. Старая гравийная дорога напротив дома резко уводит вверх – пустой холм, дальше – густой лес: первое, что видишь из окна – стена ёлок, мрачных и печальных. Будто переносишься в платяной нарнийский шкаф, только вместо зимы увядающее лето. Возле соседского дома телега для вывоза мусора – стоит там уже лет пять, одного колеса нет, на левой её стороне, словно клякса, рисунок Феди – мальчишки-проказника: кривая корова с заячьими ушами и ведро грибов, то ли лисички, то ли поганки – оранжевые, но с красными пятнами и тонкой ножкой. То тут, то там разбросаны коричнево-белым ворохом кладки дров, вымокших, потемневших от времени и частых дождей.

Торопливое жужжание насекомых перебивают детский смех и выкрики: «Ты водишь!», «Нет! Я был голей в прошлый раз». Их звонким голосам вторит настойчивый лай – соседская собака Бриж недавно стала мамой и теперь переживает за щенков, ребяческие игры ее тревожат.

Ленивое лязганье ставней, глухой хлопок двери, мягкое, но требовательное: «Время обеда», и на пятнадцать минут улица превращается в островок спокойствия и тишины: чириканье птиц пробивается сквозь вязкий летний воздух, кузнечики стрекочут, кажется, с двойной силой, никто не отрывает их от репетиции перед прощальным концертом, посвященным концу лета.

Красный резиновый мяч, оставленный кем-то из ребят, одиноко лежит в высохшей канаве; проходишь мимо – и хочется пнуть, вернуться в то время, когда ты был частью не столько этой улицы, сколько уютного мирка, сотканного из детства и громких звуков.

Вечереет… Небо выглядит вспоротым линией заката, словно на поролон небрежно пролили голубую и оранжевую краски, а потом сжали, и цвета перемешались друг с другом – не равномерно, но гармонично. Звуки утихают, хотя кое-где ещё слышен рёв пилы – приближается зима, кладкам пустеть нельзя.

Улица медленно готовится ко сну, убаюкивая своих жителей мерным цоканьем сверчков и уходящим за нарнийский лес солнцем. // Евгения СУХОДОЛЬСКАЯ

* Нарния — мир в стиле фэнтези, созданный англо-ирландским автором Клайвом Стейплзом Льюисом, являющийся местом действия в большинстве книг серии «Хроники Нарнии».

Поделиться статьёй