НАСТОЯЩАЯ РУССКАЯ КРАСАВИЦА

НАСТОЯЩАЯ РУССКАЯ КРАСАВИЦА

Рейс Сочи (Адлер) – Москва. Время в пути примерно два часа… Мне было почти 19 лет, и это был мой второй в жизни перелёт. Всё интересно, всё ново и всё так же волнительно, как и в первый раз. Сажусь у иллюминатора и понимаю: передо мной будут сидеть две женщины с ребёнком. Перелёт ночной, отчего я напрягаюсь ещё больше, зная, что дети в дороге – это непременные капризы, ерзанья в сидении и прочие детские радости.

30 минут в воздухе и тут на меня откидывается спинка переднего сидения. «Всё, – думаю я, – началось». Однако за этим действием последовал щелчок отстегнувшегося ремня, и тут же из-за сидения появилось улыбающееся личико девчушки на вид лет четырёх. На пухленьких щёчках две ямочки, которые становятся особенно заметны, когда она начинает смеяться. Малышка прячется за спинку сидения, периодически выглядывая из-за неё. В её глазах, цвета неба над которым мы летим, так и скачут бесята. Схватив мой палец своей худенькой ручонкой с почти кукольными пальчиками, она вновь засмеется своим ещё не полным зубов ртом.

Под уговоры рядом сидящей женщины она усаживается на своё место. В самолёте полумрак, усталые стюардессы развозят воду и сок полудремлющим пассажирам. И вдруг в этой спящей тишине раздаётся звонкий, детский, но при этом чистый голос: «Ра-а-ас-куудрявый… клён зелё-ё-ё-ный, лист резной! Здра-а-а-вствуй парень, мой хоро-о-оший, дорогой! Клё-ён зелёный, клён кудрявый…». На этом моменте две сопровождающие малышку женщины бросились уговаривать её быть тише, на что встрепенувшиеся пассажиры попросили не прерывать творческий порыв ребёнка, и до конца её исполнения все летели с улыбкой на лицах. А я всё это время думала о том, откуда ребенок XXI века так хорошо знает эту песню.

По громкой связи командир корабля объявил, что мы идём на снижение. Сидение малышки подняли в вертикальное положение, со всех сторон начали раздаваться щелчки захлопывающихся ремней безопасности. Мы вылетели из пенных облаков и мутно дребезжащие огни под нами стали отчетливее. По мере приближения к земле они выстраивались в целую огненную паутину.

«Росси-и-и-я-я! Мо-осква-а-а! Юху! Роси-и-ия! Росси-и-ия моя, вперед!», – уткнувшись маленьким курносым носиком в иллюминатор, кричала моя маленькая соседка впереди. Не желающими спать глазами она жадно разглядывала вечерние огни Москвы с высоты уже птичьего полёта. Сбоку было видно, что от двухчасового ёрзания на кресле её белокурые, бережно кем-то заплетенные косички растрепались. Про таких девочек принято говорить: «Настоящая русская красавица», так вот это точно про неё. Даже после этого перелёта можно было фотографировать её и без всяких фотошопов сразу печатать на обёртку шоколадки «Алёнка». // Екатерина САПРЫГИНА [ИФиЯК СФУ]

Поделиться статьёй