ПРОЩАЙТЕ, СЕНЬОРА СОПРАНО!

ПРОЩАЙТЕ, СЕНЬОРА СОПРАНО!

На 86-м году жизни скончалась Монсеррат Кабалье. Всемирно известная оперная певица умерла в больнице в Барселоне.

«Она скончалась сегодня ночью в больнице Сан-Пау», – сообщило РИА Новости со ссылкой на само лечебное учреждение. Похороны испанской певицы состоятся в понедельник. “Это большая потеря. И мы скорбим вместе со всеми. Ушла из жизни певица и личность вселенского масштаба, человек, которого Господь наградил не только большим творческим даром, но и чуткой душой”, – сказала глава общества “Русский Салон” Людмила А. Турне, урожд. кн. Демидова-Лопухина, получив извести о кончине Монсеррат Кабалье.

Монсеррат Кабалье родилась 12 апреля 1933 года. Получила известность благодаря своей техники бельканто (техника пения с плавным переходом от звука к звуку, выровненностью голоса. – прим. «РГ») и партиям в итальянских операх Пуччини, Беллини, Доницетти. В ее репертуаре почти сотня оперных партий. Она также записала совместный альбом с легендарным исполнителем, вокалистом группы Queen Фредди Меркьюри – Barcelona (1988), главная песня которого (Barcelona) посвящена родному городу певицы.

Читайте одно из последних интервью певицы

ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ: МОНСЕРРАТ КАБАЛЬЕ ОБ ОПЕРЕ И О СЕБЕ

Легенда мировой оперы Монсеррат Кабалье, 12 апреля встретившая свое 85-летие, приехала в Москву, чтобы выступить с концертом в Кремлевском дворце. Жизнь Сеньоры Сопрано, как называют Кабалье, это один сплошной рекорд: почти 150 оперных партий, тысячи концертов, сотни записей и 62 года карьеры. Накануне концерта Монсеррат Кабалье дала интервью Марии Бабаловой («РГ»).

– Обычно принято, что дамы скрывают свой возраст. А вы почему этого не делаете, сеньора Кабалье?

Я не люблю делать бессмысленные вещи. К возрасту отношусь философски и стараюсь о нем не задумываться. И продолжаю очень много работать. Хотя, конечно, теперь устаю больше, чем прежде, но не позволяю себе остановиться. Потому что без работы жизнь заканчивается.

– В Москве вы пели больше десятка раз. Чем интересно для вас нынешнее выступление?

Мне жаль, что я лишь однажды пела в Москве в опере. Это было 44 года назад в Большом театре на гастролях миланского «Ла Скала». Пела «Норму» Беллини – это было какое-то уникальное единение артистов и публики. Тогда ко мне в гримерку пришла великая Майя Плисецкая, с которой потом мы дружили много лет… Русская публика очень теплая и дружелюбная. И если любит, то по-настоящему, неистово. Всякий раз, стоит мне появиться на сцене, люди стоя встречают меня овацией. Такое запоминается на всю жизнь. А сегодня, естественно, опера для меня в прошлом. Но каждый концерт для меня особый. Я подумала, что будет справедливо свои выступления в этом году посвятить юбилею: многие люди хотели разделить со мной мой праздник.

– У вас не возникало желания пойти в политику?

Многие партии пытались заполучить меня. Но политика чаще разъединяет, а не объединяет людей – в отличие от культуры и искусства. Поэтому я всегда занималась только своим делом – пела. Мое вдохновение – музыка. Это та вечная любовь, которая длится всю жизнь. Вообще я очень верный человек, однолюб, и множество моих любовных историй рождалось и умирало только на сцене.

– Что вы считаете главным своим достижением?

Всё, что я делала для помощи людям: старалась помогать и друзьям и незнакомым, нуждающимся в поддержке, помогать детям мира, которым часто не хватает медицинской помощи, воды, еды. Надеюсь, настанет день, когда все поймут важность этого: мы живем на одной земле и должны быть как братья и сестры.

– А чем вы более всего гордитесь из того, что сделали как певица?

Моя вокальная судьба складывалась не так гладко, как это выглядит со стороны. Мои «музыкальные корни» в немецкой музыке – Моцарт, Шуберт, Шуман, Брамс и, конечно, Рихард Штраус, которого я обожаю. Но однажды я поняла, что лучше всего ложится на мой голос стиль бельканто. Все вокруг – и публика, и импресарио – стали чуть ли не ультимативно требовать от меня петь исключительно Беллини, Россини, Доницетти, Верди, Пуччини. И я смирилась. Я всегда хотела быть певицей самого высокого уровня. Хотя, как никто другой, знала, что у меня много недостатков.

– В России стартует чемпионат мира по футболу. Вы страстная болельщица – как и где думаете провести это время?

Буду, конечно, болеть за испанскую команду. А еще, быть может, моя мечта воплотится, и мне посчастливится спеть на официальной церемонии открытия или закрытия чемпионата. Выступление на открытии Олимпийских игр 1992 года в Барселоне было для меня настоящей сказкой…

– Вам не обидно, что сделали столько для оперы, а кумиром мира стали благодаря дуэту с Фредди Меркьюри?

Нет. Фредди был очень хорошим музыкантом и замечательным человеком. Единственное, о чем я жалею: мне не удалось уговорить его выйти на оперную сцену. Он испугался, говорил, что его не поймут поклонники… А между тем у него был интересный баритон…

– Вы не боялись быть не понятыми своими поклонниками?

Если я скажу, что не портила свою жизнь ошибками и не совершала поступков, за которые мне стыдно, это будет неправда. Но в музыке я всегда была честна. Да, иногда нарушала границы классической музыки: пела с Фредди, с Фрэнком Синатрой, с русским певцом Николаем Басковым. Но я никогда не совершала преступлений против музыки, которая прекрасна всегда, если талантлива, вне зависимости от стилей и жанров.

– Каково, на ваш взгляд, будущее оперы?

Оно есть – я в этом абсолютно уверена. Хотя молодое поколение певцов больше думает о том, как стать знаменитыми и богатыми, а не о музыке. Я помню великих Елену Образцову, Бориса Христова и многих других – они фанатично любили музыку и ей преданно служили. Ведь настоящие звезды оперы – авторы музыки, а не те, кто ее исполняют. Надеюсь, наступит день, когда молодые певцы осознают, что не могут сравниться с мощью Пуччини, Чайковского или Верди: ведь именно композиторы – истинные создатели оперы. Выходя на сцену, я всегда стараюсь следовать замыслу композитора и в точности передать публике масштаб его вдохновения.

Поделиться статьёй