ЗА КУЛИСАМИ ПРАЗДНИКА: ВСПОМИНАЯ ЧЕМПИОНАТ МИРА, ИЛИ ЖИВИ БОЛЬШОЙ ИГРОЙ

ЗА КУЛИСАМИ ПРАЗДНИКА: ВСПОМИНАЯ ЧЕМПИОНАТ МИРА, ИЛИ ЖИВИ БОЛЬШОЙ ИГРОЙ

Летом, как вы, конечно, знаете, в 11 городах России прошел чемпионат мира по футболу. Но в нём приняли участие не только футболисты и болельщики, но и 17000  волонтеров. Праздник удался на славу. О нём до сих пор слышно в любом уголке страны. Наверняка, вам будет интересно узнать о том, что же осталось «за кадром», как говорится, заглянуть в «кухню», которая была скрыта от посторонних глаз… Если – да, тогда следуйте за нашим спецкором Еленой Факеевой (на снимке слева)…

Проживание. Иногородние и иностранные волонтеры жили в гостинице. Жизнь там напоминала общежитие коридорного типа. Ложились в пять утра, просыпались в два часа дня. Находились те, кому шум мешал спать, но от их возмущений он не прекращался. Несмотря на каждодневное веселье, на смену волонтеры ходили без опозданий, и умудрились объехать всю Ленинградскую область, так как проезд был бесплатный. Силы находились на всё.

Проверки. Стадион «Санкт-Петербург Арена» был самым проверяемым стадионом среди всех и самым придирчивым по безопасности. Еду и напитки туда пронести было невозможно. При входе сумки сканировались, а затем раскрывались для досмотра. Полиция ощупывала каждого. С жидкостями более 100 мл можно было прощаться сразу. Таким образом, некоторые девушки лишались своей любимой косметики и духов. Телефоны тоже проверялись, поэтому с разряженным можно было даже не пытаться пройти.

Форма. Форму померить не давали, поменять ее после распаковки тоже было невозможно. С одной стороны, логично, никому не хотелось бы носить то, что кто-то надевал на себя до этого (хотя в магазинах именно так это и работает). Поэтому все брали тот размер, который обычно носят в жизни. Девочки просто смели размер S, не подумав о том, что у каждой марки свои понятия о размере. В итоге, большинству комплект оказывался большим и смотрелся как плащ-палатка. И если в прошлом году форма радовала тем, что у футболок был «гостеприимный вырез» и девочки не могли наклониться лишний раз, поэтому надевали под футболку, какую-нибудь другую футболку, чтобы не привлекать к себе много внимания, то в этом году ситуация изменилась, но не для всех в лучшую сторону. Чаще всего футболки оказывались маловаты, а штаны, наоборот, слишком широкими, спасал лишь ремень. Бывало и так, что девушки, приехавшие позже всех, довольствовались мужским комплектом. Но дело, скорее всего, было в том, что были недобросовестные люди, которые получали одежду, но не выходили на смены. И когда на замену приглашали других, то возникала проблема с одеждой. Решалось по-разному. Кто-то был рад, что ему хоть что-то досталось, кто-то начинал скандалить. Но если кому-то что-то не подходило, а такое возникало у каждого второго, люди искали с кем поменяться, либо надевали «нейтральную» одежду… Спрос на форму был не только у самих волонтеров, но и у тех, кто не смог им стать. Некоторые  слёзно умоляли продать её, были случаи, когда после чемпионата иностранные болельщики скупали её, не думая о цене. Наблюдали мы и такой эпизод, когда после одного из матчей болельщик, чуть не плача, просил продать поролоновый палец за 800 рублей и очень удивился, когда волонтер сказал, что не может этого сделать, так как это не его вещь, да и чемпионат еще не закончен.

Еда. Шикарно, когда у тебя есть выбор. Три вида чая, либо кофе, два вида супа, и на второе тоже достаточный ассортимент. Можно было брать даже вегетарианские блюда. Но за все время я ни одного вегетарианца не встретила…

Помимо супа и второго давали салат, фрукт и сладкий пирожок (со смородиной был просто божественен). Выносить еду было нельзя, кроме фрукта или пирожка. Но были те, кто пытался это делать, но их сразу же ловили, потому что не заметить такую кипу тарелок было нереально. Иногородних и иностранных волонтеров кормили всегда два раза, а не один, вне зависимости от количества часов в смене. Также на всех объектах было много холодильников с соком, водой и газировкой, которую можно было брать в любое время бесплатно.

Работа. Волонтеры работали в более чем 20 направлениях. И не только на стадионе, но и в отелях, в аэропорту, в билетных центрах. Моя задача заключалась в обеспечении работы журналистов, потому что я работала в медиа-центре, а также на пресс-конференциях, стадионе и в микст-зоне – это такая площадка, где после матча футболисты дают ответы на интересующие журналистов вопросы на фоне баннера со спонсорами, делятся своими впечатлениями и планами. Были сложные моменты, например, когда иностранные журналисты не говорили на английском языке, либо, когда теряли свои вещи, либо пытались схитрить. Были очень милые моменты, например, когда бразильские журналисты ехали в лифте и повторяли за ним на русском: «первый этаж, пятый этаж» т.д.

Больше всего нам досталось на полуфинале, когда играли Бельгия и Франция. Тогда многие не подали заявку на место, и вносили свои фамилии в список, думая, что, если они там оказались первыми, то значит, шансов достать билет на стадион гораздо больше. Но они ошиблись. В тот день я работала на выдаче билетов для фотокорреспондентов. Оставалось всего 8 мест, и офицер FIFA должен был их распределить между десятками фоторепортёров, больше никто ни на что не мог повлиять. На нас смотрели 60 пар умоляющих глаз. В итоге, когда стало известно, что три из восьми билетов достались японским фрилансерам, а русским так вообще ни одного, страшно представить, что произошло. Кто-то – чуть не плача – просил место, кто-то ругался и кричал, а кто-то пытался «продавить» ситуацию, говоря: «Я единственный представитель этой страны, как аудитория узнает о матче?». Но, как говорят юристы, dura lex, sed lex (закон суров, но это закон). Решение офицера принято и обжалованию не подлежит.

Особенно туго было девочкам, которые выдавали билеты для прессы. Когда они закончились, журналисты снесли стол. Они кричали, ругались и было ощущение, что они просто-напросто убьют этих девчонок. Кстати, у одной из них был день рождения. Она потом долго плакала и призналась, что навсегда запомнит это событие.

Болельщики. До матча болельщики всегда веселые. Они – в предвкушении игры: поют национальные песни, фотографируются, машут флагами. Обычно каждая страна имеет свои отличительные костюмы, по которым можно опознать, кто сегодня играет. В целом, болельщики уважительно относились друг к другу. Как-то в метро рядом со мной сидел марокканец, а мимо нас прошел иранец, который махал флагом и кричал: «Иран, Иран!». Вдруг он обернулся, увидел марокканца и извинился перед ним. Болельщики выигравшей команды тоже всегда были в восторге, еще большем, чем перед матчем. После игры бразильцы схватили одного из волонтеров и понесли на руках, в это время другой волонтер, ростиком не выше, чем 150 сантиметров бегал вокруг них и кричал, чтобы его коллегу отпустили. Он взывал на всех языках, которые знал, но ему это не помогло. Хуже было, когда чья-то команда проигрывала: тогда в ребят летели стаканы с пенным напитком и различные ругательства. Однако все зависело от страны. Так, латиноамериканцы были самыми экспрессивными, а вот европейцы при любом раскладе вели себя спокойно. После матча Швеции против Швейцарии швейцарец шел с флагом своей страны, но в шапке шведа, и радовался, несмотря на то, что его страна проиграла.

Церемонии. Почти у каждого волонтера, если у него в этот день не было смены, была возможность перед матчем понести флаг на поле. Обычно это два флага стран и кубок. Мне достался кубок на матче Россия – Египет, и я была очень рада, что попала именно на него. Я стояла спиной к нашим футболистам, но зато очень близко. Со стороны флаги смотрелись красиво, но репетиции были сплошным мучением. Нам не повезло с погодой. Весь день лил сильный дождь, на стадионе всё плыло, трава была мокрой. Некоторые СМИ брызгали ядом: мол, в Петербурге на строительство столько денег было потрачено, а крышу боятся закрыть, потому что она потом не откроется. Но они не знали, что закрывать ее запретила FIFA, а крыша с закрытием строилась для «Зенита», так как все наслышаны о погоде в Петербурге. Поэтому мы, насквозь промокшие, бегали спиной вперёд по мокрой траве, держали тяжеленный флаг и оттаптывали друг-другу ноги. Кто-то подумает, что над нами издевались. Нет, это было очень здорово, мы не роптали. Перед самым матчем дождь закончился и тучи рассеялись. Мы вышли на стадион и просто обалдели: он гудел подобно гигантскому пчелиному улью. Мы не слышали музыку, мы не понимали, когда нужно выбегать, мы делали это все интуитивно, потому что рев стадиона всё заглушил. Но вопреки всему мы сработали четко и слаженно. Никогда не забуду мурашки, которые бегали по всему телу – то ли от холода, то ли от атмосферы чемпионата. И никогда не забуду Санкт-Петербург, который подарил мне возможность побывать на таком масштабном событии.

Елена ФАКЕЕВА, спец. корр. Творческой компании «Метранпаж» // Фото автора

Поделиться статьёй