МАРИЯ МАГДАЛИНА: КЛЕВЕТА ДЛИНОЮ В ДВА ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

МАРИЯ МАГДАЛИНА: КЛЕВЕТА ДЛИНОЮ В ДВА ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Марию Магдалину, чью память верующие чтут 4 августа, оклеветали. Сначала ее просто путали с грешницей из Евангелия, которая омыла слезами ноги Иисуса, отерла их своими длинными волосами, а потом помазала драгоценным миром. С VI века Магдалину начали отождествлять с Марией Египетской – блудницей из Византийской Александрии, ставшей святой.

С юных лет Мария Египетская соблазняла и распутничала, это был не столько заработок – смысл жизни. Когда Марии было 32, на корабле с паломниками она отправилась в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста Господня – христианское торжество обещало скопление мужчин. Соблазняя по пути и молодых, и старых, в Иерусалиме Мария решила вместе со всеми приложиться к Кресту. Но неведомая сила в храм Марию не пустила. Это настолько поразило блудницу, что стало точкой внутреннего переворота. Мария почувствовала: грязь ее жизни не дает ей приблизиться к святыне. Осознав горькую правду, она раскаялась и удалилась в пустыню, где и провела остаток дней в борьбе с блудной страстью и в покаянии. Рассказ поучительный, понятный всем, кому грех, пусть и не так буквально, мешает прийти в Церковь, но к Марии Магдалине это повествование отношения не имеет.

Была вариация сюжета, где акцент делался на том, что за долгие годы жизни в пустыне у Марии Магдалины истлела одежда, и чарующую наготу покаявшейся распутницы прикрыли отросшие дивной красоты волосы – похоже, даже древние сочинители сознавали: куда выгоднее описывать прелести обнаженной блудницы, чем рассуждать о сути покаяния.

В 1255 году итальянский монах-доминиканец, архиепископ Генуэзский Яков Ворагинский пишет «Золотую легенду», хит средневековой литературы. Претендуя на научность, «Золотая легенда» была все же плодом воображения: архиепископ Генуи не знал ни древнееврейского, ни древнегреческого, с первоисточниками обращался вольно, поэтому он лихо слепил из Марии Магдалины богатую и распутную грешницу, впрочем, покаявшуюся и потому творящую чудеса. Несмотря на то что научности и правды в «Золотой легенде» было мало, это нисколько не помешало ей приобрести невероятную популярность. Еще при жизни автора сочинение было переведено на европейские языки и потом долго вдохновляло поэтов, живописцев, скульпторов. И хотя в XVI веке западная церковь официально признала, что Мария Магдалина никак не связана со святой Марией Египетской, равно как и с другими распутницами – покаявшимися или действующими, после «Золотой легенды» в сознании масс прочно обосновалось убеждение: святая равноапостольная Магдалина когда-то была блудницей.

В XV веке в Европе набирает популярность пьеса, где семь бесов преследуют и терзают нашу Марию – тут прослеживается хоть какая-то связь с первоисточником, мы к этому еще вернемся, хотя и здесь в основе мотив блудного греха. Дальше больше: с веками разнузданность фантазии деятелей искусств, не ограниченная уже ни инквизицией, ни хотя бы их собственной совестью, регулярно выходила за все рамки принятых в это время приличий. И так вплоть до XXI века, хотя сегодня ссылки на недоступность исследований смешны. Но, видно, сочетание: Богочеловек Иисус Христос, грех и женщина, по-прежнему кажется перспективным как в плане пиара, так и в плане денег. Вот и плодятся промышляющие на эротизации этого треугольника, хотя ни Тицианов, ни Жюль Жозефов Лефевров, ни хотя бы Яковов Ворагинских среди дерзающих не заметно. Поскольку копаться в сознательных и подсознательных сексуальных отклонениях психики подобных творцов нет никакого желания, перейдем к первоисточникам.

О Марии из Магдалы – городка на территории современного Израиля – говорят все четыре евангелиста. Про блудную страсть – ни до встречи с Христом, ни после, ни слова. Просто среди следующих за Иисусом женщин первой упоминается «Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов». Слово «семь» в библеистике не столько число, сколько «полнота». То есть наша Магдалина до встречи с Иисусом в полной мере страдала от беснования, ее терзали бесы. Были ли это бесы блудной страсти? Евангелие не дает оснований так думать. Библии не свойственно ханжество: спали две дочери праведника Лота с отцом, Книга Бытия так прямо и пишет. Взял царь Давид понравившуюся ему Вирсавию, чей муж был на войне, – и тут Библия не скрывает греха помазанника Божьего. И так далее. То есть про блуд Магдалины запомним: чего не было, того не было. И беснования достаточно. Но Иисус, чья Божественная суть давала ему власть над падшими духами, Марию из Магдалы исцелил. И потом она два года вместе с апостолами следовала за Спасителем, «служа Ему своим имением» – помогая последователям Иисуса пищей, одеждой, деньгами…

Затем мы встречаем Магдалину в скорбный час, когда Иисус, взвалив на Себя Крест, идет на Голгофу. В отличие от апостолов, в смятении разбежавшихся после неправедного ареста и суда над Спасителем, Мария Магдалина прошла путь крестных страданий рядом с Учителем до конца. Стояла она и при Кресте Распятого Христа.

Евангелие ни слова не говорит о чувствах тех, кто был рядом с Распятым Иисусом в последние часы Его земной жизни. Зато у нас есть ахматовская поэма «Реквием», написанная в годы сталинских репрессий. Сердцевиной поэмы Ахматова делает сцену распятия Христа – как точку максимального страдания и боли в нашем мире.

Магдалина билась и рыдала, // Ученик любимый каменел, // А туда, где молча Мать стояла, // Так никто взглянуть и не посмел.

Анна Андреевна, пережившая арест сына и мужа, здесь чеканно точна.

Читаем Евангелие дальше: Мария присутствует при погребении Иисуса, поздно вечером в пятницу, накануне субботы покоя.

Христос распят, Христос «испустил дух», ученики Иисуса рассеяны, вера их поколеблена, они в отчаянии. Никто уже не ждет Его Воскресения. На следующий день после субботы покоя, рано утром ученики Христа приходят к пещере и видят, что камень, закрывающий вход к гробнице, отвален. Они заходят внутрь и находят там только пелены, в которые было завернуто Тело Христа. Апостолы еще не осознают, что произошло. Они люди, они во власти своих чувств: горя, смятения, растерянности, происходящее еще выше их понимания. В Евангелии от Иоанна есть поразительный эпизод, рассказывающий о встрече Марии Магдалины с Воскресшим Христом. Наверное, во всей мировой литературе нет ничего и близко приближающегося к строгой поэзии этого короткого евангельского отрывка.

Вот вместе с учениками Мария из Магдалы рано утром приходит к гробнице и видит ее пустой. Ученики уходят, а Мария остается у гроба одна. Она стоит и плачет – это так понятно. «И, когда плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса». Ангелы спрашивают Марию, отчего она плачет? «…унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его», – отвечает Мария. И дальше: «Сказавши сие, обратилась назад и увидела Иисуса, стоящего; но не узнала, что это Иисус» – слезы, темнота раннего утра, растерянность от случившегося, что тут удивительного?.. И вот уже Сам Иисус спрашивает Марию: «Что ты плачешь?» И она, все еще не узнавая Христа, думая, что это садовник, говорит Ему: «Господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его». И тогда Христос обращается к ней по имени: «Мария!» И она мгновенно узнает Его: «Учитель!»

В этом узнавании порыв радости. Наверное, Марии хочется убедиться, Он ли это, ей хочется дотронуться до Него, но Иисус останавливает ее. Он говорит знаменитое: «Не прикасайся ко Мне!» И объясняет: «Ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».

Часто у читающих эпизод возникает вопрос: почему Иисус не позволил Марии коснуться Себя? Ведь когда Фома, усомнившись в рассказе учеников, сказал: «Пока не увижу на руках Иисуса ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны… не поверю», Христос предложил ему это сделать? А тут Иисус останавливает Марию: «Не прикасайся ко мне!..» И здесь мы вступаем в область догадок. Воскресение Христа из мертвых – это то, что выше нашего рационального, обыденного опыта. Воскресение Христа – это тайна, и подобно тому, как Мария, остановленная Иисусом, не стала Его касаться, так и мы должны остановиться и не прикасаться к этой величайшей тайне, величайшему чуду в истории человечества.

Отметим для себя: Марии Магдалине было дано первой увидеть Воскресшего Спасителя. Она первой возвестила о том, что Христос воскрес, людям. За это Церковь и называет ее равноапостольной.

Всё. Больше Евангелие о Марии не пишет. Равно как и о том, была ли последовательница Христа молода. Красива? Истории достаточно, что она была мужественной и верной. Молодость и красота преходящи, верность живет в веках. // Мария ГОРОДОВА

Поделиться статьёй