УЧИТЕЛЬ – ЭТО ПРИЗВАНИЕ? ИЛИ ПРОСТО РАБОТА?

УЧИТЕЛЬ – ЭТО ПРИЗВАНИЕ? ИЛИ ПРОСТО РАБОТА?

Илья Баскаков (его вы видите на снимках – одного и с учениками) убеждён: учитель – это призвание. Он в свои двадцать семь успешно прошел конкурс на вакансию ассистента преподавателя русского языка в Австрии. Спустя год земельное министерство образования предложило ему постоянную. работу. Илья согласился. Согласился он и поделиться со мной своим опытом обучения детей в городе Штайр.

– Илья, для начала расскажите, как складывалась ваша преподавательская карьера в России?

– В 18 лет, после окончания школы, два года я проработал педагогом-организатором в своей школе. Функционал мой был достаточно простой – руководство школьной детской общественной организацией, написание и реализация социальных проектов, участие ребят в выездных школах. За пару лет из простой школьной организации мы выросли и вошли в топ-10 лучших детских общественных объединений края. С 2010 до 2016 года я – тьютор, эксперт и преподаватель на выездных образовательных модулях отдела социального творчества краевого Дворца пионеров. Эти программы дополнительного образования – краевые выездные школы. В 2013 году один семестр замещал преподавателя в Сибирский государственный аэрокосмический университет и читал курс «Психология массовых коммуникаций», а с 2016 года, после окончания магистратуры в НИУ «Высшая школа экономики» и защиты диссертации я (по приглашению ректора Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева – старший преподаватель кафедры политологии.

– Судя по всему, у вас было много самой разнообразной и интересной занятости… Как же к этому добавилась еще, и Австрия?

– Достаточно случайно! Я открыл сайт нашего педуниверситета, просто посмотреть, что происходит в моём вузе. В несколько кликов оказался на сайте международной академической мобильности федерального Министерства образования. И там второй новостью висело объявление «Требуются ассистенты преподавателей русского языка в Австрию». Я со студенчества учу немецкий язык, по формальным требованиям под конкурс подходил. Собрал бумаги, сдал экзамен на знание языка, подписал характеристику у ректора и отправил документы в Москву. Через два месяца мне позвонили из нашего министерства образования и сказали, что австрийская сторона приглашает меня на работу в землю Верхняя Австрия, в город Штайр.

– Пропустим бюрократические проволочки о визах, перелетах и т.д. и поговорим сразу о самом главном – о детях. Вы работали педагогом в России. Каковы главные отличия детей в Австрии от наших детей – в плане поведения их на уроках, в стремлению к знаниям?

– Самое главное отличие – там дети свободные. Они более открытые, нет базового недоверия между учителем и учеником. Сейчас объясню, что имею ввиду. В половине случаев наши учителя уделяют внимание ученикам только на уроке «от звонка до звонка», да и то не всем и не всегда. И часто «уделение внимания» заключается в следующей схеме: объяснение новой темы, проверка у доски, контрольная. И так по кругу. А если ребёнок чего-то не понял, то это либо родителями подключаются репетиторы, либо ученик обращается к учителю индивидуально, если у него хватит смелости подойти к педагогу и что-то спросить. Наши ученики почему-то боятся признаться, что не поняли тему, поднять руку и попросить ещё раз объяснить. С российскими школьниками я работал в системе дополнительного образования, но я помню, скажем так, их шок, когда ребятам стало ясно, что они могут задавать вопросы, спрашивать «А почему так?» и им объясняют, а не говорят: «Отстань». Повторюсь, что всё индивидуально, ни в коем случае нельзя так говорить про всех учителей, потому что я лично знаю многих, которые «костьми ложатся», но ребёнок тему у них понимает. Увы, много знаю и обратных примеров. Поэтому, когда ребёнку учитель говорит «Отстань», то теряется и интерес к предмету, да и вообще к учёбе. В Австрии абсолютно не зазорно сказать: «Я не понял». Или спросить: «Почему так?» Никто не смеётся, не тычет в тебя пальцем, что ты – глупый.

– А что касается поведения детей и не только на уроке и перемене?

– В русской школе на уроке есть жёсткие правила дисциплины. В Австрии они тоже есть, но всё проще и свободнее. Ученик может пересесть на другое место, открыть окно, спустить жалюзи, попить воды, съесть булочку. И это никого не напрягает, в первую очередь – учителя. Вот это базовое отсутствие абсолютно ненужных запретов ребят делает гораздо свободнее. Когда что-то не запрещено, то нет желания делать это специально, как бы вопреки учителю. Австрийские школьники, кстати, прекрасно говорят на английском и сверх этого учат ещё 1-2 иностранных языка. А вот про уровень владения английским в наших школах можно либо молчать, либо плакать. Но наши же ученики более душевные. После того, как ты – как учитель – преодолеешь кризис недоверия и заслужишь уважение, но ни в коем случае гн допустишь никакого панибратства, то удается выстроить какой-то особый тип отношений. Мне сложно его как-то классифицировать. Но я помню, как наш класс, когда я сам был школьником, любили некоторые учителя, оставались с нами поболтать, переживали, плакали на последнем уроке в 11 классе, прощаясь с нами. Уже 11 лет прошло с момента окончания школы, а мы периодически встречаемся классом и ходим в гости к классному руководителю, да и к другим любимым учителям забегаем. В Австрии, уверен, тоже такое есть, но, как мне показалось за этот год, не сильно распространено.

– Как отличается сама система образования в Австрии от нашей?

– Система школьного образования в Австрии достаточно мудрёная для нас. Дети идут в начальную школу в 7 лет и учатся 4 года. После этого, если ты показал знания и умения, то ты поступаешь в гимназию, но если у них там будет большой конкурс, то они имеют право устроить вступительные экзамены и взять лучших. Гимназии делятся на два типа: гимназия с уклоном в гуманитарные науки и гимназия с техническими науками. На самом деле разделение достаточно условное, но оно имеет место быть. Выбор за ребенка обычно делают родители, ведь к этому моменту детям всего 11 лет. Если же способностей нет, то ребёнок идёт в школу, где его будут учить рабочим профессиям, но программу школы, естественно, он тоже освоит. Но это не значат, что туда отправляют «глупых» детей. Просто там уклон в практику и точно так же потом выпускники могут пойти в вузы… Но вернёмся к гимназиям. В 11 лет ребёнок приходит и поступает вновь в первый класс. Новая школа – новое летоисчисление. Там он учится четыре года и после этого может выбрать профильную гимназию, а может и не выбрать, и остаться учиться здесь, перейдя из четвёртого класса в пятый и дальше до выпуска из 8 класса. Профильных гимназий несколько, там ты вновь идёшь в первый класс и учишься пять лет. То есть учатся в Австрии в школе 12-13 лет.

– Один российский политик сказал: «Учитель – это призвание, а кто хочет денег, должен идти в бизнес». Как вы приняли это заявление?

– Призвание ли учитель? Сто процентов – да. Но это не имеет ничего общего с тем, что учителя находятся в абсолютно нищенском положении и то, что это призвание – никак не оправдывается тем уровнем зарплат, которые сейчас получают учителя. Но никто особо ничего не предпринимает, поэтому дальше всё будет так же. Для меня педагогика всегда было как хобби, потому что нормально жить на деньги, которые платят в системе нашего образования – почти невозможно.

– Мне кажется, достойный учитель (именно – достойный) должен получать достойную зарплату, тогда и в бизнес ему не надо будет уходить.

– С этим утверждением даже и спорить не буду…

Беседу вёл Дмитрий ИШХУЗИН, обозреватель ТКМ “Метранпаж”

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться статьёй