КАРЛ МАРКС: СЖЕЧЬ ОДЕССУ… РАЗРУШИТЬ СЕВАСТОПОЛЬ

КАРЛ МАРКС: СЖЕЧЬ ОДЕССУ… РАЗРУШИТЬ СЕВАСТОПОЛЬ

Чем на самом деле была Россия для ее всесильного “учителя”, родившегося 200 лет назад – 5 мая 1818 года

На фото: 5 мая 2013 года на родине Маркса в Трире. В инсталляции Отмана Херла – 500 красных статуэток автора “Капитала”. Фото: Getty Images

“Исторический опыт всех революций и подытожил Маркс, дав краткую, резкую, точную, яркую формулу – диктатура пролетариата”, – именно к этому, по Ленину, сводилось строительство социализма в России. Именно этот тезис великого Карла был реализован на практике. И, как ни странно, ничего больше.

Тем не менее в советское время Маркс был поставлен высшим непререкаемым авторитетом. Память о нем хранили портреты, памятники, названия улиц и проспектов. О его героической судьбе издавались гигантскими тиражами книги, включая полное собрание сочинений Маркса и Энгельса. Был выпущен даже телесериал “Молодые годы Карла Маркса”. А в сети политпросвещения советские люди неустанно долбили труды апостола коммунизма: “Капитал”, “Коммунистический манифест”, “Критика Готской программы”, “18 брюмера Луи Бонапарта”. Даже мы, студенты факультета журналистики, изучали деятельность Маркса как редактора “Новой рейнской газеты”, хотя советская пресса не имела ничего общего с немецкой середины XIX века. Если бы Советская власть продержалась до наших дней, 200-летний юбилей Карла Маркса отмечался бы с вселенским размахом. И новое поколение советских людей заучивало бы не только знаменитое ленинское “Учение Маркса всесильно, потому что оно верно”, но и менее известное признание нашего вождя в любви основоположникам: Маркс и Энгельс “были полны самой радужной веры в русскую революцию и в ее могучее всемирное значение”. Но это миф. Ленин выдавал желаемое за действительное. Мало кто даже из современных западных политиков говорит о России с такой проникновенной ненавистью, как это делал Карл Маркс. 

“Московия играет роль раба”

Маркс называл Россию не иначе как страной варварской, нецивилизованной, достойной только презрения. Стоит только внимательно вчитаться в его бесчисленные сочинения… “Нас ждет борьба с варварскими ордами Австрии и России”, “Даже в совершенно варварских странах буржуазия делает успехи”… Россия по Марксу – “оплот мировой реакции”, “угроза свободному человечеству”, “единственная причина существования милитаризма в Европе”, “последний резерв и становой хребет объединенного деспотизма в Европе”, “враги революции сконцентрированы в России”.

Да, провидец Маркс и мысли не допускал, что в России возможна пролетарская революция. По его мнению, в ней “может быть только тот или иной бунт, причем достанется немецким платьям, а революции никакой и никогда не будет”. Маркс искренне удивлялся, когда ему говорили, насколько он популярен в варварской стране: публиковали работы, перевели “Капитал”. И с настороженностью относился к революционным деятелям из России, считая их царскими агентами. Правда, в 1881 году, после убийства Александра II, он оживился: “Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе”. Но за передовой отряд революционного движения Маркс принял кучку террористов.

Не удивительно, что его фундаментальная работа “Тайная дипломатическая история XVIII столетия” впервые появилась на русском языке только через сто с лишним лет, во время перестройки. Ведь это, по сути, манифест ненависти к России: “Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить план завоевания мира”. По сути клевета – Петр Первый никогда не строил планы завоевания мира. Да и считать его рабом могут разве что беллетристы-графоманы с очень богатой фантазией.

“Оттеснить Россию в Азию”

Молодой Маркс уделял много внимания Крымской войне, в которой переплелись разные интересы многих государств. Но одно в этой войне было бесспорным: агрессором выступала Турция, которую поддержали Англия и Франция. И именно их сторону безоговорочно принял человек, полный “самой радужной веры в русскую революцию”. Боевые действия в Крыму еще не начались, а Маркс уже предвкушает победу турецко-англо-французской коалиции. И в статье “Восточная война” строит геополитические планы: “Без сомнения, турецко-европейский флот сможет разрушить Севастополь и уничтожить русский Черноморский флот; союзники в состоянии захватить и удержать Крым, оккупировать Одессу, блокировать Азовское море и развязать руки кавказским горцам. То, что должно быть предпринято в Балтийском море, так же самоочевидно, как и то, что должно быть предпринято в Черном море: необходимо любой ценой добиться союза со Швецией; если понадобится, припугнуть Данию, развязать восстание в Финляндии путем высадки достаточного количества войск и обещания, что мир будет заключен только при условии присоединения этой провинции к Швеции. Высаженные в Финляндии войска угрожали бы Петербургу, в то время как флоты бомбардировали бы Кронштадт”.

Грандиозный план

Но конечная цель Маркса еще глобальнее: “Россия была бы оттеснена к границам Азии”. Автор жалеет, что этого не удалось сделать Наполеону. И отдает Британии особую роль в будущей войне: “Англия имеет возможность нанести удар России в ее самом уязвимом месте. Не говоря уже о том, что она может заставить шведов завоевать обратно Финляндию, для ее флота открыты Петербург и Одесса… Без Петербурга и Одессы Россия представляет собой великана с отрубленными руками”. А еще Маркс много размышляет, как и какие санкции могут сделать Россию сговорчивой и покорной: “Отрезанная от английского рынка, Россия через несколько месяцев подверглась бы тяжелейшим потрясениям… Россия, которой так боятся, вовсе не так опасна”. Не правда ли, современно звучит?

“Очистить всё Закавказье и Кавказ”

Автор учения о диктатуре пролетариата, так приглянувшегося большевикам, делил страны на продвинутые в промышленном отношении – и значит, по его расчетам, перспективные для революционного взрыва. И все прочие, в которых пролетариат ни при каких обстоятельствах никогда не возьмет власть. К первым он относил Англию, Францию, Германию, США. Ко вторым – по сути, весь остальной мир, включая Россию. Потому поддерживал экспансию Англии, в какой бы точке мира она ни проявлялась. И всех, кто вставал на пути Англии, рассматривал как силы реакционные. Россия может помешать британской торговле с внутренними районами Азии? Британской колониальной политике? Значит, надо вытеснить Россию с Черного моря и тем самым обеспечить свободный проход судов через Дарданеллы. Англия ни в коем случае не должна допустить, чтобы придунайские страны оставались в сфере влияния России: “Сначала надо добиться, чтобы Россия очистила Крым, все Закавказье и Кавказ до Терека и Кубани, чтобы была сожжена Одесса, разрушена гавань в Николаеве и очищен Дунай до Галаца”.Марксовский план, как всегда, избавлен от сантиментов. Во имя главной цели он готов даже встать на сторону горцев Кавказа, укоряя западных правителей: “Бесстыдное одобрение, притворное сочувствие или идиотское равнодушие, с которым высшие классы Европы смотрели на то, как Россия завладевает горными крепостями Кавказа”. С надеждой Маркс смотрел и на США, где тоже рос и креп пролетариат – будущий, как он был уверен, могильщик буржуазии. Потому немец приветствовал захват Соединенными Штатами новых и новых территорий на континенте. И, соответственно, предъявлял претензии царскому режиму – порой просто анекдотические: “Россия поощряла Гражданскую войну в Соединенных Штатах, так как конкуренция со стороны янки подрывала вывоз русских сельскохозяйственных продуктов на рынки Европы”. Очень напоминает обвинения современной России во вмешательстве в выборы президента США…

“Ослепление дошло до предела”

Маркс не терпел малейшего благосклонного взгляда на Россию. Когда последователи Прудона позитивно высказались о нашей стране, Маркс буквально размазал их по стенке: “Они восхищаются Россией как великой страной будущего, как самой передовой державой во всем мире… Они обвинили Совет Международного Товарищества в том, что он… объявил великодушный русский народ вне пределов цивилизованной Европы…” Но еще больше Маркс поражался тому, что западные правители не видят исходящей от России угрозы всему сущему: “Уменьшилась ли опасность со стороны России? Нет. Только умственное ослепление господствующих классов Европы дошло до предела… Ее методы, ее тактика, ее приемы могут изменяться, но путеводная звезда этой политики – мировое господство, остается неизменной”. Маркс относил Россию к тупо-упрямым образованиям. Она представлялась ему зловещей державой, которая “заключает договоры, чтобы создавать предлоги для завоевательных войн, и ведет войны, чтобы отравлять атмосферу договорами”. Верить России нельзя. Чувствовать себя в безопасности, пока рядом Россия, нельзя. Нет иного выхода, кроме как пойти на нее войной и смести с исторической арены. Либо альтернатива – заставить служить прогрессивным государствам. В брезгливом отношении Маркса к стране, так превозносившей его, и к народу, ее населяющему, есть что-то и глубоко личное. Когда Герцена пригласили выступить в Лондоне на митинге, посвященном международному рабочему движению, Маркс резко выступил против участия русских эмигрантов: “Маркс сказал, что меня лично не знает, – вспоминал Герцен, – но находит достаточным, что я русский и что, наконец, если оргкомитет не исключит меня, то он, Маркс, будет вынужден выйти сам…” Непримиримого критика царского режима, напечатавшего в “Колоколе” перевод “Манифеста Коммунистической партии”, Маркс называл “презренным московитом”, человеком с “гадкой русско-калмыцкой кровью”. А публикация в “Колоколе” вызвала лишь саркастическую реакцию Энгельса: он назвал поступок Герцена “литературным курьезом”.

Монументальный курьез

Я прочитал все работы Маркса, в которых так или иначе речь идет о России. Тяжелое чтение, надо сказать. Не находит доброго слова о стране, о русском народе деятель, памятник которому установлен в центре Москвы. Увековечивание основоположников состоялось 7 ноября 1918 года по предложению Ленина. Он же выступил и на открытии памятника напротив Большого театра. Но фигуры были изготовлены из гипса и быстро рассыпались. На их место положили гранитный блок с текстом: “Первый камень памятника великому вождю и учителю всемирного пролетариата Карлу Марксу”. И только 29 октября 1961 года установили гранитный памятник с выбитыми в граните и на века лозунгами: “Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Ленин”. “Имя его и дело переживут века. Энгельс”. “Пролетарии всех стран соединяйтесь!”

Я против сноса памятников кому бы то ни было. Они отражают свою эпоху. Потому и памятник Карлу Марксу в столице страны, которую он ненавидел, надо оставить. Только добавить на постаменте несколько гранитных цитат Маркса о России. Так будет честно.

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ

Какова роль Энгельса в “Деле Скрипаля”?

С 1883 по 1885 годы в Лондоне произошло 13 террористических взрывов. Взрывы в редакции газеты “Таймс”, два взрыва в метро, взрыв на вокзале “Виктория”. 30 мая 1884 года взрыв в Скотланд-Ярде. Взорвали бомбу в парламенте. Кого обвинили в терактах? Правильно, русских. 29 января 1885 года Фридрих Энгельс разразился статьей “Императорские русские действительные тайные динамитные советники” в журнале Der Sozialdemokrat: “У меня нет оснований сомневаться в том, что лондонские взрывы 24 января 1885 г. дело рук России… Всем известно, что официальная Россия не отступает ни перед какими средствами, если только они ведут к цели… О том, что может сделать официальная Россия для устранения мешающих ей лиц при помощи яда, кинжала и т. п., достаточно примеров дает история Балканского полуострова за последние сто лет…”

Мотивы России пойти на страшные преступления Энгельс раскрывает играючи: “Русское правительство пускает в ход все средства, чтобы заключить с западноевропейскими государствами соглашения о выдаче русских революционеров эмигрантов”. Проще говоря, теракты – это способ надавить на английское правительство, чтобы оно выдало русских смутьянов. Элементарно, Ватсон! – воскликнул бы знаменитый лондонский сыщик. И его коллеги не подкачали. Не пойдя на поводу у Энгельса, Скотланд-Ярд нашел настоящих устроителей взрывов – ирландских националистов. Организация “Клан-на-Гейл” пыталась терроризировать население Англии, чтобы заставить британское правительство предоставить Ирландии право на независимость. Под статьей Энгельса наверняка подписался бы и его старший соратник, но он умер незадолго до терактов. Впрочем, желающих повесить на русских любые взрывы, катастрофы и даже отравления (в разгаре “дело Скрипаля”) всегда хватало и без Маркса.

+++

При подготовке публикации автор использовал статьи и выступления Карла Маркса: “Восточная война”, “Восточный вопрос”, “Турция и Россия”, “Речь на польском митинге в Лондоне 22 января 1867 года”, “Альянс и международное товарищество рабочих”, “Обращение к национальному рабочему союзу Соединённых штатов”, “События в Сирии”, “Первый международный обзор”, “Русско-французский союз”,”Внешняя политика Германии и последние события в Праге”, “О польском вопросе”, “Турецкий вопрос в палате общин”, “Лорд Пальмерстон”, “Персидская экспедиция в Афганистан и русская экспедиция в Среднюю Азию”, “Times” о перспективах войны, с Россией”, “Потворство России со стороны министерства Абердина”, “Турецкий вопрос. Расширение России”, “Турция и Россия”, “К критике позиции Австрии в Крымской войне”, “Война в Крыму”, “К критике положения дел в Крыму”, “Об освобождении крестьян в России”, “Вопрос об отмене крепостного права в России”, “Предатель в Черкесии”, “Господин Фогт”, “Гражданская война в Северной Америке”, “Русско-французский союз”, “Письмо В. Засулич” и другие.

Поделиться статьёй