СЕРГЕЙ КРАСНОЛУЦКИЙ. ЧЕЛОВЕК С ПЛАНЕТЫ СЕРПЕНТИНИЯ

СЕРГЕЙ КРАСНОЛУЦКИЙ. ЧЕЛОВЕК С ПЛАНЕТЫ СЕРПЕНТИНИЯ

Человека на велосипеде, которого вы видите на снимке, часто можно было встретить на дорогах Шарыповского района (Красноярский край. Россия). Это Сергей Анатольевич Краснолуцкий. Изучение технологии обработки камня древними людьми привело его – скульптора – к увлечению археологией. Каждое лето отправляться в велосипедное путешествие по району его побуждает жажда знаний. Маршруты разные, а цель одна: узнать как можно больше о людях, которые жили здесь в далеком прошлом, через поиск археологических памятников и сборы подъемного материала.

Нашла я Сергея Анатольевича однажды весной в Шарыповском городском музее (он работает там научным сотрудником), чтобы поговорить об археологии, которую частенько называют наукой лопаты. Да, археологи занимаются раскопками. Однако большую часть года эти люди проводят в помещениях, где классифицируют свои находки, занимаются описанием предметов, склеивают черепки, делают зарисовки. И так изо дня в день, из года в год. Нынче к обычной работе добавилась ревизия уже имеющихся экспонатов в зале археологии, скрупулезный анализ конкретного материала с учетом приобретенного опыта.

– Сергей Анатольевич, когда же у вас появился интерес к раскопкам? – поинтересовалась я при встрече.

– Еще мальчишкой я любил бродить по окраинам родного города. Есть такой городок Калач в Воронежской области. Находил ржавые каски, штыки и другие трофеи, оставшиеся на полях сражений после Великой Отечественной войны. А первую находку на территории Шарыповского района я сделал в 1984 году в центре поселка Горячегорск, у родника. Это был наконечник каменной стрелы. Я тогда передал его питерскому археологу Сергею Гультову. Так и познакомился с учеными Сибирской экспедиции, работавшей на КАТЭКе (Канско-Ачинский топливно-энергетический комплекс. – Н.Ф.). Сначала принимал участие в их раскопках, а потом разведка и поиск археологических памятников увлекли меня настолько, что я посвящал им все свои выходные и праздничные дни. В общем, эпизодические находки стали постоянным увлечением, а затем и научной деятельностью. 1996–2006 годы были самым плодотворным десятилетием в этом плане. Открытия следовали за открытиями. Чаще всего я ездил на велосипеде в одиночку. Старался побывать везде, где была вода. У каждого озера, ручейка, речушки обследовал оба берега. Потом стал подниматься на вершины невысоких сопок вдали от воды, обнаруживая и там изделия древних людей и петроглифы – рисунки на скалах. Находил курганные и грунтовые могильники, поселения, стоянки, рудоплавильни. И даже две крепости нашёл – в Можарах и Сартачуле. Мне было интересно узнавать, какие люди жили здесь до нас, чем они занимались, во что верили? Оказалось, что в далеком прошлом они изготавливали не только бытовые вещи, орудия труда и защиты от врагов, но и ритуальные предметы, скульптуры, создавали писаницы на скалах, высекали фигуры людей и животных на курганных камнях. Чтобы понять это, необходимы были научные исследования, обоснованные исторические выводы. И я этому учился не только по книгам, но и на практике.

– А когда открылся зал археологии в Шарыповском городском музее?

– В октябре 2010 года. Помещение было оборудовано на средства краевого гранта и долгосрочной целевой городской программы, посвященной развитию музея. Сейчас в выставочном зале представлены самые лучшие экспонаты, остальные лежат в хранилище. Я помню, где и при каких обстоятельствах нашел каждый из них, как пытался разобраться, к какой культуре он относится. Здесь собраны археологические находки, которые были сделаны на территории города Шарыпово и Шарыповского района. Самым древним экспонатам больше 25 тысяч лет, они относятся к верхнему палеолиту. Также в экспозиции немало артефактов эпохи мезолита, бронзы, железа, средневековья – всей хронологической шкалы древних культур, существовавших на шарыповской территории.

Первой была оформлена экспозиция, перевезённая с Березовской ГРЭС (государственной районной электростанции. – Н.Ф.), где простояла почти семь лет по просьбе ее генерального директора В. Белого. В городском музее тогда не было места и оборудования для экспонирования предметов древнейшей истории. А еще раньше все найденные черепки лежали у меня в коробочках дома – на полках. Потом – в приспособленном помещении школы искусств. В одной из витрин представлены экспонаты, собранные во время раскопок курганов, которые уже более четверти века на шарыповской земле ведут ученые Петербургской академии наук. Они и оформляют на себя так называемый открытый лист – документ, дающий право на производство раскопок археологических объектов. С 1977 года ученые работают на разрушаемых памятниках, находящихся в зоне строительства разреза Берёзовский-1 и объектов Берёзовской ГРЭС.

+++

Со слов начальника Сибирской археологической экспедиции Сергея Владимировича Красниенко, Шарыповский район занимает первое место в Красноярском крае по степени выявления археологических памятников. Неоценимая заслуга в этом местного археолога Сергея Краснолуцкого. Благодаря его чутью на территории города и района удалось открыть около 250 различных археологических памятников. По инициативе отдела молодежи, который в 1993 году возглавлял Вадим Хохлов, в Шарыпове была организована экспедиция школьников, помогавших питерским археологам более десяти лет вести раскопки древних поселений и курганов.

– В трудовых отрядах ежегодно работали от 15 до 50 старшеклассников, – рассказывает Сергей Анатольевич. – Несколько лет назад два летних полевых сезона мы занимались раскопками стоянки эпохи бронзы прямо в центре города Шарыпово, на правом берегу Темры. Там, на заброшенном огороде, нам удалось найти каменные наконечники стрел, скребки, ножи, роговые детали предметов для ткачества, керамические черепки старых сосудов самусьсской культуры XIII века до н.э. На территории Красноярского края стоянка этой культуры раскапывалась впервые. Подобные поселения находили и изучали в Томской и Новосибирской областях. Другую стоянку, но уже относящуюся к афанасьевской культуре (середина III тысячелетия до н. э.), я нашел неподалеку от деревни Гляден, которая была разрушена во время сооружения плотины в районе водопада. Уникальность ее в том, что она также была первой на территории Красноярского края (прежние находились в Хакасии и на Алтае) и самым северным поселением на сегодня. Оно свидетельствует о том, что территория, на которой расположен Шарыповский район, испокон веков был местом, куда на протяжении столетий переселялись то европеоиды, то люди монголоидной расы. Вместе с учениками мы выкопали эту стоянку за два летних сезона. Работа на раскопках дает ребятам не только материальную поддержку, но и много познавательного. Есть памятники, которые нам удалось не только обнаружить, но и реконструировать их назначение. Таким стал ныне уже вертикально стоящий камень-менгир – пока единственный поминальник на территории Шарыповского района. Он относится к эпохе железа. Обнаружил я его случайно у горы Татарка, в 500 метрах к западу от деревни Большое Озеро. Камень прямоугольной вытянутой формы лишь одной гранью немного возвышался над поверхностью земли, видимо, сваленный тракторами во время пахоты. «Есть ли на нём петроглифы?» – подумал я тогда. И не ошибся. Когда мы с ребятами его раскопали и перевернули на другую сторону, то увидели изображения людей с короткими ножками и длинными руками, больше похожих на птиц. У основания камня лежали кости домашних животных и фрагменты глиняной посуды. Стало очевидным, что стелу между двумя большими курганами тагарской культуры водрузили сибирские скифы.

Большую помощь в установке этого памятника и в его ограждении оказали 56 воспитанников Шарыповского городского центра технического творчества. Как педагог городской детской школы искусств – ДШИ, я уверен, что участие в раскопках, экскурсиях, в научных и исследовательских проектах и конкурсах, выставках детских работ прививает подросткам интерес к родной земле, к памятникам старины. Я рад тому, что в стенах нашей школы удалось создать музей, где экспонируются живописные, графические и скульптурные произведения учащихся ДШИ, посвященные палеонтологии и археологии шарыповской земли. Большая коллекция археологических находок из могильников различных археологических культур, раскопанных на территории Шарыповского района, передана в Государственный Эрмитаж и другие музеи России.

+++

Сергей Анатольевич пишет статьи в научные журналы по археологии. Одна из них посвящена керамике кулайской культуры, обнаруженной на полях Шарыповского района. На территории Красноярского края фрагменты посуды кулайцев в значительном количестве найдены впервые. Сравнительно недавно была напечатана статья о тамговидных знаках на астрагалах (надпяточных костях парнокопытных животных) тагаро-таштыкского времени. В 2011 году Краснолуцкому посчастливилось обнаружить средневековую надпись на плите из песчаника, которая лежит на берегу Большого озера. Исследователям еще предстоит ее расшифровать. Ученые благодарны Сергею Анатольевичу за неоценимую помощь в создании археологической карты Шарыповского района.

Как человек увлеченный, Сергей Анатольевич может бесконечно рассказывать о своих археологических находках и их уникальности. Например, статуя каменной девы уникальна тем, что является скульптурой, а значит, относится к изобразительному искусству и свидетельствует о более сложном миропонимании людей, проживавших здесь около 4 тысяч лет назад, в эпоху окуневской культуры. Найдена она была Сергеем Анатольевичем 1 июня в День защиты детей, видимо, не случайно, так как это изваяние божества женского облика – каменной девы. Наши предки поклонялись ей. После ее установления статуя получила вторую жизнь…

Поселения, стоянки, а иногда и целые могильники разрушаются. На раскопки нужны люди и денежные средства. А музеи относятся к бюджетным учреждениям, и средств на полевые работы выделяется недостаточно. Благодаря какой-то особой интуиции Краснолуцкому удаются поисковые работы. Но на одном энтузиазме далеко не уедешь. Ученые, выбравшие предметом изучения будущее, могут рассчитывать на поощрение, а прошлое волнует далеко не всех. Денег на этом не заработаешь.

– Нужен круг единомышленников – людей, заинтересованных и озабоченных одной проблемой, – рассказывает он. – Экскурсантам нравится, когда я предлагаю им подняться на курган, взявшись за руки, встать по его периметру, помолчать и полюбоваться окружающим пейзажем. Жаль, что школьные учителя-историки часто остаются в стороне от столь интересных событий, происходящих на нашей земле (не все, конечно).

– Сергей Анатольевич, но так ли уж нужна людям история древности? Наши современники очень практичны и, действительно, думают о будущем чаще, чем о прошлом.

– Если мы не будем дорожить прошлым, то и нас забудут. Не уважая предков, считая себя умнее, мы сами уничтожим себя для потомков. Надо думать о вечности. Молодежь сегодня всё меньше читает книги – основной источник знаний, а от незнания происходит деградация человечества. Нужно брать у наших предков лучшее. Я восхищаюсь древними мастерами, косторезами, керамистами, каменщиками, сооружавшими целые крепости. Мне хочется, чтобы мои находки стали доступны и молодым ученым. Чтобы памятники старины не разрушались, в других регионах стали появляться музеи-заповедники. Например, возле города Аскиз, что в Хакасии. Мы побывали там и поняли: нам сам Бог велел создать нечто подобное, сделав малоозерскую монументальную скульптуру центром ландшафтно-культурного заповедника в окрестностях гор Каратага, с крепостями Свялик и Медвежонок, с огромным курганным городом камней и замечательной писаницей, расположенной на близлежащих скалах. Туристов привлекают такие места. Нужны три условия – решение, деньги и люди.

Летчик не может без неба, дайвингист без моря, а Сергей Анатольевич Краснолуцкий не мыслит свою жизнь без земли. В ней он находит камни для своих скульптур, археологические памятники далекого прошлого, палеонтологические находки, которые стали достоянием сибирского городаШарыпово.

ТАЙНЫ КАМНЯ. Первостроитель КАТЭКа, учитель высшей категории художественного отделения Детской школы искусств, скульптор, археолог, палеонтолог, научный сотрудник краеведческого музея, действительный член палеонтологического общества при Российской академии наук. А еще он – член Союза художников России, удостоенный почетного знака министерства культуры РФ «За достижения в культуре», участник городских, краевых, всероссийских и международных выставок скульптуры, создатель единственной в России уникальной научной коллекции серпентинита и скульптурной пластики из него, Почетный гражданин Шарыповского района. Это всё о нём – о Сергее Анатольевиче Краснолуцком. Трудно представить, как в одном человеке может проявиться и развиваться столько талантов. Но ведь проявилось и развивается! Эта часть очерка посвящена Краснолуцкому-скульптору. Его энтузиазм и многолетний труд в этом направлении привели к созданию в городе Шарыпово уникального в России музея камня серпентинита, или змеевика.

Сергей занимался корнепластикой, лепил скульптуры из пластилина и глины, еще будучи студентом строительного техникума. Уроженец Воронежской области, он приехал на КАТЭК (тогда это была Всесоюзная ударная комсомольская стройка, гремевшая на весь Советский Союз) в 1982 году. Полгода прожил в Шарыпове, затем переселился в Горячегорск. Работал первое время методистом Дома культуры, пожарным, затем дежурным электриком на Горячегорской подстанции. В свободное между сменами время часто бывал в тайге, где искал капы и сувели (утолщения, наросты на ветках и стволах деревьев), обрабатывал их, создавая скульптуры людей и животных. Однажды, переходя дорогу в старой части Шарыпово, любознательный парень увидел на асфальте зеленый камешек необычной окраски. Эта находка перевернула всю его жизнь. Он показал ее своему другу Александру Шиляеву, который занимался коллекционированием минералов и горных пород. Тот сразу узнал в камешке серпентинит, который за внешнее сходство со змеиной кожей еще называют змеевиком.

– Вернувшись домой, я попробовал обработать камешек на станке, на котором затачивал инструменты для резьбы по дереву, – вспоминает Сергей Анатольевич. – И у меня получился первый кабошон (от фр. caboche – голова). Кабошон – это отполированный камень, чаще всего имеющий округлую форму с плоским основанием. Воодушевленный успехом, я частенько стал посещать асфальтовые заводы (в пору бурного строительства КАТЭКа их в Шарыпове было несколько), искал аналогичные камешки в огромных кучах щебня, предназначенного для производства асфальта. И всякий раз возвращался оттуда с новыми яркими образцами змеевика. Привозил их в Горячегорск, обрабатывал и на заточном станке, и вручную, подолгу просиживая в бане, ввиду отсутствия мастерской, где и превращал свои находки в серьги, бусы, броши и другие украшения.

Любознательность привела Краснолуцкого на Тёйский рудник в Хакасию, откуда щебень привозили в Шарыпово. Там, на горе Абагаз, шла промышленная добыча магнетита – железной руды. Серпентинит является сопутствующей горной породой. Тёйский змеевик необычен своей расцветкой, имеет всевозможные оттенки коричневого, желтого, белого, голубого, розового, красного, черного цветов. Хотя чаще всего бывает зеленым. В экспозиции я увидела десятки разновидностей этого поделочного камня: агатовидные, пейзажные, полосчатые, брекчиевидные (итал. breccia – ломка), горная порода, сложенная из угловатых обломков, размерами более 1 см, и сцементированная). Их филигранная обработка просто поражает.

Хакасский аал Верхняя Тёя – именно отсюда Сергей привез в небольших ящиках первую партию камней. Они-то и положили начало новому для скульптора виду деятельности – инсталляции. Так называется художественный прием составления композиции из различных бытовых предметов, технических деталей, дополненных каменными вставками, объединенных тематически.

– Когда я делал подобные вещи, слышал много критики в свой адрес со стороны художников. Со временем стал все больше уделять внимания сочетанию цвета камня, объема и линии в одном блоке, –объяснил Сергей Анатольевич, показывая мне работы, высеченные из небольших по размеру камней, ставших в руках мастера оригинальными скульптурами. Это очень трудоемкая и кропотливая работа. Далеко не каждый мог бы изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год распиливать горные породы алмазным диском, скалывать шпунтами лишние куски камня, сбивая пальцы рук, дыша каменной пылью, чтобы получить задуманное изделие. Но именно благодаря своей неуемной трудоспособности и таланту, Краснолуцкий стал не только художником по камню, но и скульптором малых форм.

– В своих произведениях я показываю не только внешнюю схожесть с животными или человеком, а сходство более глубокое и сложное. Пытаюсь через фигуру передать пейзаж, окружающий это существо, отразить мир моего персонажа. Там (автор выставки кивает на коллекцию штуфов и кабошонов) – научная сторона, где собраны уникальные образцы, созданные природой. Я лишь пытаюсь донести до зрителя свой восторг перед красотой, которая живет независимо от меня. А здесь это то, что происходит во мне. Конечно, археология и палеонтология помогают. Работа с детьми в школе искусств, где я веду уроки, тоже не менее важна. А все в комплексе способствует созданию подобных композиций.

В то время Краснолуцкий уже переехал в Шарыпово, устроился руководителем детской студии скульптуры при профкоме БГРЭС. Первую экспедицию на магнетитовый рудник ему помог организовать главный инженер станции Вадим Анатольевич Харламов.

– Этот человек поддерживал меня всегда. Несколько раз давал машину для поездки в поселок Верхняя Тёя за серпентинитом. Помог создать мастерскую по обработке камня в школе искусств, благодаря чему детские работы моих воспитанников тоже сейчас можно увидеть в мастерской школы. Когда Харламова не стало, понимание и покровительство мы нашли у Афанасия Игнатьевича Грошева, почетного гражданина нашего города, генерального директора «КАТЭКэлектросети». Теперь он на заслуженном отдыхе. А я последний раз был на руднике несколько лет назад. В научном описании и изучении коллекции неоценимую помощь долгое время оказывала минералог и геммолог Красноярского музея геологии Елена Ильинична Половинкина…

Первая поездка на Тейское месторождение, вид железорудного карьера запечатлены на фотографиях и находятся в музее. Это был 1993 год. Оказывается, серпентинит встречается не везде, а только в одном местечке в виде жилки, идущей сверху вниз. Об этом свидетельствуют карты, развешенные на стене выставочного зала. Бывало, что шарыповские мастера возвращались из такой экспедиции совсем без камня. Зато один из первых трофеев, самый удачный, большой и красивый необработанный каменный блок, размером с голову теленка, стал почетным экспонатом музея. Чтобы показать возможности камня, как он скалывается, как полируется, на выставке представлены фотографии основных инструментов и станков, с помощью которых происходит обработка змеевика. Параллельно Сергей Анатольевич занимался археологией, изучал обработку камня в палеолите, мезолите, в эпоху бронзы. Теперь он использует и технологии далекого прошлого, и современные, новаторские.

– Чтобы человечеству выжить, надо сохранить окружающий мир. Я ищу гармонию человека и природы. Пытаюсь ее показывать посредством скульптуры, – говорит Краснолуцкий.

Теперь эту гармонию может увидеть каждый желающий, посетив зал с экспозицией «Грани камня» Шарыповского краеведческого музея. Здесь, в стеклянных шкафах-витринах, покоится частичка истории нашей земли, отраженная в пейзажных миниатюрах, срезах, спилах, кабошонах, скульптуре малых форм. С левой стороны от входа в зал мы видим витрины, где находятся фигуры различных насекомых, рыб, птиц и прочих представителей анималистики – жанра изобразительного искусства, основным объектом которого являются животные.

– Вот личинка какого-то насекомого. Но в окраске камня можно разглядеть луг. Кто-то может увидеть на ее спине цветочную поляну, а кто-то – целую гору или просто тему лета. И каждый будет прав, – считает автор. Благодаря Сергею Анатольевичу, мне удалось увидеть в другом экспонате под названием «Жаба» тину водоема, где она обитает, заросший кочкарник, жухлую траву, вечер, заход солнца – целый пейзаж. Разглядела я и полулежащую женщину, по телу которой протекает река. Но она находится уже в другой витрине, справа от входа в выставочный зал. Здесь собраны экспонаты, посвященные человеку. Мое внимание привлекли «Сельские жители». В этой паре каменных людей можно увидеть улицу, речушку, олицетворение того родного окружения, где они живут, сами являясь частью природы. Есть витрина абстрактных скульптур, где человек, животный и растительный мир неразделимы.

– Мне всегда хотелось через человека показать окружающее его пространство. Увеличивая или уменьшая некоторые части тела, я пытаюсь добиться монументальности, чтобы у зрителя складывалось впечатление, что работа достигает больших размеров. Или для того, чтобы акцентировать внимание на деталях, которые для меня не менее важны, — говорит мастер.

Работы Краснолуцкого заставляют думать. Он не ищет легких путей в изображении. Наоборот, усложняет их, а потому они могут быть не всем понятны без комментария экскурсовода. Однако здесь так много всего, что, в общем, экспозиция «Грани камня» будет интересна людям с разной степенью подготовки.

– Если человеку, побывавшему здесь, что-то понравится и запомнится, если он уйдет с ощущением чего-то нового, я буду очень рад. Достаточно самому увидеть в экспонате то, что вам видится. Желательно, но совсем не обязательно разгадывать, что хотел выразить автор. Некоторые произведения выглядят так, как будто рождены самой природой. Я довольно часто скрываю сложные технические приемы, используемые при обработке скульптуры, таким образом, становясь соавтором природных созданий.

Новые залы – археологии и этнографии – были отремонтированы и оборудованы на средства краевого гранта и долгосрочной целевой городской программы, посвященной развитию музея. В условиях, когда в школах все меньше часов отводится урокам изобразительного искусства, упрощаются программы, Сергею Анатольевичу жизненно необходимо общение с профессионалами. И они его не забывают. Как член Союза художников России, Краснолуцкий выставлял свои работы на коллективных международных, всероссийских, краевых и городских выставках. Фотографии его скульптур есть во многих книгах и каталогах, посвященных современному изобразительному и декоративно-прикладному искусству Сибири и России.

Посещение выставки «Грани камня» открыло для меня не только самобытность скульптора, его талант, научные познания, но и грани человеческих отношений. Талантливые люди легко ранимы и не приспособлены к жесткому, часто несправедливому миру. Представьте только, какую трагедию пережил этот удивительной работоспособности человек, когда оставшиеся неизвестными вандалы разбомбили его гараж, который был для Сергея Анатольевича подсобным помещением, и унесли из него станки, археологическое оборудование и более тонны заготовленных для обработки каменных блоков серпентинита. К сожалению, педагоги и ученые не могут похвастать достойными заработками, соответствующими количеству и качеству вложенного труда. Но ведь и им необходимо содержать семью, помогать повзрослевшим детям получить образование, – и все это на более чем скромную зарплату учителя и научного сотрудника. Работа для творческого человека служит средством снятия внутреннего напряжения. Но заниматься одновременно археологией, палеонтологией, скульптурой сложно, а с годами труднее.

– Здоровья меньше, а работы все больше и больше. Нагрузка в школе искусств, научная деятельность в музее требуют времени. Особенно археология. Летние месяцы посвящаю палеонтологии, – говорит Сергей Анатольевич.

Краснолуцкий называет выставочный зал планетой Серпентинией. Он на ней живет. Думает о ней во время разлуки. К некоторым работам возвращается, снимает со стеллажа, чтобы переделать или доделать то, что не удалось прежде. Экспонаты живут вместе со скульптором. Поэтому он не может и не хочет с ними расставаться. Краснолуцкий не продает свои работы.

– Эти камешки собирались десятилетиями не для того, чтобы носить в виде украшения, а для исследования, – поясняет Сергей Анатольевич. – Они представляют большую научную ценность. И подарить их не могу. Здесь 25 лет моей жизни. Все делал сам в свободное от работы время. Мне хочется понять, каким образом происходило смешение различных минералов. В какой лаборатории происходило это чудо? Будто кто-то брал и смешивал минералы, как художник краски. Я восхищаюсь созданиями природы, она всегда вызывает у меня радость и восторг. Мне хочется сохранить свои  коллекции для потомков. Потому что Тейский рудник лет через 10–15 закроется и будет затоплен водой. Нужны минералоги – специалисты по самоцветам, которые могли бы описать эту коллекцию с научной точки зрения, даже могли бы написать диссертацию, защитить кандидатскую или докторскую на нашем материале. «Ему, окончившему факультет технологии художественной обработки камня Сибирского федерального университета, это тоже по силам», – подумала я. И, будто прочитав мои мысли, Сергей Анатольевич сказал:

– Катастрофически не хватает времени. Эта работа требует щепетильности и многих лет. Она останется другим. Надеюсь, что найдется увлеченный человек, который захочет разгадать тайны нашего камня.

– Положа руку на сердце, скажите, чего бы вы больше всего хотели в в перспективе? – спросила я Краснолуцкого.

– Художник сам не знает, чего хочет. Он творит, потому что не может этого не делать, – ответил он и пояснил. – Как и что будет дальше, когда нас не станет, нам не ведомо. Творчество – это потребность души, которую невозможно заглушить. Мне приятно здесь находиться и показывать выставку другим. Много лет назад я влюбился в этот камень и по-прежнему его люблю, – признался скульптор. А это значит, что жизнь на планете Серпентиния продолжается. Творчество и научная деятельность Сергея Краснолуцкого уже принесли известность городу Шарыпово и Красноярскому краю, и, несомненно, еще не раз порадуют шарыповцев настоящими творческими удачами.

Надежда САФИУЛЛИНА // Шарыпово. // Красноярский край. Россия || Фотогалерея любезно предоставлена членом Союза журналистов России Татьяной ШИРЯКОВОЙ [http://vk.com/shiryakova_t.]

Поделиться статьёй