НА ДРЕВНЕЙ ЗЕМЛЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО

НА ДРЕВНЕЙ ЗЕМЛЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО

По приглашению архимандрита Димитрия (Храмцова) члены общества «Русский Салон» в Стокгольме посетили в Переславле-Залесском Никитский мужской монастырь и побывали в других обителях.

Фоторепортаж о паломничестве http://russalon.su/2017/08/11/palomnichestvo-v-pereslavl-zalesskij/

– Его Высокопреподобие нашел время для беседы с нами, которая произвела на нас большое впечатление, – говорит глава «Русского Салона» Людмила А. Турне, урожд. кн. Демидова-Лопухина. – Это удивительный человек. И те преобразования, которые мы увидели, произошли благодаря его неустанным трудам и молитвам, его деятельному терпению и, говоря светским языком, организаторским способностям. Мы благодарны также нашему доброму знакомому – звонарю Дмитрию, который показал нам город, а мне даже разрешил подняться вместе с ним на колокольню, когда пришло время звонить. И конечно же, низкий поклон нашему экскурсоводу Наталье Юрьевне Смирновой, которая поведала нам много интересного и провела по обители, погружая наше воображение в прошлые века. Побывали мы и в сполп-часовне преподобного Никиты возле маленьких дверей, которые вели в то место, где Никита отмаливал свои грехи 37 лет, не выходя из подземелья на свет Божий. Мы смогли посетить все монастыри Переславля-Залесского и, конечно же, святой источник. Заехали и на берег знаменитого Плещеева озера, где когда-то Петр Великий строил свою потешную флотилию. Это, действительное, маленькое море. Надеюсь, нам ещё удастся вернуться в эти благословенные места…

ЭТО БЫЛО ДАВНОО том, когда был основан в Переславле-Залесском Никитский монастырь, нет точных сведений. Но из Степенной книги известно, что святой равноапостольный князь Владимир передал управление над Ростово-Суздальскими землями своему сыну Борису. Около 1010 года молодой князь вместе с епископом Илларионом, искореняя язычество, основал на берегах Плещеева озера несколько церквей. Видимо, вокруг одной из них и была создана община, давшая начало Никитскому монастырю. В XV веке было составлено житие его первого святого Никиты-столпника, некогда подвизавшегося здесь, и в нём ясно указывалось, что жил он в XII веке. Сказывают, что после кончины святого его мощи обрели дар чудотворения. Известно, например, что по молитвам, вознесённым перед ними, получили исцеление многие исторические личности. В частности молодой черниговский князь Михаил Всеволодович и сын Ивана Грозного – Иван, тот самый, который нашим современникам известен по картине Ильи Репина.

Главным монастырским жертвователем оказался великий князь Московский Василий III – отец Ивана Грозного. По его повелению и на отпущенные им средства на территории обители в 1523 году был возведён Никитский собор. С этого времени наступает период расцвета монастыря, пик которого приходится на период правления Ивана Грозного. Никитский монастырь (Переславль-Залесский), настоятель которого Вассиан пользовался расположением царя, занял весьма важное место среди прочих обителей. Царь, видимо, хотел использовать мощные монастырские стены в качестве запасной крепости, если по какой-либо причине его главная цитадель – Александровская слобода потеряет свою надёжность. Известно, что Иван и его близкие неоднократно посещали Никитский монастырь. Щедрым вкладом царя является возведённое по его приказу и на его деньги новое здание Никитского собора, сменившее старое, построенное ещё его отцом. В 1564 году царь лично прибыл на торжественное освящение и даровал новому собору массивное паникадило, выполненное из бронзы и отличавшееся высокой художественной отделкой. Сопровождавшая его в поездке жена Анастасия Романовна, пожаловала от себя вышитый образ святого Никиты Столпника, сделанный её собственными руками. Основным же и самым ценным даром государя явились многочисленные вотчины, подаренные им монастырю и создававшие надёжную материальную базу для его существования.

Тяжёлым испытанием для обители стали годы Смутного времени. Как и многие монастыри Переславля-Залесского, он неоднократно подвергался вражеским нападениям. В 1609 году братии с помощью окрестных жителей удалось выдержать осаду и отогнать неприятеля от стен обители, но через два года литовцы, под предводительством Льва Сапеги, сумели захватить монастырь. Большая часть насельников была убита, здания разграблены и сожжены, а чудом спасшийся игумен Мисаил, сделался скитальцем. До сего дня в Переславском историческом музее можно видеть сохранившиеся с тех времён две литовские пушки, принимавшие участие в осаде монастыря. Восстановление обители началось сразу после восшествия на престол первого царя из династии Романовых – Михаила Фёдоровича. Им и его отцом, патриархом Филаретом, были сделаны крупные денежные пожертвования, благодаря которым удалось незамедлительно приступить к работам. В период следующего царствования, уже при Алексее Михайловиче, на его средства и на пожертвования, в 1645 году были заново отстроены стены и башни, окружавшие обитель. Тогда же заложили и Благовещенскую церковь, сохранившуюся почти без изменений до наших дней. В 1698 году Никитский монастырь посетил Пётр I. Прожив в нём несколько дней, государь своим указом подтвердил выданное монастырю ещё его отцом разрешение на право ловить рыбу в Плещееве озере. По тем временам это было немалой монаршей милостью, так как озеро было богато рыбой, и претендентов на её монопольный лов хватало.

Позже серьёзных потрясений монастырю претерпеть не довелось. Даже трудное для многих обителей время правления Екатерины II, ознаменовавшееся секуляризацией (изъятием) церковных земель, он пережил без особых потерь. Продолжалось на его территории и строительство. В частности, к возведённой ранее Благовещенской церкви был пристроен придел, и возведена часовня над столпом, стоя на котором, по преданию, день и ночь молился святой Никита. Этот столп играл в жизни монастыря важную роль. Он и железные вериги, которые носил когда-то для умерщвления плоти святой подвижник, на протяжении многих столетий демонстрировали как величайшую святыню, и они привлекали в монастырь множество паломников, способствуя пополнению монастырской казны. Было время, когда вместе с ними показывали и каменную шапку, того же назначения что и вериги, но в 1735 году московские церковные власти её изъяли.

КРАСНОЕ КОЛЕСО. Наступивший XX век прокатился по монастырю тем же безжалостным «красным колесом», что и по всей многострадальной России. Обитель была закрыта, а из её имущества то, что не смогли разграбить, передали в музей. Монастырские корпуса использовались для самых различных нужд – от дома отдыха научных работников до женской колонии. В 1933 году перед зданием бывшего Никитского собора в целях атеистической пропаганды был публично сожжён иконостас XVI века. В огне также погибли и многие другие ценнейшие иконы Никитского монастыря. Переславль-Залесский, как и вся страна, был охвачен в те годы широкомасштабной антирелигиозной кампанией. В семидесятые годы, когда, наконец, остались позади и сталинские, и хрущёвские гонения на Церковь, в Никитском соборе впервые за долгие годы проводилась реставрация. Как выполнялись работы, можно догадаться, если знать, что вскоре после этого, 2 августа 1984 года, как раз в Ильин день, рухнула его центральная глава. На её восстановление потребовалось ещё десять лет, и окончательно собор был открыт уже в перестроечные времена. С этих пор начались серьёзные восстановительные работы, которые возглавил вновь назначенный настоятель – архимандрит Димитрий (в миру Алексей Михайлович Храмцов). Никитский монастырь, по существу переживал своё второе рождение. Следовало не только придать прежний облик его зданиям, но и воспроизвести оформление интерьеров, а также заново выполнить роспись стен. Сейчас эти работы в основном завершены, и Никитский монастырь, адрес которого: Ярославская область, Переславль-Залесский, Никитская слобода, ул. Запрудная, 20, вновь принимает тысячи паломников, желающих поклониться его святыням, главная из которых – мощи святого преподобного Никиты-столпника.

ОТ ЯБЕДНИКА ДО СВЯТОГО. Будущий столпник и переславский чудотворец, на века прославивший своими подвигами Никитскую обитель, поначалу был даже не мытарем, а ябедником. Мытница – это таможня (отсюда подмосковные Мытищи). Сбором же податей в Древней Руси занимались именно ябедники, официальные должностные лица, они же являлись судьями второстепенных дел (мировыми) и экзекуторами.  «Расходы по устройству нового города и сооружению в нем дорогого белокаменного Преображенского храма (белый камень – известняк возили на лодках и плотах из Камской Булгарии и Ковровских каменоломен), – пишет историограф Никитского монастыря начала XX века священник Павел Ильинский, – не могли не коснуться жителей города. Тогдашняя система сбора налогов, посредством особых сборщиков, немало способствовала к образованию между этими лицами разных хищников, которые наживались за счет бедного люда, вызывали среди него недовольство и раздражение». Одним из этих «хищников» был и Никита — будущий святой Переславской земли. Его житие особо подчеркивает сребролюбие, жестокость, обидчивость и злопамятность. Но однажды Никита вошел в новоустроенный Преображенский храм. Диакон читал книгу пророка Исаии: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову… Если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас…» Вероятно, и раньше слышал Никита эти слова пророка, но только теперь они проникли в самую глубину его души и потрясли до полного духовного отрезвления. Мгновенно предстали перед ним все его беззакония. Ужасаясь содеянному, раскаявшийся грешник пришел в обитель, желая искупить свои страшные прегрешения. Поселившись в тесной келье, он постоянно пребывал в строгом посте, молитве и бдении. Так окончилась жизнь Никиты – немилосердного и корыстолюбивого притеснителя горожан – и началось житие преподобного Никиты, столпника Переславского. С благословения игумена Никита возложил на себя тяжелые кованые вериги – грубые железные цепи с тремя большими крестами, а голову покрыл тяжелой каменной шапкой. Эта шапка долгое время оставалась в обители, и ее вместе с веригами носили на себе богомольцы и болящие. Но в 1735 году она была затребована для описания в Московскую Синодальную канцелярию, где и исчезла. Описание шапки, правда, сохранилось: «Каменная шапка, называвшаяся Никитскою, явилась камня белого, четыреугольная и на ней сверху резьба простова мастерства гранено, а по сторонам крестовая в клетках, а по сторонам залощено». После дневных трудов и молитвенных бдений преподобный Никита по ночам в веригах и каменной шапке выходил из обители и копал колодцы: «Ископа два кладезя, един близ лавры святых мученик Бориса и Глеба, а другой близ потока Студеного. От них же человецы почерпающе с верою вкушающи, здравие приемлют» – так свидетельствует о том житие. Первый колодец не сохранился. Второй «кладезь», у так называемого Студеного потока, существует и пользуется большой известностью у богомольцев и горожан благодаря его целебным свойствам.

Но и этого показалось преподобному Никите недостаточно, и он принял на себя еще более суровый подвиг, еще не виданный ни в обители, ни вообще на Русской земле. Он выкопал себе глубокую яму – столп, в которой можно было только стоять, а из ямы прокопал подземный ход в храм великомученика Никиты, так что его столпничество было одновременно и затвором. Считая себя недостойным и по земле ходить, святой заживо похоронил свою плоть в земляной могиле. В этом столпе, горя любовью к Богу, днем и ночью молился преподобный Никита о прощении грехов своих и людских, довольствуясь несколькими глотками воды и единой просфорой в сутки, иногда же лишая себя и этой скудной пищи. Слава о великом подвижнике быстро распространилась по всему городу и за его пределами. И потекла к нему людская река. Молва о благодатных дарах святого Никиты вскоре достигла и далекого Чернигова, где с детских лет тяжко страдал расслаблением всех членов князь Михаил Всеволодович. Узнав о чудесах, которые совершались при столпе преподобного Никиты, князь немедленно собрался в путь вместе с ближним своим боярином – пестуном и советником Феодором, с которым вместе впоследствии примет он мученическую кончину за веру Христову в Золотой Орде. Преподобный Никита исцелил больного князя, а тот наградил обитель многими дарами и повелел воздвигнуть крест в память об этом чуде. Это было 16/29 мая 1186 года, за восемь дней до мученической кончины преподобного Никиты-столпника. Позже на том месте поставили деревянную часовню, а в 1702 году ее заменили каменной. Эта часовня и по сей день стоит на краю старого Борисоглебского кладбища. Весть об исцелении князя Михаила быстро распространилась в городе, а следом за ней и весть о богатых дарах князя монастырю. Узнали о том и родственники преподобного Никиты и поспешили в обитель, чтобы от тех даров выпросить и себе хоть что-нибудь. Не получив ничего из предполагаемых даров княжеских, они ожесточились, помрачился их разум и ослепли глаза – они прельстились блеском железных вериг святого, решив, что сделаны они из драгоценного серебра, которым князь и почтил праведника. В ночь на 24 мая/6 июня злоумышленники тайно проникли в монастырь и приблизились к столпу, который имел некоторое дощатое ограждение и навес, защищавший святого от дождя летом и от снега зимой. Вероятно, догадался преподобный Никита о намерениях ночных гостей, но не поднял тревоги, не попытался образумить преступников, а смиренно предал в их жадные руки свое истомленное многими подвигами тело, отдавая себя тем самым совершенно и в волю Божию. Грабители бросились на святого и сильным ударом по голове убили его. Не без труда сняли лиходеи с убитого старца кресты и вериги, завернули их в припасенную рогожу и незамеченными выбрались из обители. Никем не преследуемые, они пустились в ужасе бежать прочь от монастыря, не разбирая дороги и потеряв счет времени, и опомнились только тогда, когда достигли берегов Волги. Здесь они решили осмотреть свою добычу. Осознав, наконец, что вместо вожделенного серебра они тяжким преступлением добыли железо, безумцы бросили добытое в реку. На утренней заре монастырский звонарь по обыкновению направился к преподобному Никите за благословением, но увидев его лежащим без признаков жизни, окровавленного, со всех ног бросился к игумену. Прибежали братия вместе с игуменом. С плачем подняли они останки подвижника и понесли в храм. Все жители города, оставив дела, поспешили ко гробу святого Никиты. Единственным утешением во всеобщем горе было то, что при гробе преподобного многие страждущие получили исцеление. Погребли святого Никиту близ алтаря храма великомученика Никиты.

В те годы на берегу Волги, близ Ярославля, существовал Петропавловский мужской монастырь. В нем подвизался благочестивый старец Симеон. В то утро случилось ему выйти на берег реки. Увидел он нечто необычное и странное: примерно на середине реки, чуть выше обители, гребень высокой волны был как бы озарен светом. Когда приплыли на середину реки, увидели чудо: в воде, подобно сухому дереву, плавали железные вериги и кресты. С молитвенным пением они были принесены в Петропавловскую обитель. К радости и изумлению братии и паломников, перенесение вериг сопровождалось многими исцелениями больных, с молитвой и верой прикасавшихся к святыне. Слух об обретении вериг быстро распространился по окрестностям, а затем достиг и Переславля. Радости никитских иноков не было предела. Спешно снарядили в путь нескольких братий, которые перенесли святыню в Никитский монастырь и положили у гроба преподобного Никиты. Почитание преподобного Никиты столпника в Переславле-Залесском началось сразу же после его страдальческой кончины. Сказания о его прижизненных чудесах и чудесах, происходивших у его гроба, передавались из поколения в поколение.

ДОЛЯ МОНАСТЫРСКАЯ. Большие испытания выпали на долю древнего русского монастыря после Октябрьской революции. В 1923 году Никитский монастырь в числе всех остальных монастырей Переславля был закрыт, его имущество реквизировано, монахи изгнаны на улицу. Все здания и хозяйственные постройки его были переданы различным учреждениям и колхозу. С 1948 по 1953 год в нем размещался лагерь МВД, а с 1953 по 1959-й – воинская часть. В 1956 году начались первые работы по реставрации монастыря. С 1959 года монастырские постройки были переданы в аренду совхозу «Троицкая слобода», в кельях устроены склады и жилые помещения. В 1977 году в Благовещенском храме, занятом автошколой, случился сильнейший пожар, уничтоживший все, что могло гореть, и даже то, что не могло, – металлические связи из кованного железа оборвались и упали, словно были сделаны из воска. В своде и стенах образовались сквозные диагональные трещины. Реставраторы, работавшие в монастыре в течение сорока лет, стремились превратить его в туристический «культурный центр». На месте полуразрушенного монастырского колодца они устроили свалку строительного мусора, в результате чего колодец безвозвратно был утрачен. В 1984 году, на Ильин день, в результате грубых просчетов реставраторов обрушился центральный купол Никитского собора, проломив при падении и своды храма. Это была утрата мирового масштаба, поскольку собор являлся одним из древнейших и уникальных памятников русского зодчества. После этого интерес советских руководителей к монастырю пропал, и собор, как и весь монастырь, долгое время был брошен на произвол судьбы, подвергаясь неумолимому разрушительному действию внешних стихий. Источник преподобного Никиты, некогда украшенный часовней, куда совершались торжественные крестные ходы и куда приходили и приезжали за исцелением паломники со всех концов православной России, был совершенно заброшен и превратился в неприглядную заболоченную лужу.

Началом возрождения Никитского монастыря можно считать 1990 год. По инициативе верующих в день Святой Троицы там был совершен молебен. Накануне общими усилиями многих людей среди невообразимой разрухи, царившей на территории обители, было расчищено и оборудовано место для проведения молебна. Из единственного служившего тогда в Переславле храма Покрова Пресвятой Богородицы был приглашен протоиерей Иоанн Беляков. Народу собралось великое множество. В искреннем единодушном порыве вознесены были ко Господу и Его угоднику Никите столпнику горячие молитвы о возрождении древней православной обители. Здесь же был начат сбор пожертвований на это благое дело.
 Официально монастырь был передан Русской Православной Церкви в 1993 году. Тогда же в нем появились первые послушники и монахи. В Благовещенском храме начались регулярные богослужения. В 1995 году был восстановлен колодец преподобного Никиты на Студеном потоке. Над ним была построена красного кирпича часовня, а рядом купальня. В монастыре хранятся вериги преподобного Никиты, чудесным образом вернувшиеся во второй раз за свою 800-летнюю историю в родную обитель. Сохранностью вериг преподобного Никиты столпника (больших и малых) мы обязаны отцу Феофану – последнему настоятелю находящегося поблизости от Никитской обители храма Живоначальной Троицы. Он жил со слепой женой Клавдией и больным от рождения сыном Борисом в Борисоглебской слободе. Из-за трудных семейных обстоятельств новая власть его некоторое время щадила – не арестовывала. Троицкий храм был закрыт последним. Но в октябре 1939 года отец Феофан был арестован, несмотря на свой преклонный возраст – ему тогда было далеко за восемьдесят. После ареста настоятеля его сын Борис был отправлен в интернат для психически больных, а жена через три месяца умерла.
Незадолго до ареста отец Феофан, зная, что после закрытия Никитского монастыря вериги преподобного Никиты хранятся у сторожа, попросил двух знакомых монахинь, Алфею и Глафиру, взять вериги к себе, и они с риском для жизни берегли эти святыни. Монахиням приходилось скитаться, скрываясь днем у разных знакомых, а ночевать в маленькой келлии под колокольней Троицкого храма. Вериги, тщательно завернутые, благоговейно хранились в особом, плетеном из ивняка коробе, запиравшемся на замок. Верующие люди, тайно приходившие к монахиням, имели возможность приложиться к этим святыням. Скромные приношения этих людей были основным источником пропитания монахинь. В 1942 году монахиня Алфея была убита, и святыню продолжала хранить монахиня Глафира. Но вскоре вериги были переданы на хранение в Покровский храм, по благословению его настоятеля, отца Алексия Громова, так как он посчитал, что здесь вериги будут сохраннее. Монахиня Глафира вскоре также была убита при невыясненных обстоятельствах и похоронена рядом с монахиней Алфеей возле Троицкого храма. В ее келлии поселилась монахиня Мисаила, возвратившаяся из ссылки. В 1945 году возле могилок монахинь Алфеи и Глафиры появился третий холмик: монахиня Мисаила упокоилась рядом со своими предшественницами.
В Покровском храме вериги преподобного Никиты хранила монахиня Антония. Покровский храм никогда не закрывался, все же остальные храмы города и в его окрестностях были закрыты и многие из них уничтожены. за годы советской власти в Переславле из сорока храмов было взорвано более двадцати, остальные приведены в «нецерковный вид». Покровский храм уцелел, видимо, потому, что его настоятель, отец Алексий, присоединился к обновленческой церкви, в то время поощряемой советской властью. Он был прислан из города Владимира, у него была большая семья (матушка Антонида и трое сыновей), и, вероятно, ради спасения своей семьи он проявил малодушие и присоединился к «живой» лжецеркви. Служил священник Алексий Громов практически в пустом храме: православные жители Переславля не признавали обновленческой церкви. Монахиня Антония, профессиональный регент, ради святых вериг согласилась служить с отцом Алексием. Со временем весть о веригах преподобного Никиты стала привлекать в Покровский храм богомольцев, ищущих духовного укрепления по молитвам преподобного Никиты. Постепенно богослужебная жизнь в Покровском храме становилась все более интенсивной, но это было вызвано прискорбными обстоятельствами: все чаще стали приходить жителям города «похоронки» с фронта, и люди шли отпевать своих погибших родственников в единственный действовавший тогда Покровский храм.

В 1949 году отец Алексий принес публично церковное покаяние, был прощен и уехал с семьей во Владимир. Впоследствии все его трое сыновей – Павел, Борис и Олег стали православными священниками. После него в Покровском храме служили священники, которых присылала Троице-Сергиева Лавра из числа молодых людей, окончивших семинарию. В 1953 году в течение нескольких месяцев настоятелем Покровского храма был архимандрит Таврион (Батозский). К тому времени большие вериги преподобного Никиты уже были переданы в Переславский музей: тогдашний его директор, хотя и был человеком неверующим, сумел заполучить в музей вериги, понимая, что они имеют большую историко-культурную ценность. Малые вериги оставались в Покровском храме, но хранить их там было рискованно. Вскоре отец Таврион был переведен в Елгаву под Ригой, в Спасо-Преображенскую пустынь. Перед его отъездом из Переславля к нему приехал из Риги знакомый летчик, который увез малые вериги в Елгаву. Многие верующие люди знали об этом и ездили в Спасо-Преображенскую пустынь приложиться к веригам.
К отцу Тавриону приезжал из Ярославля его духовный сын, иеромонах Севастиан, который был секретарем епархии при архиепископе Ярославском и Ростовском Сергии (Ларине, † 1967). Впоследствии отец Севастиан по состоянию здоровья покинул Ярославскую епархию и обосновался в Спасо-Преображенской пустыни возле своего духовного отца. Когда Никитский монастырь был возвращен Церкви, отец Севастиан позаботился о том, чтобы вериги были возвращены на свое исконное место, и святыня была привезена в Никитский монастырь.

Большие вериги хранились в запасниках музея и были недоступны для верующих. После возобновления богослужений в Никитском монастыре тогдашний директор музея Михаил Михайлович Семенов, верующий, благородный человек, передал вериги в обитель. Так Никитский монастырь вновь обрел одну из своих главных святынь. Основные ремонтно-восстановительные работы в монастыре начались в 1999 году, когда наместником древней обители был назначен архимандрит Димитрий (Храмцов). В юношеские годы отец Димитрий (в миру Алексей) окончил ремесленное училище, а затем строительный институт. В течение нескольких лет Алексей Храмцов занимался восстановлением церквей у себя на родине – в Тюменской области и одновременно учился в Московской духовной семинарии, а затем в академии. В 1978 году он принял монашеский постриг, был рукоположен во иерея и возведен в сан игумена.
В 1988 году отец Димитрий прибыл в Ярославскую епархию, будучи уже в сане архимандрита. Ему довелось участвовать в возрождении великой святыни Ярославской земли – Толгского монастыря. Затем были труды по восстановлению других храмов Ярославской епархии. Назначение в Никитский монастырь было естественным и закономерным продолжением созидательной деятельности отца Димитрия, его служения Богу и людям. У обители наконец появились помощники и благотворители – восстановительные работы были развернуты профессионально и полномасштабно. В первую очередь были выполнены исследования состояния фундаментов Никитского собора, шатровой колокольни, Благовещенского теплого храма с трапезной, а также верхней части колокольни. Фундаменты были укреплены инъекциями специальных растворов. Затем был составлен проект восстановления утраченной купольной части собора и сразу же началось осуществление этого проекта. Параллельно велись работы по восстановлению братских корпусов, строились необходимые новые здания и помещения. Отец Димитрий показал себя достойным продолжателем лучших традиций обители. В первую очередь он заботится о возрождении и правильном устроении монашеской жизни, утраты и разрушения которой в советское время оказались еще более катастрофическими, чем разрушения стен, куполов и зданий монастыря. И восстанавливается эта жизнь с гораздо большим трудом и напряжением, чем строятся стены. Нетрудно выполнить иноческий постриг и облечь человека в монашеские одежды, гораздо труднее научить его правильно молиться и жить в соответствии с возложенными на себя обетами. Трудно научить новоначального инока основным монашеским добродетелям: послушанию, смирению, терпению, трудолюбию, нестяжанию и, конечно, любви. Любви к Богу и ко всему сотворенному Богом, в первую очередь к людям – ближним и дальним, своим и чужим, плохим и хорошим. И главным уроком в этой учебе является прежде всего личный пример настоятеля. Немногие из первоначальных насельников монастыря остались в нем. Те из них, кто рассчитывал найти в обители убежище от земных забот и решение своих личных проблем, отошли в сторону, отпали как пустоцвет. На их место пришли те, кто, проверив себя, выдержал испытание суровым, порой аскетическим монастырским бытом и напряженной молитвенной жизнью. С Божией помощью монашеская жизнь в монастыре налаживается, крепнет, а вместе с тем растет и известность обители. Не только жители Переславля, но и многочисленные группы паломников из разных концов России приезжают сюда, чтобы восстановить утраченные в бурях житейского моря душевный мир и физическое здоровье, получить духовный совет, помолиться и утешиться у святых мощей преподобного Никиты-столпника, исповедаться и причаститься Святых Таин у гроба великого угодника Божия.

В 2000 году в жизни древнего монастыря совершилось великое и важное событие: по благословению Святейшего Патриарха Алексия были обретены мощи преподобного Никиты-столпника, Переславского чудотворца. Компетентная комиссия обнаружила все признаки, подтверждающие истинность святых мощей: следы травмы на костях черепа, камни, положенные под голову и в ноги святому как символ монашества и столпничества, следы описанного в житии раскопа и другое. Работы на могиле святого продолжались три дня – с 29 по 31 мая. Все это время непрерывно совершались молебны, читались акафисты, и Господь даровал нам, современным православным христианам, то, в чем по неведомой нам воле Всеблагого Промысла Его было отказано предкам нашим, которые без сомнения были сильнее нас в молитве, вере и любви. Но сила Божия, по слову Апостола, в немощи совершается (2 Кор. 12, 9). Следовательно, для нас сохранил Всеведущий Господь утешительные и цельбоносные мощи Своего угодника, уберег их и от татарских погромов, и от польского разорения, и от советских осквернителей-богоборцев. Теперь мощи Никиты столпника почивают в Благовещенском храме, при раке находятся и вериги преподобного. А в сентябре 2004 года трудами и молитвами насельников, прихожан и благотворителей обители были восстановлены обрушившиеся в период атеистического безвременья купола храма и над собором великомученика Никиты вновь засияли золотые кресты. Сегодня в монастыре подвизается около десяти человек братии. Ежедневно совершается весь суточный круг богослужений, возносится молитва, на которой стоит весь мир. Кроме того, много внимания уделяется социальному служению, заботе о бездомных и обездоленных людях.

Share this post