КАК ПРАВИЛЬНО СКАЗАТЬ?..

КАК ПРАВИЛЬНО СКАЗАТЬ?..

ЗАЧЕМ ЖЕ КОПЬЯ ЛОМАТЬ?

«Столько слов было сказано на собрании, столько копий сломано — и ничего не получилось!» — «Зачем же было копья ломать? Я с самого начала не верил в успех»… Яростно спорить о чем-то, отстаивать свои убеждения, не жалея сил, бороться за что-то (причем чаще всего за то, что не стоит таких усилий) — вот что такое «ломать копья».

Никто из нас, говоря о том, что на совещании «было сломано немало копий», не представляет себе сломанное копьё! Мы понимаем: это фигура речи, не более. С другой стороны, мы догадываемся, что корни ее где-то в древности, когда наши предки действительно ломали копья… Но когда и где? Оказывается, историки языка много спорили о происхождении этого выражения. Польские фразеологи предполагали, что выражение «ломать копья» было связано с рыцарскими турнирами, где защищалась честь дам. Подобное выражение действительно есть в польском языке, но восходит оно к соответствующему немецкому, а то, в свою очередь, к французскому – с таким же значением.

С другой стороны, языковед В. Мокиенко утверждает, что славянское «ломание копий» – это более древняя и жестокая традиция, чем рыцарские турниры, традиция борьбы «не на живот, а на смерть». Доказательства? Например, фраза из «Слова о полку Игореве»: «Ту ся копиемъ приламати, ту ся саблямъ потручати о шеломы половецкыя». Кстати, некоторые исследователи и это выражение (приломити копие) тоже представляли как французское заимствование – и опирались при этом на необычность приставки при- в этом глаголе. Но нет, выражение исконное, оно часто встречается в летописях. Да и приставка при- сомнений в «русскости» не вызывает. В общем, на Руси «копья ломали» издавна. Но при каких обстоятельствах? Как пояснял академик Д.С. Лихачев, копьё было «оружием первой стычки», и ломалось оно почти всегда (древко было именно деревянным). Так что «изломить копьё» значило первым принять бой. По сути, это был военный термин, который означал вступление в единоборство, личное участие князя в битве. И далеко не всегда со счастливым концом. В этом смысле наши сегодняшние «сломанные копья» – те, что на словах, – детские игрушки. Да, бывает, копья ломаем. Но все живы!

ПРЕДАННЫЙ – КОМУ И КЕМ?

«Возвращаются все, кроме лучших друзей, кроме самых любимых и преданных женщин…» В этих строчках Владимира Высоцкого к слову «преданный» никаких вопросов нет, всё понятно. «Преданный» — исполненный любви и верности, так определяют значение этого прилагательного все словари. Впрочем, мы и без словарей знаем, что такое «преданный», правда? Но вопрос все-таки возникает. Как могло получиться, что «преданный» может означать и верность, и предательство? Это одно и то же слово или нет? Вот в английском, например, это два разных слова: преданный (верный) – devoted, преданный кем-то – betrayed. А в русском языке они сошлись в одном звуковом и графическом облике: прилагательное «преданный» (преданный друг), причастие «преданный» (дочь, преданная матери) и причастие от глагола «предать» (преданный кем-то). И еще мы можем предать что-то огню, например, и этот предмет тоже будет «преданным» (преданным огню).

Другого пути нет, только к словарям. И для начала разберемся с формами прилагательного и причастия. «Преданный» — прилагательное, если мы не обнаруживаем при нем никаких зависимых слов. Преданная женщина (верная, любящая), преданный друг, преданные ученики, преданные помощники. Если это краткие формы прилагательного, в них, кроме формы мужского рода, возникнет НН: предан, но преданна, преданно, преданны. Она преданна. Они преданны.

«Преданный» — причастие, если зависимые слова есть. Слуга, преданный хозяину. Девушка, преданная другом. И в кратких формах достаточно будет одной буквы Н: предан, предана, предано, преданы. Она мне предана. Они преданы всеми.

Но всё это не отменяет вопроса о том, почему такие разные понятия, разные до противоположности (преданный кому-то и преданный кем-то) обозначаются одним словом. И тут нам потребуется уже этимологический словарь – тот, что позволит заглянуть в историю слов. Из него-то мы и узнаем, что глагол «предать» пришел к нам из старославянского языка: приставка «пре-» + «дати» (то есть «дать»). Буквально – «передать». «Передаете» себя кому-то или чему-то — и вы «преданы» человеку или делу. «Передаете» кого-то или что-то — и вот уже этот кто-то или это что-то «преданы» вами.

ВАЛЬТЕР СКОТТ, МАЙН РИД И ДРУГИЕ

Почему мы слышим: «читаю Конан Дойла», «написал о Робин Гуде», «перечитал всего Майн Рида»? Что, люди не умеют склонять иностранные фамилии? Не стоит никого обвинять в неграмотности, у такого употребления давняя традиция в русском языке. Так уж сложилось, что фамилии некоторых иностранных деятелей у нас произносились исключительно в сочетании с именами. Вальтер Скотт, Жюль Верн, Майн Рид, Брет Гарт, Ромен Роллан… Разве что Роллана из этого ряда опознают без особых затруднений, назови мы его только по фамилии. Если же мы попробуем заговорить о Скотте, Риде, Дойле, Верне, это прозвучит непривычно. Есть и литературные персонажи — Робин Гуд, Шерлок Холмс, Нат Пинкертон, — фамилии которых редко употребляют без имен.

Получается, что имя и фамилия буквально «склеиваются» в один комок, спаиваются. Как результат – в косвенных падежах склоняются только фамилии: Вальтер Скотта, с Майн Ридом, о Робин Гуде и т.п. Законный вопрос: может, это годится только для устной речи? Но и на письме это находит отражение. Вот у Пушкина в «Графе Нулине»: «С ужасной книжкою Гизота, С тетрадью злых карикатур, С романом новым Вальтер-Скотта…» Обратите внимание: поэт даже дефис ставит между именем и фамилией (Вальтер-Скотт), до такой степени в его сознании они слились в единое целое. А Маяковский так же воспринимает Майн Рида: «и встает живьем страна Фенимора Купера и Майн-Рида». Ставить дефис между именем и фамилией таких авторов или персонажей я вас не призываю, но приходится признать: не склонять имя в подобных сочетаниях – допустимо. Не все нормативные справочники это приветствуют, у Д.Э. Розенталя, например, специально отмечается: «романы Жюля Верна (не: «Жюль Верна»)», но многолетняя традиция и авторитет великих поэтов на нашей стороне. Имя можно не склонять. А на спаянность имени и фамилии в таких сочетаниях указывает то, что они способны образовать единое имя нарицательное: робингуды, донкихоты… Слитное написание, со строчной буквы. И пусть «дон» не имя, а титул (от dominus – господин) – принцип тот же.  // Марина Королёва, кандидат филологических наук

 

Share this post