КОЕ-ЧТО О БЕЗДЫМНОМ ТАБАКЕ И ТАБАКЕРКЕ…

КОЕ-ЧТО О БЕЗДЫМНОМ ТАБАКЕ И ТАБАКЕРКЕ…

Когда в Швеции проводился референдум по поводу вступления страны в Европейский Союз, то сторонники вступления чуть не проиграли голосование – и всего-то из-за маленькой жестяной коробочки, точнее, из-за её содержимого. А содержит эта коробочка любимый многими шведами (и шведками!) снюс. Что это такое?

Это один из видов так называемого бездымного табака. Бездымный табак не курят, то есть не поджигают, а нюхают, жуют, плюют, сосут и т.п. Состав снюса – табак, вода, соль и пищевые ароматизаторы (разрешенные для использования в продуктах питания).

СНЮС, ИЛИ ШАРИК ПОД ВЕРХНЕЙ ГУБОЙ. Изобрели снюс в Скандинавии. Изначально, еще в XVII веке, сюда завозился нюхательный табак из Америки – из названия ясно, что предназначался он для нюхания, то есть закладывания в нос. Но скандинавам, по какой-то, наверное, и им самим неизвестной причине, пришелся больше по вкусу иной способ его употребления. И, как показало время, совсем не зря! Первоначально изготовлялся снюс из тёмного нюхательного табака с добавлением соли и воды. Из этой массы пальцами скатывали шарик и закладывали под верхнюю губу, причем снюс не жевали, как табак в Америке, а посасывали. И сегодня снюс вполне официально объявлен частью национального культурного наследия Швеции!

Существуют две версии «изобретения» снюса. Когда на одном из кораблей в шторм случайно залило морской водой открытый бочонок с табаком, его содержимое отдали морякам. Солоноватые влажные «понюшки» неожиданно пришлись им по вкусу: заложив за губу, их можно было потихоньку посасывать. По второй версии, снюс пришел не с моря, а с поля. В 1724 году шведский король, стремясь избавиться от «иностранной зависимости» от дорогого нюхательного заморского зелья, издал указ о выращивании этого высокого травянистого растения в городах и вокруг них. Были написаны инструкции по возделыванию. Рабочей силы тогда хватало, и народ радостно занялся «укоренением» дефицитной культуры, которая на удивление легко и быстро прижилась в холодном шведском климате.

Крестьяне, которым покупной нюхательный табак был не по карману, выращивали собственный и затем мололи листья на тех же мельницах, что и зерно. Потом табак грубого помола заливали рассолом с приправами по вкусу (соль играла роль консерванта). Как бы там ни было, путь снюса шел «снизу вверх» – поначалу он был радостью бедняков, а потом и верхние сословия (которые вначале пользовались только нюхательным табаком) оценили новинку.

В эпоху эмиграции (с 1840-х до 1930-х годов), когда шведы уплывали в Америку, спасаясь от нищеты и голода, с ними через Атлантику перебралась и национальная привычка к снюсу. Центральные улицы, где жили «шведо-американцы» (а селились они обычно вместе, близко друг от друга, часто колониями), называли «снюсовыми бульварами». И сегодня американские табачные гиганты производят ежегодно в пять раз больше баночек снюса, чем в Швеции – около миллиарда штук!

Любопытно, что еще в середине прошлого века на иностранных таможнях распознавали шведов по оттопыренной верхней губе (из-за заложенного под нее снюса). А так как они в основном считались народом законопослушным, то и досматривали их таможенники «спустя рукава».

Во всей Европе наиболее горячими приверженцами этого вида бездымного табака по-прежнему остаются шведы. Когда членам Европейской комиссии и парламентариям представилась возможность испытать «райское наслаждение» от его употребления, их лица скривились так, будто им предложили засунуть в рот гуталин. Объявленный чуть ли не адским зельем, снюс оказался под риском запрета. А это означало возможную потерю для миллиона  шведских любителей заглянуть в табакерку (ни много ни мало — почти 10 процентов населения).

Надо сказать, что до вступления Швеции в Европейский Союз в нём повсеместно запрещалось употребление снюса. Однако Швеция сумела стать единственным исключением и отстояла свой национальный табачный продукт. Так что снюс был и остаётся здесь исключительно популярным табачным товаром. Правда, его современные виды отличаются и составом, и способом расфасовки от «прародителя». Традиционно снюс выпускается упакованным в коробочки-табакерки, и его нужно скатывать пальцами. Но сегодня всё большей популярностью, особенно у женщин, пользуется снюс в маленьких пакетиках, наподобие чайных. Такой снюс тоже продается в жестяных или пластиковых коробочках, и его также закладывают под верхнюю губу на 5–10 минут, а потом вынимают. Постоянно снюс в Швеции используют 17% мужчин и 3% женщин. В маленькой десятимиллионной Швеции за год продается более 200 миллионов банок снюса! Возможно, благодаря этому Швеция стала единственной страной в Европе, которая выполнила рекомендацию Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по снижению общего количества курильщиков в стране до 20% населения  (в Швеции их оказалось даже меньше – 13% среди мужчин и 15% среди женщин). И если бы в Европейском Союзе уровень распространения курения среди мужчин сравнялся бы с уровнем в Швеции, то в год это привело бы к значительному сокращению смертей мужчин от курения. Эти различия как раз связывают с потреблением шведами снюса.

Как показали исследования шведских ученых, снюс не причиняет вреда легким и менее вреден, чем продукты для традиционного курения. Кстати, в Швеции самый низкий в Европе уровень онкологических заболеваний. В конце 1990-х гг. в Швеции был проведен ряд медицинских исследований, доказавших, что нет никакой прямой связи между использованием снюса и раковыми заболеваниями.

В чем же видят шведы преимущества своего любимого зелья? Снюс универсален – ведь его можно употреблять практически везде и всегда, не причиняя неудобств окружающим. А в свете принятого в Швеции закона «Об ограничении курения» (а фактически о запрете на курение в общественных местах) эта его особенность является огромным преимуществом перед прочими табачными изделиями. Поскольку при его употреблении нет ни запаха табака, ни дыма, то снюс позволителен в любых общественных местах – офисах, ресторанах, даже в больницах, в любом виде транспорта, в том числе в метро, самолетах и поездах. Вы незаметно можете воспользоваться им дома, в  театре, в кино и даже на деловых заседаниях. А, кроме того, у любителей снюса не грубеет голос, не возникает кашель и, что немаловажно для представительниц прекрасной половины человечества, не ухудшается цвет лица, не появляется ломкость волос и ногтей, нет неприятного запаха изо рта и неприятного «послевкусия».

Так что человек, который не представляет жизни без никотина, вполне может использовать снюс в случаях, когда «подымить» нельзя. Те же, кто беспокоится о своем здоровье, но в то же время не способны (или не хотят) бросить курить, могут получать свою порцию никотина менее опасным способом. Так, один пакетик снюса весом 0,3 грамма соответствует по крепости легким сигаретам, пакетик снюса весом 0,5 грамма соответствует сигаретам средней крепости, пакетик снюса весом 1 гграмм соответствует крепким сигаретам. Разные виды снюса имеют разный аромат и крепость (в пакетиках с маленькими порциями содержится меньше никотина). Обычно женщины выбирают маленькие пакетики, мужчины – большие.

Интересны ассоциации, возникающие у людей при первом знакомстве со снюсом (был проведен специальный опрос). Запах для большинства ассоциируется с ментоловой микстурой, лекарством, табаком и даже конфетой-карамелькой. А вкус напоминает мяту (или ментол), специи (горчицу, перец), крепкую сигару, лекарство, жвачку. Еще интереснее ассоциации, вызываемые внешним видом, особенно видом упаковки снюса. Она напоминает большинству крем для обуви (всем известный гуталин), или же просто баночку с кремом. Далее ассоциации могут быть с жестянкой леденцов, с шайбой и даже с банкой шпрот! Совсем немногие опрашиваемые (не трудно догадаться, кто это был) сравнили упаковку снюса с пудреницей. По внешнему виду порция-пакетик снюса для большинства оказался похожим на пакетик чая, видимо, из-за используемого материала. Многим он напомнил лекарство или же подушечки жвачки. Характерно, что ассоциаций, связанных со Швецией, не было почти у половины опрашенных.

Считается, что моду нюхать табак ввела королева Франции Екатерина Медичи ещё в ХVI веке. Она страдала от головных болей и получила совет в качестве лечебного средства попробовать нюхать растолчённые листья табака. Этот совет дал французский посол в Португалии Жан Никот (от его фамилии, кстати, и произошло слово «никотин»). Именно в Португалии он познакомился с табаком – новым для Европы растением. Королева к своей великой радости обнаружила, что новое средство не только излечило её от головной боли, но и имело приятный стимулирующий эффект. Уже к концу века нюхательный табак был широко известен во Франции, но там поначалу его держали в специальных рожках или флаконах. А у королевы табак хранился в сосуде-украшении, висевшем на шее. Он напоминал апельсин, «дольки» которого заполнялись ароматными средствами, в том числе и нюхательным табаком.

Наверное, мода нюхать табак отчасти была продиктована также и необходимостью – только щепоть крепкого аромата могла перебить запах потных тел и нижнего белья (если такое вообще имелось).

Во времена Людовика XIV нюханье табака стало частью придворного этикета. Галантные кавалеры в париках и буклях, желая сделать приятное дамам, подносили им свои табакерки и предлагали попробовать самые изысканные сорта и смеси, в которые добавляли различные ароматизаторы.

ЧИХАТЕЛЬНЫЕ КОРОБОЧКИ. Естественно, популярное табачное зелье потребовало красивого оформления – так и появились табакерки: простые, из папье-маше, но расписанные лучшими художниками; из золота и серебра, усыпанные жемчугом, бриллиантами, изумрудами; вырезанные из полудрагоценных камней – малахита, яшмы, сердолика, и украшенные камеями. Табакерки дарили возлюбленным, ими расплачивались за деликатные услуги, вручали в качестве награды, и, конечно, коллекционировали.

А поскольку Франция была законодательницей не только мод, но и вкуса, то мода на нюхательный табак очень быстро распространилась среди знати всей Европы. Причем влияние эта мода оказала не только на привычки придворных, но и на их поведение. Поскольку нюхание табака стало одной из форм «принадлежности» к избранному кругу, то и хранить, и употреблять  его надлежало определенным образом. Поэтому, говоря о снюсе как виде нюхательного табака, нельзя опять же не вспомнить и о табакерках – маленьких коробочках с крышкой, предназначенных специально для хранения нюхательного табака. А сами табакерки постепенно превратились в показатель материального статуса и общественного положения своего владельца. Поэтому доставали их не спеша и, прежде чем использовать по назначению, долго вертели в руках, демонстрируя окружающим.

Хотя табакерки с откидными крышечками на петлях появились в конце XVII века, расцвет их употребления и производства приходится на XVIII век, особенно на эпоху рококо. Табакерки были вне конкуренции как обязательная принадлежность туалета и у галантных кавалеров, и у элегантных дам.

В начале XVIII века мода на нюхательный табак пришла в Россию и быстро распространилась не только среди «гламурных» дам и кавалеров, но и среди совсем юных девушек. Например (судя по описи) у внучки Петра I Натальи Алексеевны было более 10 табакерок, а она скончалась в 14 лет!

Не обошла эта мода и русских императриц – Елизавету Петровну и Екатерину II. Императрица Елизавета, безумно любившая роскошь, строго следила за тем, чтобы придворные следовали моде. Именно во время правления дочери Петра I табакерки стали «статусным предметом» и обязательной деталью туалета. Они всегда были на виду, ими хвастались, демонстрируя свое богатство и вкус. И это так приятно было делать, медленно доставая и раскрывая на ладони баснословно дорогую, роскошную вещицу.

Табакерками со своим портретом Елизавета Петровна награждала придворных, которые пользовались ее особой благосклонностью. И сама императрица с удовольствием принимала в дар эти небольшие вещицы, каждая из которых была уникальным произведением ювелирного искусства. Например, польский король Август III прислал Елизавете табакерку, изготовленную на знаменитом фарфоровом заводе Мейсена. Этот подарок так впечатлил императрицу, что она издала указ об открытии первого фарфорового завода специально для изготовления «чихательных коробочек», как называла табакерки Елизавета Петровна.

Пожалуй, еще большее пристрастие к нюхательному табаку питала Екатерина II. Пока был жив ее супруг, эту страсть приходилось скрывать, так как Петр III курил трубку, а «нюхальщиков» терпеть не мог. И Екатерина предавалась удовольствию тайно, одалживаясь табаком у придворных. Но став императрицей, она в полной мере отдалась «табачной страсти». Правда, брала порошок только левой рукой, объясняя свою привычку тем, что правую она протягивает подданным для поцелуя.

Роскошь Екатерина тоже любила не меньше Елизаветы и с удовольствием пополняла коллекцию табакерок, которые становились все более вычурными и дорогими. Изготовлением их занимались самые известные ювелиры Европы и России, и нередко стоили эти небольшие коробочки целое состояние.

Например, для Екатерины II сделал табакерку знаменитый швейцарец Иеремия Позье – автор большой императорской короны, которая сейчас хранится в Алмазном фонде в Москве. Простая по форме, прямоугольная табакерка Позье поражает изысканным орнаментом, оттисками изображения Екатерины Великой в образе Минервы и обилием драгоценных камней. На ее крышке в корзинке, сложенной из бриллиантов, покоится огромный сапфир.

А немецкий ювелир Иоганн Готлиб Шарф был автором нескольких любимых табакерок Екатерины. На крышке одной из них красовался медальон с изображением Лизетты – левретки (самая низкорослая собака из группы борзых; название породы на русском языке происходит от одного из французских названий этой породы – levrette d’Italie; от фр. lièvre – заяц. – Ред.) императрицы. Для табакерки, созданной в 1778 году, Шарф использовал роспись, воспроизводящую камею с портретом графа Алексея Григорьевича Орлова, на которой граф  представлен в образе античного героя в шлеме и доспехах.

Во времена Екатерины вошли в моду фигурные табакерки самых замысловатых форм. В коллекции Эрмитажа хранятся коробочки для нюхательного табака в виде золотого мопса, льва, вырезанного из золотистой яшмы, модной шляпы, корабля и т.д.

Наиболее известными и знатными пользователями как табака, так и табакерок в Европе были короли Фридрих Великий в Германии, Людовик ХV во Франции, шведский король Густав III, а позже император Наполеон.  Но среди всех, несомненно, выделяется Фридрих Великий. У него в каждой из комнат его многочисленных дворцов лежало по табакерке. Всего его коллекция насчитывала 12 000 экземпляров!

Табакерки были также знаком высочайшей милости монарха, ими он награждал или благодарил иностранных гостей и своих подданных. Эти изящные вещицы из золота, эмали и драгоценных камней были изысканны и дороги. Например, супруга шведского посла Нильса Лиллерутса получила в подарок от короля Людовика ХIV золотую табакерку, украшенную 77 бриллиантами и с портретом короля на крышке – это был жест признательности ее супругу за его вклад в мирные переговоры. А золотая табакерка, украшенная бриллиантами и розовыми алмазами, которую преподнес Людовик ХV послу Пармы, обошлась королю в 130 тысяч ливров (нынешняя стоимость – полмиллиона долларов!). Конечно, такая цена исключение. Стоимость «обычной» золотой табакерки равнялась примерно годовому заработку королевского  чиновника.

Замечательной была золотая табакерка, которую преподнес во время визита в Швецию лорд Балтимор знаменитому ботанику Карлу фон Линнею. Её изготовил известный парижский ювелир. На крышке резвился малыш Купидон в обрамлении виноградных лоз. На боковых сторонах – вставки, через зелёную эмаль которых просвечивали тончайшей гравировки миниатюрные изображения букетов в вазах. Вставки обрамляли золотые цветочные гирлянды.

Не уступали французским изделиям и табакерки шведского придворного ювелира Франца Берга. Его золотые табакерки украшались голубой или зеленой эмалью, изображениями античных богов и богинь, цветочными орнаментами. Придворные активно делали заказы, но, к сожалению, не столь активно платили, и ювелир в конце концов разорился…

Но в основном табакерки делали из серебра, правда, обычно богато украшали. К сожалению, такая ценность табакерки часто была причиной ее недолгой «жизни». Владельцы извлекали драгоценные камни и использовали их для изготовления украшений, золото и серебро переплавлялось в монеты. По этой причине в Швеции не сохранилось ни одной золотой или серебряной табакерки ХVII века.

В Мейсене, а позже и на других фарфоровых фабриках наладили изготовление фарфоровых табакерок с миниатюрами на крышках (причем порой даже и с внутренней стороны – например, с портретом монарха, если табакерка предназначалась кому-то из подданных). Считалось абсолютно допустимым для награжденного сразу же продать табакерку, если он нуждался в деньгах. Эта традиция награждения продержалась примерно до 1830-х годов.

С середины ХIХ века табакерки все больше изготавливаются для «обычных» людей, конечно, весьма зажиточных. Они делались из всевозможных материалов – серебра, меди, позолоченной бронзы, раковин, поделочных камней, украшались эмалью, гравировкой, имитациями драгоценных камней… С конца ХVIII и на протяжении ХIХ века табакерки изготавливают также из латуни, украшают шутливыми сценками (нередко на тему нюхания табака). Основными производителями становятся Германия и Голландия. Причем обычно табакерки из Голландии украшали библейскими сюжетами, а из Германии – всевозможными батальными сценами.

Некий шведский капитан Петер Хольм поселился в Амстердаме, где открыл школу для моряков и начал изготавливать табакерки собственного изобретения – с «вечным» календарем, выгравированным на крышке. Этот календарь позволял даже рассчитывать фазы Луны, что было важно для определения времени приливов и отливов. Позднее производство подобных изделий было налажено и в Швеции, где последняя партия в две дюжины таких табакерок была выпущена в 1918 году.

В конце ХIХ века среди высших слоев общества входит в моду курение сигар. А нюхательный и жевательный табаки становятся все более популярными среди простого народа. В это время появляются табакерки из дерева и даже папье-маше. Нередко табакеркам из дерева придавали вид лежащих собак, причем некоторые были настолько выразительны, что, несомненно, изображали хозяйских любимцев. С началом ХХ века табакерки становятся совсем простыми по форме, делаются обычно из никелированного металла, в лучшем случае с зеркальцем на внутренней стороне – так называемое «трюмо прислуги».

В наше время те, кто думают, что употребление нюхательного или жевательного табака – стародавняя мода, весьма ошибаются. Потребление такого табака, например, в Англии сейчас значительно больше, чем до Второй мировой войны, а в США и Франции – в десять раз больше, чем в начале ХХ века! Знаменитый политик Уинстон Черчилль любил не только хорошие сигары, но и нюхательный табак, который держал в очень красивой золотой табакерке, полученной им в подарок от друзей в 1941 году. Эта табакерка в свое время принадлежала знаменитому лорду Нельсону.

Но все-таки эпоха табакерок, видимо, закончилась, так как современные тонкостенные металлические или пластмассовые упаковки-баночки для снюса назвать табакерками просто невозможно. И нам остается любоваться этими драгоценными безделицами только в витринах музеев и антикварных магазинов…

Один из героев пьес Мольера говорит: «Нюханье табака – страсть всех порядочных людей. Нюханье табака не только дает отраду человеческим мозгам и прочищает их, но и наставляет души на путь добродетели. Тот, кто нюхает табак, с какой предупредительностью угощает он направо и налево! Тут даже не ждешь, пока тебя попросят, ты сам спешишь навстречу чужому желанию, – вот каким становится всякий, кто нюхает табак».

Возможно, заядлым курильщикам и сегодня можно было бы прислушаться к словам великого драматурга… 

Светлана МАТССОН-ПОПОВА, член Союза писателей Швеции

Share this post