АЛЕКСЕЙ ПЕШКОВ О ТРАМПЕ ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ

АЛЕКСЕЙ ПЕШКОВ О ТРАМПЕ ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ

На снимках: Дональд Трамп (фото Reuters); председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков (фото: Сергей Фадеичев/ТАСС)

Как Трамп опроверг «конец истории». Алексей Пушков о бросившем вызов республиканце

«Немыслимое», «невероятное», «игра в покер», «невозможная победа» — как только не называют на Западе избрание Дональда Трампа президентом США. Но если вдуматься, так ли она была невероятна? Разве за эти полтора года не было достаточно сигналов в пользу возможности такой победы? Разве Трампа не хоронили как минимум трижды в ходе кампании, и разве он трижды не возрождался как дееспособный кандидат? Нет, дело здесь в другом. Дело здесь в том, что либеральная элита и западные СМИ убедили себя и почти весь мир в незыблемости политической схемы, согласно которой побеждать на выборах будут всегда представители либерального фланга — либо с левым, либо с правым уклоном. Это была версия «конца истории» — ее конца в пользу постоянно торжествующей либеральной модели. Любые другие сценарии подавались как аберрация, как отклонение от пути истинного, недопустимая политическая ересь. Такой же ересью изображали заявления и подходы Дональда Трампа. Но нет ничего более далекого от истины: ведь у истории не может быть конца. И Трамп со своей программой консервативного популизма это убедительно доказал.
Пожалуй, не меньше, чем в США, этой победой потрясена политическая элита Евросоюза. В Брюсселе и Берлине, Париже и Лондоне, Варшаве и Стокгольме со всей очевидностью ждали совсем другого результата. Во время предвыборной кампании в США ряд европейских лидеров позволяли себе весьма нелестные, чтобы не сказать — оскорбительные, высказывания в адрес Дональда Трампа. Особенно отметился здесь Франсуа Олланд, который заявил, что Дональд Трамп вызывает у него приступ рвоты. Потрясены и в НАТО. Генсек альянса Столтенберг вместе с Олландом, Меркель и другими явно в числе проигравших: известно скептическое отношение Трампа к тем огромным расходам, которые США несут в рамках альянса, и его намерения перестроить отношения с этой организацией. Напротив, в выигрыше оказались евроскептики, прежде всего, Марин Ле Пен во Франции. Во французской прессе уже пишут, что отныне ничто не кажется невозможным и у Ле Пен появились реальные шансы быть избранной президентом Франции. В Лондоне главный архитектор Brexit Найджел Фарадж назвал 2016 год годом двух великих революций: британской революции против Евросоюза и американской — против либеральной глобалистской элиты.
По этим причинам заявления Трампа в интервью «Уолл Стрит Джорнал» о том, что он получил «чудесное» письмо от Путина и намерен провести с ним телефонный разговор не могло вызвать радости у лидеров Евросоюза. Ведь это лишь подтвердило их опасения, что Трамп намерен перестроить отношения с Россией. В ответ глава внешней политики ЕС Федерика Могерини заявила, что Евросоюз не видит оснований для пересмотра отношений с Россией и намерен сохранить действующие санкции. Более того, по ее словам, политика ЕС на российском направлении вообще не зависит от США. Можно с уверенностью предположить, что такой же позиции придерживается и Ангела Меркель. И если Дональд Трамп действительно намерен вернуть отношения с Москвой в конструктивное русло, то между его администрацией и руководством Евросоюза возникнет значительный разрыв, который поставит под вопрос единую политику западного альянса в отношении России. Надо отдать должное политическому упорству и личному мужеству Трампа. Его с самого начала, а потом еще и еще, и снова объявляли политическим трупом — последний раз после скандала вокруг его «секс-заявлений». Но он каждый раз шел против течения, и каждый раз восставал из мертвых. В этом его коренное отличие от Сандерса, который, по убеждению его сторонников, выиграл праймериз у Клинтон, что было скрыто заговорщиками из демократического Национального комитета, откровенно работавших на Клинтон. Но Сандерс — вместо того, чтобы бороться за свою победу и разоблачить фальсификаторов, — испугался, стушевался, струсил и уступил мощному давлению на него со стороны руководства партии, закулисных дирижеров предвыборной кампании и спонсоров Хиллари Клинтон. Трамп же, напротив, бросил вызов руководству республиканцев и буквально заставил партию выдвинуть его кандидатуру. При этом против него была почти вся политическая верхушка республиканцев, которая мечтала о его поражении. Трампу пришлось вести войну на два фронта — сражаться не только с Клинтон, но и с этой предательской верхушкой. Со всеми этими вечно вчерашними ромни, маккейнами и прочими макконелами, которые вели против него отчаянную кампанию, вставляли палки в колёса и фактически поддерживали его соперницу. Все они говорили Трампу: откажись от своей кандидатуры, отойди в сторону, ты нам не нужен, ты — не наш, иначе мы сделаем так, что ни партия, ни ее избиратели не поддержат тебя на выборах. Но Трамп их не послушал и не сошел с дистанции. И еще раз доказал верность поговорки — кто смел, тот и съел. И теперь он предвкушает наслаждение нектаром высшей власти в США, тогда как Сандерс вкушает горький полынный настой своей собственной нерешительности и порожденного ею поражения.

 

Поделиться этой записью