ЛАРИСА ПРИБРЕЖНАЯ «СТЕКЛОДУВ»

ЛАРИСА ПРИБРЕЖНАЯ «СТЕКЛОДУВ»

larisa-pribrezhnaya_lenshinГерой этой сказки — реальный мастер, творящий сказочные чудеса. Звать его Юрий Юрьевич Леньшин… А телесюжет о Юрлене смотрите здесь http://russalon.su/2016/11/17/skazka-o-volshebnom-stekloduve-yurii-lenshine/

А здесь — о выставке работ Ю.Ю. Леньшина в Стокгольме, в здании Посольства РФ на вечере, посвященном 100-летию общества «Русский Салон» http://russalon.su/2016/04/26/100-letie-russkogo-salona-bolshoj-fotoreportazh-2/

© Copyright: Лариса Прибрежная, 2014
Свидетельство о публикации №214070801359 

Управляя раскаленной каплей,
Облачая в форму вещество,
Создавая лебедя иль цаплю,
Стеклодув в любое существо 
Жизнь вдохнет. И вот уже воркует
Пара сизокрылых голубей,
И кокетливо уже гарцует
Рыжий конь, и шустрый воробей 
Червяка схватив, вспорхнул на ветку,
А за ним охоту кот ведет…
Стеклодув – он как кудесник редкий –
Хоть кого на свет произведет.
Посмотри: на стареньком комоде
Рыбки разноцветные стоят,
Он увидел их в живой природе –
И поставил друг за другом в ряд.
Дел стекольных увлеченный мастер
Посвящен в волшебники давно,  
К тайнам магии давно причастен
И ваяет ловко и чудно.
В небольшом уютном городке у моря, на одной из его самых людных улиц, на виду у горожан и гостей города работал влюбленный в своё ремесло стекольных дел мастер Юрлен. Он делал изделия из стекла и умел удивлять и детей, и взрослых. И не просто удивлять. Он мог ослепить сиянием своих работ, потому что знал тайны древних мастеров-стеклодувов и сам был настоящим мастером. Жители города называли его чудодеем, ведь каждому, кто наблюдал за его работой, казалось, что он видит чудо.
Как только стеклодув зажигал горелку, начиналась настоящая магия. Взяв стеклянную заготовку, он подносил её к огню, и, нагретая струёй пламени, она размягчалась. В чутких пальцах мастера горячая стеклянная масса становилась податливой, и стеклодув начинал придавать ей форму. Несколько точных и быстрых движений – и вязкое бесформенное стекло превращалось в фигурку какой-нибудь зверушки или птицы. Многим, наблюдавшим за этим действом, казалось, что мастер способен вдохнуть жизнь в любое своё изделие. Вот по стеклянному подносу, словно по водной глади, скользит лебедь, между лежащими на столе стеклянными яблоками, позвякивая прозрачными иглами, семенит ёж, а сами яблоки кажутся  настоящими и такими сочными, что хочется надкусить их и узнать, каковы они на вкус. 
  Превращая стеклянные заготовки в дивные миниатюрные фигурки и даже в одухотворённые скульптуры, волшебник-стеклодув позволял видеть чудеса всем, кто верил в них. Особенно ему нравилось забавлять детей, ведь они-то точно знали: если Юрлен захочет, его стеклянные творения оживут и позовут в сказку, в волшебную сказку хрусталя. 
Дети утверждали, что иногда они видят, как по ночам на крышах домов разгуливают стеклянные коты, что якобы у Юрлена дома есть тайная комната и в этой комнате хранятся самые большие и дорогие стеклянные скульптуры. И ещё они рассказывали, будто видели, как с наступлением сумерек чудотворный мастер  прогуливается по берегу моря и по городским улицам с полупрозрачной грацией, несущей в руках букетик из ночных мотыльков. Зовут грацию Фрея. А сопровождает Юрлена и Фрею огромный стеклянный пёс. Пёс этот никому не позволяет приблизиться к стеклодуву и    его спутнице.
***
Почти в каждом доме жителей городка была какая-нибудь вещица, сделанная руками стеклодува, а то и не одна. 
Юрлен не только творил на глазах у восторженной толпы, но и выполнял заказы в своей мастерской. А заказы были самые разные, да и заказчики – разного достатка. Но Юрлен для всех старался одинаково хорошо, ведь в нём гармонично сочетались простой ремесленник и тонкий художник – художник-стеклодув.            
Однажды к нему пришёл странный посетитель. Он долго и пристально наблюдал за работой мастера, за тем, как ловко тот удерживает раскалённую каплю на конце стеклодувной трубки и, умело управляя ею, выдувает изящные сосуды. Посетитель разглядывал стеклянные художества, только что созданные  мастером на его глазах, и всё молчал. А потом издалека начал:
– Случалось ли тебе, уважаемый, выполнять необычные заказы, с элементами волшебства?
 Юрлен не собирался выдавать свои тайны случайному посетителю.
 – Если вы пожелаете заказать мне кувшин с закупоренным внутри джинном, готовым исполнять любые желания, я хочу сразу сказать, что джинны не состоят у меня на службе, чтобы я заключал их в стеклянные сосуды и продавал клиентам, – ответил он. 
– Мне не нужен джинн, мне нужен цельнолитой стеклянный шар. Идеально прозрачный шар! В нём не должно быть ни пузырьков, ни пятен, ни разводов. Никаких, даже малейших изъянов! 
Мастер задумался. Никогда ещё не приходилось ему лить такие шары. 
 – Мы многое делаем впервые, – сказал гость.
Юрлен, внимательно посмотрев на заказчика, насторожился: «Уж не маг ли он?»
  – У тебя своя магия, у меня своя, –  снова прочитал мысли мастера заказчик. – И за твою магию я готов заплатить своей. Если я получу нужный мне шар, я сделаю так, что твои стеклянные творения обретут способность не разбиваться. Слышишь, они не будут разбиваться!
  Юрлен сомневался. Стекло не может не разбиваться, точно знал он. 
 – Мне нужен шар, сделанный мастером, который воплощает в жизнь самые смелые и невероятные идеи, который умеет чувствовать и понимать стекло. И этот мастер – ты. Мой заказ должен быть готов через десять дней. Думаю, этого времени достаточно, чтобы изготовить простой стеклянный шар, – произнёс странный гость и, откланявшись, направился к выходу. Но, замерев в дверном проёме и не оборачиваясь, он поднял указательный палец и ещё раз предупредил:     
 – Ни разводов, ни пузырьков, ни пятен! 
***
Многое в стеклодувном ремесле Юрлен познал сам, методом проб и ошибок, и многое научился делать из этого текучего, плавкого, хрупкого и вечного материала. Вот и в этот раз ему удалось проникнуть в тайны литья цельных стеклянных шаров и изготовить такой шар, какой требовался заказчику. И надо сказать, тот щедро расплатился с ним. Вместе с солидным вознаграждением от мага мастер получил способность выдувать небьющиеся стеклянные изделия. Но поначалу он и не понял этого, пока однажды не сделал тончайшую вазу с очень узким горлышком для очередного заказчика. Когда мастер передавал её покупателю, тот, восхищаясь невесомо-искрящимся великолепием изделия, не удержал вазу, она выскользнула из его рук и упала на пол, но при этом осталась цела. Юрлен был поражён. А уж как удивился покупатель, когда поднял вазу и не нашёл в ней ни трещин, ни сколов. Слух об этом быстрой волной прокатился по городу, и его жители, которые раньше воздерживались от покупки тонких сосудов, стали заказывать стеклодуву именно такие. А почему бы и нет, ведь теперь они были небьющимися.
   Так было некоторое время, но вскоре Юрлен заметил, что поток заказчиков схлынул, а потом и вовсе остановился, и лишь редкие гости города, желающие сделать покупку стеклянного сувенира, приходили в его мастерскую и этим помогали держаться на плаву некогда удачливому ремесленнику. 
– Что случилось с горожанами, почему они перестали ценить мои изделия? – глядя, как Фрея расставляет по полочкам не проданные стеклянные фигурки, задался вопросом мастер.
– Кто ж их поймёт, – вздохнула Фрея.
– Может,  люди насытились моими художествами?
– Да как же можно насытиться такой красотой! – взяв  в руки большой стеклянный рапан и любуясь им, удивилась Фрея.
– А может, стекло перестало биться, и у людей просто пропала потребность приобретать его? – продолжал гадать стеклодув.
  От мальчишек, по-прежнему прибегавших в его мастерскую, он узнал, что в городе поселился маг, предсказывающий судьбу при помощи стеклянного шара. Всем хотелось заглянуть в будущее, и горожане спешили попасть к нему на магический сеанс.      
 «Ах вот зачем этому странному заказчику нужен был стеклянный шар! – понял мастер. – У меня своя магия, у него – своя. И его магия оказалась нужнее людям. Неужели все заранее хотят знать будущее, знать свою судьбу? Ну, ладно ещё, если человек узнает, что всё будет хорошо. Но ведь всё хорошо не бывает никогда! Кто-то приходит в этот мир, и это радость, но ведь кто-то и покидает его в свой предписанный час. Как же, наверное, тяжело жить в ожидании этого часа? Я бы не хотел знать о нём заранее», – думал Юрлен, распечатывая письмо, доставленное почтальоном. 
Письмо было из Венеции, от друга Юрлена – стеклодува  Густаво. Густаво приглашал Юрлена приехать на венецианскую ярмарку, где будут показывать своё мастерство стеклодувы из разных стран.  Юрлен сразу принял решение ехать, ведь заказов он больше не получал и работа не держала его в мастерской. Вот только его грация, его Фрея, оставалась одна, без него. А взять её с собой он не мог. «Ничего, она будет ждать моего возвращения дома», – успокаивал себя Юрлен, оставляя Фрею под надёжным присмотром верного друга – пса Кварца.  
***
Когда Юрлен появился в мастерской Густаво, тот спросил его:
 – Ну что, друг мой, ты решил, чем удивишь Венецию? Давай, выкладывай, что на этот раз придумал для искушённой публики?
 – Удивлю ли я гостей и жителей Венеции, если сделаю из стекла жасминовый куст, который пчёлы примут за настоящий и станут  собирать с него нектар? – спросил Юрлен Густаво и тут же сам ответил: – Сначала, может, и удивлю. Но, когда пчёлы поймут, что им не собрать со стеклянного куста нектар, и от досады всем роем накинутся на стоящих вокруг жасмина людей, что тогда?
 – Тогда беда, – засмеялся Густаво, перед внутренним взором которого предстала эта дивная картина. 
 – А порадую ли я их, если помещу жасминовый куст в середину фонтана, выполненного из тончайших стеклянных трубочек, по которым будут взлетать к небу струи воды? 
– Ну, удивить водой Венецию у тебя вряд ли получится. А вот стеклянный фонтан, поставленный, к примеру, прямо на площади  Сан-Марко и оставленный городу в подарок, – хорошая придумка. Да и людей от пчёл, если что, будет защищать вода, – продолжал весельчак Густаво. – Но что бы ты не придумал, моя мастерская в твоём распоряжении, – заключил он.
«Гондолой Венецию тоже не удивишь. А вот если она будет из стекла…», – вдруг подумал Юрлен.
***
Любопытные мальчишки узнали, что стеклодув на время уехал из города, и решили пробраться в его дом – уж очень им хотелось увидеть, что же прячет мастер в своей потайной комнате. Перемахнув через изгородь, они направились к стеклодувной мастерской, из которой был вход в заветную комнату, и уже собрались открыть дверь, как за ней послышалось свирепое рычание. Самый старший из мальчишек, что и надоумил остальных пробраться в дом стеклодува, заглянул в замочную скважину и увидел огромных размеров ощетинившегося пса. Пёс рычал, грозно лаял и кидался на дверь, и если бы дверь открылась, он бросился бы на непрошеных гостей и разорвал бы их в клочья. 
– Бежим! – испугавшись, крикнул старший. 
Искателей потайной комнаты будто ветром сдуло.  
 – Успокойся, Кварц. Ну что ты так лаешь? – раздался из сада голос Фреи. 
Зайдя в комнату, Фрея поставила срезанные розы в вазу, погладила Кварца, потом  распахнула дверь и, шагнув за порог, скомандовала:
 – Рядом.
Пёс, продолжая гортанно ухать, послушно зашагал рядом с Фреей.
Они вышли во двор. Калитка была открыта. Фрея, придерживая Кварца, выглянула на улицу. За калиткой на песке виднелись свежие следы, пыль от чьих-то ног ещё висела в воздухе, но никого не было видно. Пахло морем, и Фрею потянуло к берегу, в те места, где обычно они прогуливались с Юрленом. Кварц, обнюхав чужие следы и оставив на них свои, кинулся к Фрее. Он стал скулить и преграждать ей дорогу, но она успокаивала его, обещая, что прогулка не будет долгой. 
Смеркалось. В такое время на пляже обычно безлюдно, и ей некого и нечего было опасаться. Фрея наслаждалась приятным вечером у моря, но что-то тянуло её на улочки вечернего города, и на обратном пути она всё же свернула на одну из них. Проходя мимо янтарной лавки, Фрея услышала разговор двух молодых торговок. Одна стояла за прилавком, а другая увлечённо рассказывала ей о маге, гадающем с помощью стеклянного шара, и о том, что к нему образовалась огромная очередь и попасть на приём можно только по записи. Девушки были так погружены в разговор, что не заметили у лавки полупрозрачной грации, которая прислушивалась к их беседе. Фрее тоже захотелось узнать о будущем, узнать, когда вернётся Юрлен. Не откладывая, она решила пойти к магу на следующий день и попытаться уговорить его принять её в виде исключения. 
***
Фрея нашла дом мага по вывеске, на которой был изображён стеклянный шар. Она дождалась, когда дом покинет последний посетитель, приказала Кварцу остаться на крыльце и поднялась по ступенькам. Девушка зашла в холл, увидела дверь кабинета и тихонько постучала.
– На сегодня сеансы закончены, – услышала она из-за двери  ледяной голос и всё же решилась войти. 
Окна комнаты были плотно занавешены чёрными бархатными портьерами. Посередине комнаты над полом, как ей показалось, висел и чуть светился стеклянный шар. На самом деле шар стоял на чёрной подставке в центре  большого стола, по краям которого горели свечи. За столом сидел мужчина. Увидев необычную посетительницу, он встал, взял свечу и шагнул ей навстречу. 
– Осторожно, здесь ступенька, – предупредил мужчина и протянул девушке руку. Фрея, опираясь на неё, нерешительно шагнула вперёд.
Обходя вокруг пришедшую в салон гостью, освещая её свечой и пристально рассматривая, он понял, что это та самая грация, о которой в городе ходили слухи. «Значит, это правда, она на самом деле существует, – убедился маг. – Ай да мастер, ай да стеклодув! А хороша-то как! – не сводя глаз с девушки и не находя в её внешности изъянов, мысленно продолжал восхищаться он. – Хорошо бы заполучить её себе в помощницы. Своей исключительностью эта грация могла бы привлечь ещё больше клиентов на мои сеансы». И маг решил предложить ей место своей ассистентки. Но сначала надо было понять, что привело её к нему, и он, на минуту закрыв глаза, прочитал её мысли. 
– Ты хочешь знать, когда вернётся мастер?
– Да, – подтвердила Фрея.
Маг предложил ей присесть в кресло перед столом, сел напротив и стал смотреть на шар. Взгляд его был спокойным, без напряжения. Такой взгляд подобен рассеянному взгляду в даль. 
Взгляд Фреи тоже скользил по стеклянному шару, она смотрела на него и думала о Юрлене. Вдруг шар стал приобретать молочный оттенок, потом покраснел, затем стал оранжевым и резко почернел. Но постепенно чернота начала рассеиваться, и девушка услышала ледяной голос мага:
– Мастер вернётся в город не скоро. Он занят чем-то очень важным для него. Он совсем не думает о своём доме и о тех, кто остался в нём. Он не связывает своё будущее с тобой. Не ты его избранница.
Фрея, услышав, что Юрлен забыл о ней и не спешит возвращаться домой, очень расстроилась. Ей не хотелось во всё это верить, но ведь она сама пришла к магу, чтобы узнать будущее. Фрея  решила скорее покинуть эту комнату с чёрными портьерами. Она встала  и направилась к выходу, но маг вскочил и, схватив её за руку, остановил: 
– Уважаемая, куда же вы? За сеанс надобно заплатить.
– Но у меня нет денег, – растерялась Фрея. 
– Кто же приходит на приём без денег? – удивился предсказатель.
– Юрлен вернётся и заплатит за меня, – нашлась Фрея.
– Ах, милая, мне недосуг ждать, когда он вернётся и заплатит.
– Но что же мне теперь делать?
– Что делать? Будьте любезны отработать свой долг, – заявил маг.
– Отработать, но как?
– Нужно будет ассистировать мне во время сеансов.
– Что значит ассистировать?
– Это значит приглашать посетителей, зажигать свечи, после каждого сеанса специальным раствором протирать гадальный шар. Днём, когда шар не используется, его нужно хранить укутанным в тёмную ткань, чтобы на него не попадали прямые лучи солнца, а ночью выставлять на свет луны.  
 С тех пор, как изготовленный мастером шар попал к магу, он всё это делал сам и не позволял никому прикасаться к нему, ведь шар может поглощать чуждые энергии. Но у грации и у шара была одна и та же энергия, энергия стекла. Поэтому маг не побоялся доверить своё сокровище стеклянной диве и спросил её:
  – Ты согласна?
«Это не так сложно», – подумала Фрея и согласилась.
На самом деле маг был сильно озабочен, ведь во время сеанса шар предсказывал совсем не то, что он озвучивал Фрее. Шар открыл магу, что Юрлен возвращается, но предсказателю совсем не хотелось расставаться с изящной грацией, и он решил исчезнуть из города вместе с ней. 
– Ты должна сейчас же приступить к своим обязанностям и поехать со мной по вызову к одному достопочтенному господину, – подавая Фрее маленький сундучок для упаковки шара, объявил маг. 
Фрея посмотрела на шар, с помощью которого маг предсказал ей разлуку с Юрленом, и тяжело вздохнула. Ей не хотелось, чтобы шар ещё кому-то доставил неприятности, и, накрыв его лоскутом шёлковой ткани, она оставила шар на столе. Вместо шара в сундучок Фрея положила серебряный подсвечник.  
– Поторопись! – складывая выручку от сеансов в саквояж, прозвенел ледяным голосом маг.
Откинув  тяжёлую штору, за которой был чёрный ход, он открыл дверь и вместе с Фреей вышел на улицу. 
А Фрея вспомнила о Кварце, оставшемся у парадного входа, но маг уже подхватил её под руку и подтолкнул к ожидающему их экипажу. Пёс услышал, как за домом стукнула дверь, как заскрипели колёса и, почуяв неладное, кинулся вслед за отъезжающим экипажем. Он бежал за ним, пока экипаж не остановился у гостевого дома на краю соседнего городка.
***
 Мастер спешил домой. Ему не терпелось рассказать Фрее о том, какую необыкновенную лодку сделал он из венецианского стекла. О том, как были удивлены венецианские стеклодувы, когда увидели стеклянную гондолу в натуральную величину. Как они недоумевали, что придумка сотворить такое чудо не им пришла в голову. Хрустальная ладья, снизу подсвеченная необыкновенным цветом вод Адриатики, сверху насквозь пронизанная солнечными лучами, мягко скользила по венецианским каналам между домами, и жители из окон и с балконов кидали в неё цветы и кричали: «Браво, маэстро, браво!» А когда гондольер доставил мастера к пристани, восторженная толпа подхватила его и стала подбрасывать вверх.  «Браво! Брависсимо!» – слышалось со всех сторон. «Это они ещё мою Фрею не видели. Вот где настоящее чудо!» – улыбаясь восхищённым его мастерством венецианцам, думал Юрлен.  
 ***
Когда стеклодув вернулся, он увидел, что калитка распахнута, а дом пуст. Юрлен пошёл к морю и встретил мальчишек, которые знали всё, что происходит в городе. Они признались Юрлену, что из любопытства хотели пробраться в его дом, но их напугал огромный пёс, и они едва унесли ноги. А больше они ничего не знают. 
Юрлен вернулся домой ни с чем. Он ещё надеялся, что Фрея, возможно, прогуливается где-нибудь недалеко и скоро появится, но уже наступили сумерки, а её не было. Радость от поездки в Венецию омрачилась исчезновением его любимой, наделённой душой стеклянной фигурки. Юрлен успокаивал себя тем, что она находится под охраной верного Кварца и пёс не допустит, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое. «Хотя что с ней может случиться?» – вспомнив, что его творения получили магическую силу и теперь их невозможно разбить, думал мастер. 
И тут его осенило: «Я знаю, кто может помочь узнать, куда исчезла Фрея. Я приложил усилия, чтобы сделать для него идеальный шар, пусть и он теперь приложит усилия и узнает, где сейчас Фрея!» Юрлен кинулся к дому мага.
Стеклодув постучался, но ему никто не ответил. Он толкнул дверь, дверь поддалась и приоткрылась. Юрлен вошёл и попал в холл, а из холла – в просторную комнату, окна которой были плотно занавешены чёрными портьерами. Он откинул их, и огромная луна наполнила комнату мягким светом. Юрлен увидел сбоку открытую дверь чёрного хода, в которую с улицы влетело облачко, оно проплыло мимо него. Облачко было собрано из белых бархатистых мотыльков и было знакомо Юрлену. Мастер вспомнил, как они с Фреей выходили на прогулку и мотыльки тут же оставляли в покое фонарь, стоящий у дома, и спускались к ней. Их манил необыкновенный свет,  исходивший от полупрозрачной грации. А она умела как-то ладить с мотыльками, уговаривая их принять форму букета. Фрея носила букет в руках весь вечер, а на обратном пути, подходя к дому, высоко подбрасывала букет, возвращая мотыльков стеклянному фонарю. Фонарь при этом всегда кланялся Фрее, словно благодарил её за возвращённый бархатный лепет маленьких существ, скрашивающих его одиночество.
Юрлен понял, что она была здесь. Сердце его застучало сильнее, а мотыльки закружились над лоскутом тёмной ткани, который лежал на столе. Юрлен потянул за край лоскута и увидел стеклянный шар, сделанный им для мага. Мотыльки полетели к выходу. Мастер понял, что они хотят что-то подсказать ему и, завернув шар в ткань, последовал за ними.
Влекомый облачком из мотыльков, боясь выпустить его из виду, Юрлен старался не отставать от него. Вскоре мотыльки подлетели к гостевому дому, что стоял на въезде в соседний город, и, взлетев, прилепились к ещё горевшему фонарю. Юрлен увидел стоящий во дворе гостиницы экипаж и узнал его. Это был экипаж мага. Мастер вошёл в дом и спросил у встречающего гостей хозяина:
– Не остановилась ли у вас исключительной внешности девушка?
– О да, остановилась. И знаете, впервые в моём доме такая необычная гостья.  
 Узнав, в каком номере находится Фрея, Юрлен поспешил к ней. В дверях комнаты он столкнулся с бывшим своим заказчиком. Взгляды их столкнулись, как два громовых разряда в небе.  
– Где она? – глядя  в упор, спросил стеклодув.
– Юрлен! – услышал он из-за спины похитителя знакомый голос.
– Фрея! – обрадовался мастер и, оттолкнув предсказателя, вбежал в комнату.
Но маг снова оказался между стеклодувом и Фреей, прозвенел его ледяной голос:
– Продай мне её, я хорошо заплачу.
– Что?! – возмутился Юрлен.
– Я прошу назвать цену этой стеклянной скульптуры. 
– Ни за  что! Ни за какие деньги ты не получишь Фрею! 
– Но тебе же ничего не стоит сделать себе её копию. А если ты не продашь мне её, я сделаю так, что твои стекляшки потеряют магическую силу, ты не сможешь больше делать их небьющимися.
– Я и не просил тебя об этом, да и не верил, что возможно сделать стекло небьющимся. Но ты сам придумал такие условия. А теперь я хочу объявить тебе свои условия, – извлекая из куска ткани стеклянный шар, заявил Юрлен.
Увидев свой гадальный шар в руках мастера, маг схватил с банкетки сундучок, резким движением откинул крышку. Внутри лежал серебряный подсвечник. Он понял, что обманут, и тут же из глаз его полетели молнии. Молнии скользнули по полупрозрачной фигурке грации, отскочили к шару и, проникнув в него, заметались в самой середине. Испугавшись, что молнии могут повредить шар, маг изловчился и выхватил своё сокровище из рук стеклодува. На некогда идеально прозрачной поверхности шара появились чёрные пятна. Предсказатель провёл по стеклу ладонью, но пятна не исчезли. Он повернул шар другой стороной и увидел заключённые в нём вспышки молний. Маг понял, что шар испорчен и что в этом виновен он сам. От досады он схватил Фрею за руку и, крикнув: «Забирай свою стекляшку!» – с силой толкнул её к мастеру.  
Юрлен мгновенно кинулся навстречу Фрее и едва успел подхватить её. 
– Она всё равно разобьётся, потому что сегодня ночью в полнолуние я сниму защиту со всех твоих стеклянных безделушек! 
– Пойдём отсюда, Фрея, – обняв свою грацию, сказал стеклодув.
Они вышли на улицу и увидели Кварца. Пёс радостно завилял хвостом, встречая хозяина и Фрею. Мотыльки, успев рассказать фонарю историю, приключившуюся со стеклодувом и Фреей, попрощались с ним и букетом цветов опустились Фрее в руки. По дороге домой она рассказала, как решила пойти к магу на сеанс и как он вынудил её согласиться стать его ассистенткой. А Юрлен рассказал Фрее о своём триумфе в Венеции и о желании показать ей этот чудесный город.
Они вернулись домой и были счастливы от того, что опять вместе. День пролетел быстро. К полуночи Фрея почувствовала какое-то беспокойство. Она сказала об этом Юрлену, и он предложил ей выйти в сад. Спускаясь по ступенькам, Фрея увидела огромную луну в полнеба. Разглядывая её, она не заметила, как у ног появился Кварц, Фрея оступилась и упала. Юрлен тоже загляделся на луну и не сразу понял, что произошло. Он только услышал звук треснувшего стекла, как Фрея ахнула, а пёс заскулил. Он понял, что случилось. 
Тут же перед ними закружилось знакомое облачко из мотыльков. Облачко обрело форму сердца и сквозь трещину скользнуло в стеклянную грацию. А один мотылёк отбился от стайки и поплыл к Кварцу.  Наблюдая за этим волшебством, Юрлен стоял как завороженный и очнулся только, когда стеклянная оболочка грации лопнула и мелкими осколками упала на землю. Фрея сделала глубокий вздох и предстала перед Юрленом настоящей живой девушкой. А пёс прыгал вокруг Фреи и норовил лизнуть её в лицо.
***
Наутро, как всегда, на приём к магу пришли желающие узнать своё будущее. Но они нашли его дом пустым. Очередь недоумевала, гадая, куда пропал хозяин магического салона. Горожане рассказывали друг другу, что они испытали в прошедшую ночь – в ночь полнолуния. У многих в домах сосуды, вазы, статуэтки лопались, как надувные шары, налетевшие на острые иглы. Никто не мог понять, отчего происходило такое. Одни говорили, что это луна слишком приблизилась к земле и стекло не выдержало лунного притяжения и стало лопаться, другие ссылались на неизвестные обстоятельства, связанные с исчезновением предсказателя. 
А вот стеклянная гондола не пострадала. Вероятно, у венецианского стекла есть своя магическая защита. И эта защита оказалась сильнее разрушительных заклинаний мага.
Народ снова потянулся к стеклодуву заказывать необходимые в быту и просто украшающие дом вещи. Овладев в Венеции новыми секретами стеклодувного искусства, Юрлен выполнил срочные заказы, порадовал горожан и на время закрыл мастерскую. Он решил устроить для Фреи путешествие по Венеции и покатать её на стеклянной гондоле по водным лабиринтам этого сказочного города. 
  До самого Рождества на дверях его мастерской висела табличка: «Закрыто. Уехал за счастьем».

Share this post