МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ АДВОКАТОВ

МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ АДВОКАТОВ

Человек, говорящий по-русски, сможет рассчитывать на профессиональную помощь адвоката в любой стране мира. Независимо от того, приехал он за границу по делам либо на отдых или живёт там с рождения. Кто и как придёт на выручку в трудную минуту, нашему корреспонденту рассказал президент Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, доктор юридических наук Гасан МИРЗОЕВ.

— Гасан Борисович, мы знаем вас как президента Гильдии российских адвокатов и ректора Российской академии адвокатуры и нотариата. А ассоциация, которую вы возглавили, — это новая структура? Расскажите о ней.

Гасан Мирзоев: В Москве прошёл учредительный съезд, на котором создана Международная ассоциация русскоязычных адвокатов.

— Из десятков русскоязычных адвокатов, живущих в Америке, трое уже изъявили желание вступить в ассоциацию. Так что и там, если власти вздумают опять обвинить кого-либо, подобно Виктору Буту, в незаконной перевозке оружия или еще каких-то грехах, за человека будет кому грамотно заступиться. На основании чего представители ассоциации будут оказывать помощь людям, вы им выдадите документы, обладающие определённым статусом?

Гасан Мирзоев: Они в своих странах — уже действующие юристы. Мы готовим каждому нашему представителю, подписавшему меморандум об учреждении Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, специальную доверенность, которая уполномочивает его представлять интересы ассоциации в стране пребывания.

— Речь идёт о том, чтобы представлять интересы наших соотечественников только в судах или во всех органах тамошней власти?

Гасан Мирзоев: Это зависит от статуса каждого защитника. Если он в своей стране адвокат, то, безусловно, обладает всеми полномочиями защитника прав человека. Не случайно в названии подчёркнуто именно это — ассоциация адвокатов. Но если человек даже и не адвокат, то он все равно может помочь — дать дельный совет, подсказать, что нужно сделать и как поступать в той или иной ситуации. Если даже это правозащитник, он может довести до общественности страны проблемы русскоязычных людей.

— Кто стал инициатором создания международной ассоциации защитников?

Гасан Мирзоев: Наша страна. От России учредителями выступили Международный союз общественных объединений, Гильдия российских адвокатов и Международный совет российских соотечественников. Учредительный съезд объявил о создании и принял Устав Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, избрал президента, президиум и правление. Сокращённое наименование — НКО «МАРА», или «International Association of Russian-Speaking Lawyers». Будет создан также Попечительский совет ассоциации, куда, безусловно, войдут самые авторитетные люди, в том числе, надеемся, наш министр иностранных дел Сергей Лавров.

— Как люди узнают, что в стране, где они попали в затруднительную ситуацию, есть представители ассоциации?

Гасан Мирзоев: После того как будет полностью оформлена юридическая сторона дела, то есть прохождение регистрации, получение всех необходимых атрибутов юридического лица, мы проведём презентацию ассоциации с привлечением различных средств массовой информации. Уже создан и работает сайт ассоциации, где имеется вся необходимая информация. Будем информировать людей также через Интернет и другие возможные источники. К тому же многие наши люди давно работают как представители России в странах пребывания — это Фонд защиты прав соотечественников. Теперь этот фонд получает мощный инструмент профессиональной защиты, коим станет учреждённая ассоциация русскоязычных адвокатов.

— Ваши адвокаты и другие юристы должны будут там, на местах, регистрироваться как иностранные агенты?

Гасан Мирзоев: Это зависит от законодательства страны пребывания.Есть страны, в которых человек, обладающий доверенностью от своей страны, если она не враждебна стране пребывания, вправе в соответствии с законом работать на основании практики правоприменения своей страны. Но, к сожалению, нас, российских адвокатов, не пускают практиковать в других странах, ссылаясь на отсутствие закона о взаимности, хотя мы многим разрешаем у себя это делать. Поэтому одна из задач нашей ассоциации — продвигаться к положению, когда все-таки будет соблюдаться принцип взаимности. Если мы разрешим применять и привлекать адвокатов иностранных государств в наши суды и другие структуры, то и они должны нам это разрешать. Для этого должен быть соответствующий международный акт, договор о правовой помощи.

— У нас сейчас совсем нет таких договоров с другими странами?

Гасан Мирзоев: На такой основе мы работаем с нашими близкими соседями — странами СНГ.

 — А ни английские, ни французские, ни американские адвокаты не могут практиковать в наших судах, представлять интересы своих клиентов?

Гасан Мирзоев: В России действует такой институт: любой иностранный адвокат может прийти к нам в страну и зарегистрироваться в нашем минюсте как иностранный адвокат. И это даёт ему право практиковать у нас, но только по консультационным проблемам страны, откуда он прибыл. Практиковать по законам Российской Федерации иностранный адвокат не может. А наших адвокатов даже не регистрируют, поэтому мы ставим одной из задач ассоциации добиваться равноправного партнёрства.

— Могут ли представители ассоциации защищать тех, кто постоянно живёт в зарубежной стране и получил тамошнее гражданство?

Гасан Мирзоев: В своей стране они могут защищать любого человека, характеризующий признак — русский язык. Русскоязычный адвокат будет защищать любого человека, который обратится к нему за помощью, на русском языке.

Борис Ямшанов «Российская газета» — Федеральный выпуск №6850 (279)

Поделиться этой записью