ВОСКРЕСЕНСКИЙ СОБОР ВОЗВРАЩЁН ЦЕРКВИ

ВОСКРЕСЕНСКИЙ СОБОР ВОЗВРАЩЁН ЦЕРКВИ

Смольный Воскресенский собор в Петербурге возвращен Русской православной церкви.

На торжественной церемонии по случаю этого события директор музея-памятника «Исаакиевский собор» (Смольный входил ранее в этот музейный комплекс) Николай Буров вручил символический ключ и сертификат с удостоверением о передаче «На вечные времена» настоятелю собора протоиерею Петру Мухину.

Божественную литургию совершил архиепископ Петергофский Амвросий, викарий Санкт-Петербургской епархии и ректор Санкт-Петербургской семинарии. В литургии участвовали более 100 священнослужителей – настоятели санкт-петербургских храмов, благочинные, священники, активно занимающиеся преподавательским и молодежным служением. Пели два хора – известный хор санкт-петербургских духовных школ и хор политехнического университета «Полигимния».

В 1990 году собор не был возвращен Церкви, в нем организовали концертно-выставочный зал. Однако изначально собор был определен императорским указом, как главный храм всех учебных заведений. Таковым он остается и сейчас – собором студенчества Санкт-Петербурга. С 2011 года в нем возобновились регулярные богослужения в правом Екатерининском приделе. И вот, наконец, весь храм полностью возвращен в лоно Церкви.

Смольный собор – уникальный для царского Петербурга «долгострой», он строился 87 лет. И вот совершенно невероятное совпадение: действовал он тоже 87 лет и был закрыт на 87 лет.

Строительство Смольного монастыря вместе с пятиглавым собором началось в 1748 году. Архитектор Растрелли умер, не дождавшись окончания невиданной прежде стройки. Созданный в стиле барокко, Смольный собор считается одним из самых красивых архитектурных сооружений не только Петербурга, но и всего мира. Возвести его придворному архитектору поручила императрица Елизавета Петровна, которая решила провести последние дни в тишине и покое монастыря. Растрелли указали строить его для ста двадцати девиц благородных семей, настоятельницей которых и думала видеть себя императрица.

Задумано, сделано: скоро царица подписала указ, гласивший: «Чертежи сему строению от нас апробованные имеет обер-архитектор Растрелли, который в заложении фундаментов и возвышении стен, и в деле кровель, и в пропорциях и в украшениях и в протчем во всем смотрении иметь должен». Была также запланирована колокольня невиданной высоты – 140 метров, выше шпиля Петропавловской крепости и даже колокольни Ивана Великого в Москве. Стройка века началась с большим размахом в красивой излучине Невы, в том месте, где раньше варили смолу для Адмиралтейских судоверфей – отсюда и название – Смольный. Перво-наперво стали делать фундамент – забивать сваи, к чему привлекли тысяч солдат и мастеровых. Сваи были из лиственницы – дерева, которое от воды и сырости становится крепким, как камень.

В июле 1749 года неожиданно поступил приказ переделать проект. Собор было велено строить по подобию Успенского собора в Москве. Другими словами, Елизавета Петровна приказал создать храм по православным канонам, как не строили со времен Петра I. У собора должны были появиться, помимо главного, еще четыре малых купола. Некоторые изменения внес и сам Растрелли. Высоту запроектированной колокольни он увеличил до 167 метров. Оригинальной сделали систему отопления – в стены были искусно встроены дымоходы и вентиляция. Стены не покрывались инеем даже при больших перепадах температур. Вскоре стройку посетила сама императрица, которая пришла в восторг, велела отлить для колокольни колокол в 20 тысяч пудов и диаметром более 6,5 метра, больше Царь-колокола в Москве. Стройка была в полном разгаре, когда грянула Семилетняя война с Пруссией. Царская казна опустела, и денег для грандиозной стройки стало хронически не хватать. Ее заморозили, не дождавшись конца строительства умерла императрица, да и сам архитектор. Практически готовый храм, внутреннюю отделку которого завершили только в 1835 году, был для верующих закрыт. Согласно легенде, в алтаре совершил самоубийство один из рабочих, что не позволяло проводить там церковные службы.

Само здание нового собора получилось замечательным, хотя невиданную по высоте колокольню так и не построили (модель Смольного собора вместе с колокольней сегодня можно увидеть в музее Академии художеств). Архитектор Стасов констатировал: «Характер зданий, произведенных графом Растрелли, всегда величественен, в общности и частностях часто смел, щеголеват».

А соперник Растрелли Джакомо Кваренги, каждый раз проходя мимо собора, снимал шляпу, восклицая в восторге: «Вот это храм!».

В этом может убедиться всякий и сегодня, если отправится полюбоваться великолепным бело-голубым зданием, сияющим в ясные дни золотыми куполами на фоне бездонного петербургского неба.

Однако захватившие в 1917 году власть большевики с таким пиететом ни к архитектору, ни тем более к соборам не относились. Богатейшее убранство храма была разгромлено и расхищено. Был снят великолепный иконостас, пропала балюстрада из граненого хрусталя, исчезли громадные бронзовые люстры, увезли бесценные иконы. Собор закрыли и превратили в склад. В 1974 году там устроили филиал Музея истории Ленинграда. А в 1990 году в соборе начал работать концертно-выставочный комплекс.

…Известно, что все русские монастыри располагали подземными ходами, чтобы их можно было покинуть в случае внезапного «нападения бусурмана». Наверное, был не исключением и Смольный. Любознательные питерские журналисты уже побывали в его подвалах и сообщили: поземные ходы есть! А точнее – замурованные выходы и двери в подвалах, которые ничем иным, как туннелями в подземелье быть не могут. Одну такую новую кладку даже пытались просверлить, чтобы узнать, какая же за ней скрывается тайна, но она оказалась такой толстой, что бросили – вдруг вся стена рухнет?

Есть еще забетонированное и даже покрытое железным настилом место при самом входе в подвал. К нему ведет винтовая лестница, последняя ступенька которой скрывается под полом. Для чего она была построена? Куда вела? Неизвестно… А металлическую плиту не поднять. Так что остается теряться в догадках. Русские цари тоже любили оборудовать свои дворцы подземными ходами: печальная судьба императора Павла I, убитого заговорщиками, свидетельствует, что это делалось не напрасно.

Есть еще и загадочная фотография «Туннель под Смольным» из Центрального государственного архива кинофотодокументов. На ней – тоннель, вагонетки, рельсы, ведущие куда-то, электрические провода.

Правда, нет уточнения: где этот тоннель – под собором или институтом? Трудно представить себе, что большевики, устроив в Смольном свою штаб-квартиру, не оборудовали ее потом надежным подземным убежищем. Особенно на пороге войны. Наверняка там устроено нечто, где они могли прятаться от бомб. Наверное, этот стратегический объект функционирует до сих пор, и именно по этой причине о смольнинских подвалах нет сегодня никакой информации.

Андрей Соколов5.02.2016

Поделиться статьёй