В Суворовском храме святителя Василия Великого в селе Кистыш был отслужен молебен.

В Суворовском храме святителя Василия Великого в селе Кистыш был отслужен молебен.

В старинном храме на молебне присутствовали и представители общества «Русский Салон» в Стокгольме. Глава «РС» Людмила Александровна Турне, урожд. кн. Демидова-Лопухина, встретилась с инициаторами возрождения храма генерал-майором, профессором Александром Владимировичем Черкасовым и капитаном первого ранга – бывшим командиром подводной лодки – Владимиром Ивановичем Овсянниковым. Перед вами небольшие отрывки из состоявшегося разговора.

– В храме Василия Великого есть приделы пророка Илии и святого праведного Александра Невского, – рассказал Владимир Иванович Овсянников (как нам сказали он будет в Васильевском храме дьяконом). – Как только храм начал возрождаться, благодаря усилиям многих людей, у нас тут чуть ли не каждый день стали происходить чудеса. Буквально перед вашим приездом Марина Валентиновна Денисова из Ногинска пожертвовала нам большую икону. Я её еле довез, ехал медленно, но, слава Богу, икона прибыла в храм. Было время, когда из церкви растаскивали всё, а теперь многое возвращается в неё. Так вернулась и икона из семьи Анны Васильевны Сидорычевой, эта женщина родилась в 1901 году и была старостой храма. Это она ездила к всероссийскому старосте М.И. Калинину и просила, чтобы храм не закрывали, и его всё-таки ещё оставили на год. Так вот она и «приютила» у себя иконы из Васильевского храма. Но какие-то воры забрались к ней в дом и забрали все иконы, кроме одной. Сегодня эта икона прибыла на молебен стараниями внуков Анны Васильевны. И все наши святители – Василий Великий, пророк Илия, князь Александр Невский – сегодня в этом храме. Не чудо ли! И совсем простое и радостное чудо: зная, что у нас молебен, люди накануне сами пришли (я даже никого не просил), навели тут порядок. Трудов тут много, каждому найдется дело, одному не справиться. Но надеюсь, что общими усилиями мы доведем начатое до конца.

Тут к нам подошел генерал Черкасов – главнокомандующий, как добродушно шутят некоторые, этого замечательного проекта. Генерал деловой, энергичный, но человек очень добрый и, к тому же, понимающий юмор. Поэтому мы рискнули ему задать вопрос в несколько шутливой манере:

– Александр Владимирович, как же вы дошли до небес, если это не военная тайна?

Генерал воспринял вопрос вполне серьезно.

– Вопрос вроде бы и сложный, но и одновременно простой. Помните, наверно… Где просто – там ангелов до ста, а где мудрено – там ни одного. Господь меня привёл – вот и весь ответ. Но если подробнее… Не зря же говорилось – платочками спасется Русь. Россию спасли не только воины, но и бабушки, своими молитвами. Меня, например, бабушка моя крестила (есть такой чин: мирянин может крестить при определенных обстоятельствах), когда семья была в эвакуации, потом меня крестили миропомазанием, но это случилось в 1993 году, когда я уже взрослым был – полковником. В доме нашем, пока я рос, икон не было – нельзя было, но вот что примечательно: когда бабушка умерла, люди в доме всю ночь стояли и молились. Вера, стало быть, в людях жила. Жизнь тогда была многоликая и зачастую парадоксальная: например, я был комсомольцем, но когда меня приглашали крёстным, я соглашался. Знакомые говорили: ты что, узнают – выгонят же. Я отшучивался: в уставе про это ничего не говорится напрямую. Всё промыслительно… Когда мне было лет пять-шесть и меня спрашивали, кем я хочу быть, я отвечал: «Офицером». Другой раз тот же вопрос задают, я уже говорю: «Учителем». Так и отвечал всё время, то учителем, то офицером. И как это соединилось? Окончил я в 1968 году Новочеркасское командное военное училище связи, а в 1973 году поступил на психолого-педагогический факультет военно-политической академии им. В.И. Ленина и за пять лет с отличием его окончил. Я убежден, что настоящий офицер должен быть педагогом и психологом. Или еще одна деталь… Я учился в школе, рядом с которой стояла полуразрушенная церковь. Мы туда часто бегали с пацанами. Взрослые нас предупреждали: вы там не хулиганьте, это храм, нельзя. Вроде и мелочь, но такие мелочи, как зернышки, которые со временем дают свои всходы. Иногда задумаешься и понимаешь, что ты воспитывался-то, несмотря на коммунистическую эпоху, на христианских заповедях, а потом коммунистом стал, верил в светлое будущее, на партсобрания ходил. Не просто состоял в партии, но как бы делами подтверждал свое статус-кво. Кстати, нам, нынешним верующим, иногда этого не хватает: как известно, вера без дел мертва.

– Александр Владимирович, вы упомянули про христианские заповеди, на которых нас всех воспитывали, выдавая их за ноу-хау партийных идеологов… Ничего удивительного, ведь «Моральный кодекс строителя коммунизма» списан с них! Ничего нового не придумали члены КПСС.

– Вот-вот! Я, когда прочитал Нагорную проповедь Христа (уже будучи полковником), то, имея два академических образования, уже окончив и Академию Генерального штаба, был просто поражен: ведь кодекс-то – это чистой воды плагиат! 51 год ношу погоны на плечах. Училище окончил, академии. И всюду нас воспитывали по, как нам говорили, ленинскому лозунгу – победа на поле боя определяется состоянием духа тех масс, которые проливают кровь на этом самом поле. И когда я узнал, что говорил апостол Павел, то снова сделал вывод – и тут плагиат! А потом, когда я прочитал труды ординарного профессора Императорской академии Генерального штаба Николая Николаевича Головина, что он писал об этом… Когда я начал читать наших военных классиков XVIII–XIX веков, то и там встретил, что они ставили во главу угла именно дух! А когда мы начали восстанавливать храм в Кистыше, когда я стал всё быстрее прозревать, то при всех своих дипломах, диссертации, профессорском звании, обнаружил своё вопиющее невежество в сфере, которая все годы моей учебы и службы была скрыта от меня. Она была рядом, но я до поры шел параллельным курсом. Вот уж точно, велико незнание России посреди России, как говорил Гоголь.

Теперь я то и дело узнаю что-то… То одно, то другое. Вон там стоял дом Суворова, а здесь был вишневый сад, дальше – рощица, высаженная Суворовым. От дома священника шел воздуховод и отапливал храм в холодное время. Мы здесь столько интересных вещей находим, столько своей неграмотности и невежества ликвидируем, что это помогает нам смирять самомнение и гордыню, ну и, конечно, мы открываем талантливых, отзывчивых людей, которые нам помогают в воплощении наших замыслов.

 

Поделиться статьёй