«От потрясённого Кремля до стен недвижного Китая…»

«От потрясённого Кремля до стен недвижного Китая…»

Выступление доктора исторических наук Наталии Алексеевны Нарочницкой на Пушкинском вечере

pushkin

«Дорогие друзья! Вы сегодня пришли на Пушкинский вечер, и я пришла на Пушкинский вечер. По-настоящему осознав, что такое Пушкин, понимаешь, что это – мы…

И я помню, что впервые осознала, что означает пушкинское понимание и пропускание через себя наших бед, наших взлётов и падений, в момент подписания пресловутых беловежских соглашений, когда захотелось перечитать стихотворение «Клеветникам России», и я прочла, и зарыдала…

…Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясённого Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?..

И она не встала – и от этого я заплакала тогда. Но у мудрого Пушкина в другом месте (поэма «Полтава») сказано:

Но в искушеньях долгой кары,

Перетерпев судеб удары,

Окрепла Русь. Так тяжкий млат,

Дробя стекло, куёт булат.

Пушкин обладал фантастическим философским и историческим чутьём. Он предсказал появление русского – и даже сегодняшнего постсоветского либерала.

Ты просвещением свой разум осветил,

Ты правды чистый свет увидел,

И нежно чуждые народы возлюбил,

И мудро свой возненавидел.

Разве мы не свидетели именно такого либерализма?

Он предсказал и почувствовал, что великие свободы и вообще, свобода как категория, мучившая и волновавшая человека с древнейших времён по сегодняшний день, выродится, пожалуй, в рабство плоти и гордыни, и тогда уже был осторожен в оценках (Из Пиндемонти):

Не дорого ценю я громкие права,

От коих не одна кружится голова.

Я не ропщу о том, что отказали боги

Мне в сладкой участи оспоривать налоги

Или мешать царям друг с другом воевать;

И мало горя мне, свободно ли печать

Морочит олухов, иль чуткая цензура

В журнальных замыслах стесняет балагура…

Не хочу задерживать ваше внимание, но из пушкинских сентенций, мыслей, да ещё облечённых в такую фантастически скульптурную, литературную и поэтическую форму, вполне можно подготовить панорамную лекцию о современном геополитическом положении России. Это он в стихотворении «Бородинская годовщина» предсказал, что во время наступления Запада на Россию прежде всего встанет вопрос об Украине, о Киевской Руси. Это он написал тогда:

Куда отдвинем строй твердынь?

За Буг, до Ворсклы, до Лимана?

Кому достанется Волынь?

За кем наследие Богдана? <…>

Наш Киев дряхлый, златоглавый,

Сей пращур русских городов,

Сроднит ли с буйною Варшавой

Святыню всех своих гробов?..

И всё же сегодня мы оказались в нелегком положении, и повторяется опять та же ненависть, ревность Европы по отношению к нам «за то ль, что в бездну повалили / мы тяготеющий над царствами кумир/ и нашей кровью искупили/ Европы вольность, честь и мир?». Это повторилось с гитлеровским нашествием.

И опять они ненавидят, ревнуют и не могут пережить, что именно мы, варвары, «ватники», по их мнению, презрев любое понятие о неприемлемом ущербе (как сербы говорят: «Боле гроб, него роб» – «Лучше лежать в гробу, нежели быть рабом»), – мы повалили и этот кумир.

И сегодня всё это подвергается сомнению, но, тем не менее, я верю, что в этих трудностях, в искушениях долгой кары мы станем ещё крепче.

И главное, здесь надо понимать, что перед нами – вечное Отечество, а не греховные во все времена государства. Поэтому я и хочу обратиться к вам пушкинскими словами: «Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы!».

Share this post